Всадники-призраки

Васька и Афонька радовались, на редкость удачный сезон получился! Пушного зверя добыли много, и не только лисиц и песцов, что в общем-то было делом привычным, но и соболя с горностаем. Можно вздохнуть свободно, и до следующего сезона не бояться, что семья голодать будет. Мальчишкам было всего 15 и 16 лет, а они уже охотились не то, что наравне, но и намного удачливее некоторых взрослых. Шкурки они обрабатывали сразу на месте, причем у Афони это получалось намного лучше, чем у старшего брата. Тот посмеивался:

— Зря ты, Афонька, в охотники пошел, в скорняки бы тебе! Модницы из самого Якутска к тебе нарочных бы за шкурками отправляли, только ты можешь из ничего такую красоту сделать!

На что Афоня обижался, сердился и обещал поколотить брата за насмешки. Но долго обижаться он не мог, брата нежно любил и уже через час после размолвки братья весело шагали по тайге.

Охотничий сезон подходил к концу, добыча была огромной, и надо было решать, как все это добро в село доставить. Решили, что Васька пойдет домой, приведет лошадей и сани, а Афоня останется при добыче, будет обрабатывать оставшиеся шкурки, чтобы времени зря не терять.

 

 

Вася вышел утром, еще затемно. Погода стояла переменчивая, вроде морозы, но уже чувствовалось приближение весны, одним из ярких признаков которой был время от времени поднимающийся сильный ветер. Иногда целая пурга вьюжила, за какие-то минуты заметая все кругом. Вот и сейчас Вася почувствовал, что задувает серьезно, и даже мелькнула мысль, может вернуться и переждать непогоду в теплом зимовье? Но потом он все же решил бежать вперед, ведь несмотря на то, что он был уже серьезный охотник и кормилец семьи, было ему всего 16 лет!

На коротких лыжах-снегоступах бежалось довольно легко, и Вася про себя порадовался, что не стал возвращаться. Еще часов 5 или 6, и он будет дома. Парень представил себе, как обрадуется мама, которая из сил выбивалась с младшими детьми, как отец гордо скажет:

— Молодцы, парни, все в меня!

В декабре отец попал в страшную беду, отморозил обе ноги, и шаманка, лечившая всех больных в округе, настаивала, что ноги нужно отрезать:

— Дурная кровь пойдет выше, тогда всё. А если отрезать ноги, то будет жить. Пусть не полным человеком, но жить.

Знаменитый на весь край охотник и проводник, отец отказался от этого, сказал, что уйдет к своим предкам с ногами, а не получеловеком. Сыновья говорили, что надо сделать операцию, хоть с шаманкой, хоть с русским фельдшером, ведь нельзя сдаваться, он им нужен любым. Перед тем, как ребятам уйти на охотничий сезон в тайгу, шаманка еще раз зашла к ним в дом. Она осмотрела больного и задумчиво произнесла:

— Может, и обойдется! Попробую полечить.

И сейчас Вася думал о том, что хорошие новости дадут отцу сил, он вылечится, а на следующий сезон они пойдут уже вместе. Так, размышляя обо всём этом, мальчик не сразу заметил, что ветер становится всё сильнее. Опомнился только тогда, когда снежные клубы уже невозможно было не заметить.

— Эх, как же я так? Надо срочно укрыться, жаль, что я уже в тундре, ни деревьев, ничего!

Вася умел укрываться от ветра, выкапывая укрытие прямо в снегу. Но сегодня он спохватился слишком поздно, разгулявшаяся весенняя пурга была особенно зла. Небо вдруг стало темнеть, и Вася с тоской подумал, что всё, это конец. И тут он увидел нечто странное, ранее им невиданное: прямо на него двигался снежный столб. Нет, мальчик слышал о смерчах, которые бывают в более теплых местах, ближе к Якутску. Но чтобы у них, в тундре? Такого он не слыхал! Но не верить своим глазам он не мог, на него надвигался самый настоящий смерч! Вася решил встретить смерть как настоящий мужчина, глядя ей прямо в лицо. Но в самый последний момент всё же не выдержал и крепко зажмурился. И вдруг… Сначала не поверил своим ушам, но он явственно услышал, как где-то далеко ржали лошади. Мальчик открыл глаза и в каком-то восторге уставился на темное небо. Прямо над ним неслись всадники, в старинных доспехах и с копьями. Они были так близко, что Вася мог разглядеть их лица. И тут вдруг ему показалось, что у одного из этих молчаливых всадников лицо его отца…

— Папа!!!

Вася забыл, что он взрослый парень, которому строят глазки местные девушки, что его зовут на сельские сходки вместо отца. Он превратился в маленького мальчика, первенца, любимого сына, который ждет одобрения отца как самую сильную похвалу.

Очнулся он где-то через полчаса, чувствуя, что начинает замерзать лицо. Он потрогал щеки и с удивлением понял, что они покрыты ледяной корочкой:

— Я что, плакал? Хорошо, что никто не видел.

И только тогда понял, что ветра нет, снежный столб чудом обошел его стороной. Вася заторопился в сторону дома. Воспоминания о странных всадниках он постарался загнать куда-то вглубь, решив, что подумает об этом позже, в более удобных условиях. Но в душе он уже всё понял…

Дома его встретила заплаканная мать, но Вася уже был готов к тяжелой новости: отца больше нет…

О том, что он видел, парень поделился только с братом Афоней. Тот недоверчиво покачал головой, но всё же сказал:

— Я бы тоже хотел хоть на минуточку увидеть нашего папу, летящим по небу. Не очень-то верю во всё это, но очень хочется думать, что ты прав, и папа на самом деле теперь там, и у него всё хорошо.

***

Сыновья Афанасия Проня и Ромка сидели на берегу реки. Прокопий был уже женат, росла маленькая дочка. Молодая жена попросила его свежей рыбы:

— Ну вот невмоготу, так хочется!

Прокопий улыбнулся. Когда жена Вика ходила беременной, ей тоже всё время хотелось свежей рыбы. Ну что ж, второй ребенок – это очень хорошо. После беды, которая случилась с любимым братом Савелием, в результате которой того забрали в психиатрическую лечебницу в район, только рождение дочки было светлым пятном в жизни всей их семьи.

Братья практически не разговаривали, чтобы «не распугать рыбу», только иногда перебрасывались парой слов. Был конец лета, но погода стояла на удивление теплой. Наконец Прокопий встал, потянулся:

— Ну что, давай сворачиваться, меня Вика с малышкой ждут. Да и гром где-то гремит, скоро гроза начнется, вон, уже и небо темнеть начало.

Младший брат кивнул, начал вставать и вдруг замер:

— Смотри!

Прямо на парней несся черный столб.

Ромка продолжал завороженно стоять, но Прокопий схватил брата за руку:

— Бежим!

Но убежать они не успели, так заворожило их открывшееся зрелище: прямо над их головами по небу молча неслись всадники в старинных одеяниях. Парни стояли, задрав головы, и с удивлением вглядывались в призрачные лица. И тут Ромка закричал:

— Дядя Вася! Это ты? Как ты там оказался?!

Прокопий тоже мог бы поклясться, что у одного из всадников лицо дяди Васи, любимого старшего брата их отца. Но он не стал пугать братишку, обнял его за плечи:

— Просто похож. Может, это дедушка, которого мы никогда не видели? И кстати, смерч нас стороной обошел, вот так чудо!

Дома они рассказали об увиденном отцу. Тогда Прокопий впервые в жизни увидел, как плачет их отец. Афанасий тогда отвернулся, но тем не менее, все домашние увидели эти слезы, и виновато опустили головы.

Василий, который в то время был в тундре, домой не вернулся. Тело его так никогда и не нашли.

***

Я всегда считала эту историю вымыслом дяди Прокопия. Конечно, мне было интересно, но все же такого не бывает, думала я. И уже став взрослой, сорокалетней тёткой, услышала вот это:

Из новостей: «Необычный, мистический случай произошел 27 июня 2012 года в селе Соттинцы Усть-Алданского улуса. Во время грозы по местности прошлись мини-смерчи и местные жители увидели внутри них силуэты 20 скачущих всадников с древним оружием. То же самое случилось и на следующий день, однако на этот раз всадников было всего трое».

Да, Соттинцы довольно далеко от тех мест, где жили мои родные, больше тысячи километров. И да, я ничего не хочу сказать, просто констатирую факт: такое бывает.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.75MB | MySQL:75 | 0,390sec