Венец безбрачия

В дверь настойчиво звонили, бабушка Марфа неторопливо шла открывать, а с другой стороны уже настойчиво стучали. Ну надо же, как приспичило, улыбнулась женщина и повернула защёлку.

— Здравствуйте. Мы боялись, вы нас не слышите! — на лестничной площадке две женщины. Одной на вид около 40, высокая, сильно сутулится, взгляд робкий. Вторая заметно старше, полновата, губы в тонкую нить.

— Здравствуйте. Вы вдвоём? — вскинула брови хозяйка.

— Да, — ответила та, что постарше, — Звонила вам Карина, а я решила за компанию прийти. Можно так?

— Ну не выгонять же мне вас, проходите. Правда, тапочки у меня только одни, сам решайте, кто наденет, полы студёные.

Женщины повесили одежду на вешалку, прошли в комнату, куда указала Марфа. Тапочек ни одна не надела, правда Карина потопталась немного, глядя на ступни в капроновых колготках, но посмотрев на спину матери, заходящей в комнату, поспешила следом.

Марфа села за стол, взглядом указав Карине, сесть напротив.

— Рассказывай, с чем ко мне пришла. Что тревожит?

— Мне скоро 38, а я до сих пор не замужем. Мама думает, что на мне венец безбрачия.

— А сама как думаешь?

— Не знаю, — пожала плечами женщина.

— Ну давай посмотрим, что карты скажут. Сними.

Карина послушно сняла карты и замерла, наблюдая за ловкими руками бабушки Марфы.

— Я вижу радость впереди и слёзы. Но слёзы эти будто очищают, а не скорбят. Только пока до радости дойдёшь, семь пар сапог истопчешь.

— Что это значит?

— Значит, что нелёгок этот путь. Но обходных путей нет.

— А может, не идти тогда?

— Можно и не идти. Но тогда в паутине застрянешь.

— В какой паутине? — влезла в разговор мать Карины.

— В той что она сейчас находится.

— Ничего не понимаю, — женщина встала и подошла к столу.

— А что вы понять хотите?

— Как с Кариночки венец безбрачия снять, чтобы и внуков успеть понянчить. Должна же она нам внуков подарить!

— Мам, ты садись, — вскочила Карина, и мать, не раздумывая, плюхнулась на стул напротив бабки Марфы. Та только в удивлении смотрела на парочку.

— А почему она вам внуков должна? Разве детей из долга рожают.

— Ну, это говорится так. Это же круговорот, мы её родили, обеспечили. Теперь она должна детей родить, а те, в свою очередь, тоже. Чтобы цепочка не прерывалась, понимаете?

— Как же не понять. Вас как зовут?

— Марина.

— Марина, у вас с давлением как дела обстоят?

— Да нормально всё, — слегка опешив, пробормотала женщина.

— Давайте я вас тогда кофе угощу, вы на кухне попьёте, а мы с Кариной побеседуем. После я по гуще скажу, то что увижу.

— Вы и на гуще умеете? Но я как-то не рассчитывала, и денег с собой не взяла, Карине же…

— Денег я с вас не возьму, — решительно перебила её Марфа и встала из-за стола, показывая, что отказываться бесполезно. Марина нехотя встала за ней.

Через несколько минут Карина услышала гул кофемашины, разговоры, гомон телевизора. Заёрзала на стуле: как-то всё необычно. Что это за гадалка, которая кофе предлагает? А Марфа уже зашла в комнату, плотно прикрыла дверь и села на прежнее место.

— Карина, ты мне скажи замуж-то почему не хочешь?

— Как не хочу?! Хочу, да ничего не получается.

— Почему не получается?

Марфа испытующе смотрела на собеседницу, а та ещё больше заёрзала на стуле: надо, наверное, что-то сказать, нехорошо молчать.

— У меня времени не хватает, — словно оправдываясь начала она, — Родителям много помогать приходится, то одно, то другое.

Марфа молчит, Карине неудобно и приходится говорить:

— Мама говорит, они мне всё дали, теперь мой черёд заботиться о них.

— Сколько им лет?

— По 60.

— Часто болеют?

— Да нет, что вы! Слава Богу, здоровые. — Марфа снова молчит, и Карине приходится говорить, — Просто они мне столько всего дали, в институте платном отучили, потому что на бюджет не попасть было. Когда я машину покупала на первоначальный взнос дали. В детстве на море каждый год возили, потому что я постоянно болела. А ведь в 90-е это было сложно. Я никогда ни в чём не нуждалась, они вертелись как могли, и вот…

— Что?

— Теперь мне надо поддерживать их.

— Школу с медалью и институт с красным дипломом окончила?

— Нет, школу с четвёрками, потому и на бюджет не взяли, а институт да, постаралась с красным окончить. Стыдно было их подводить, они во многом себе отказали ради моего диплома, поэтому я должна была…

— Карина, ничего ты им не должна, — прервала её Марфа — Ты себя послушай, ты только и говоришь о том, что должна. Но ради чего ты живёшь?

— Ну как…

— Действительно «как»? Тебе почти 40, а ты всё за мамкину юбку держишься. Пора взрослеть и жить своей жизнью.

— Как это?

— Как живут дикие животные? Мама рядом с детёнышем, пока ему угрожает опасность и пропитание сам добыть не может. Но стоит детёнышу окрепнуть, так она его от себя отталкивает. Ему приходится взрослеть, что в итоге и происходит и вот он уже сам добывает еду, воспроизводит потомство. Тот самый круговорот, о котором говорила твоя мама.

 

 

— Мы же не дикие животные! Не только инстинктами руководствуемся.

— Конечно, и времени на это у нас уходит гораздо больше. Но только отделившись от родителей, человек взрослеет. Ты ведь до сих пор с родителями живёшь?

— Да, но при чём здесь это? У меня есть студия, но мы её сдаём и ипотеку закрываем. Так всем лучше, ну и я рядом с ними, помогаю.

— А отдельно жить не пробовала?

Карина прикусила губ и, помедлив, ответила:

— Пробовала. Давно, — почему-то прошептала. — Я технолог пищевой промышленности, подруга после института звала к её отцу работать, в другой город. У дяди Лёвы сеть общепита была, и сейчас, наверное, есть. Он её управляющей хотел поставить, а меня технологом.

— Понравилось тебе там?

— Да! Они очень хорошие люди. Дядя Лёва многое объяснял, теория — это ведь одно, практика — другое. Квартиру помогли найти недорогую.

— А потом?

— Родители в гости приехали. Папа погостил и уехал: на работу надо. А мама почти месяц у меня жила — у неё отпуск был. И убедила, что нужно вернуться.

— Почему надо вернуться?

— Потому что на съёмное жильё половины зарплаты уходила, и там я была одна, без родных. В общем, убедили, что всё это я могу и здесь получить. А у меня… — Карина покраснела, — У меня там парень появился, мы встречались, а когда мама приехала, часто не могли видеться, она же город совсем не знает, я должна была её сопровождать.

— Карина, а ведь ей тогда ещё и 50-ти не было, да?

— Ну да…

— Ещё вполне молодая. Так ведь?

— Да…

— И ты всё время после работы посвящала ей. Так же как и сейчас — не спросила, а констатировала факт Марфа.

— Ну я же должна… — тут же осеклась Карина и тихо добавила — Я не умею по-другому. Сколько помню мне говорили, что я должна за это, за то, за всё в общем… А если за мной мужчина ухаживать начинает, так в двойном размере должна становлюсь и совсем времени не остаётся. Поэтому я замуж и не хочу, потому что не смогу спокойно жить, если их одних оставлю.

— Ты пойми не для того рожают детей, чтобы делать из них своих должников. Опять к дикой природе вернусь. Зачем звери рожают потомство? Инстинкт такой, чтобы популяция не исчезла, чтобы баланс на земле сохранился. И человек также воспроизводит потомство, чтобы не вымер род людской. Только в отличие от животных мы ещё развиваемся, эволюционируем, оставляем след после себя. Человек создан для счастья, как птица для полёта. Это не я, это Короленко сказал. Да, важно заботиться о стареющих родителях, но не из долга, а из любви. И о себе забывать нельзя. Случись что завтра с ними, ты же одна во всём мире останешься. Что делать станешь, коли ты саму себя в них растворила?

— Ой, я не хочу об этом думать.

— А надо бы о себе подумать, Карина. Никто не вечен, придёт их время, и твоё придёт. Но неужели ты хочешь заполнить свою жизнь одиночеством?

— Нет. Что теперь делать-то?

— Решить либо продолжаешь жить у мамкиной юбки, либо взрослеешь.

— А если я хочу повзрослеть. Тогда как?

— Мне кажется здесь без хорошего психолога не обойтись. Надо потрудиться, чтобы вытащить то, что тебе всю жизнь вдалбливали. И быть готовой к тому, что родители не захотят тебя отпускать, будут против изменений. Ты перестанешь быть удобной, а это трудно принять, начнут взывать к совести и любви. Только любовь есть свобода, а не кандалы.

— Именно про этот путь вы говорили? И слёзы очищения, а не скорби.

— Да, именно про него. Если пойдёшь по этому пути, то ждёт тебя счастье.

— А если не пойду?

— Не знаю, Карина, дорог много, какой ты пойдёшь тебе решать. Только помни, в любом случае это твой выбор, твоя ответственность. Это и есть взрослость.

— А маме вы сейчас что скажете? Она ведь уверена, что на мне венец безбрачия.

— Не беспокойся, найду что ей сказать. Кажется, она уже заждалась. Идём на кухню?

 

 

 

Это дерево было всем должно…
Они направились в кухню, где нетерпеливо ёрзала на стуле Марина. Звук телевизора убавлен, но по досадливому лицу женщины понятно — она ничего не слышала. Мать сверлила Карину глазами, словно пытаясь прочитать на лице дочери о чём они секретничали в комнате. Карина же смотрела задумчиво, рассеяно, находясь мыслями не здесь. Марина перевела взгляд на Марфу, ожидая объяснения что-то от неё.

— Марина, мы проработали с венцом безбрачия Карины. Но нужна ваша помощь.

— Я так и знала, что он есть! Что нужно делать?

— Карине необходимо побыть одной, но не в своей комнате, а совсем одной. Понимаете?

— Э-э-э, кажется, да.

— Как бы это организовать, а?

— Ну так у неё своя квартира же есть, там сейчас студентка живёт. Можно выселить!

— Отлично, я знала, что вы найдёте решение. Но только сегодня не выселяйте уж, дайте время найти жильё — улыбнулась бабушка.

— А как она совсем одна-то будет жить? И сколько?

— Столько сколько потребуется. Венец безбрачия не любит спешки, но человек должен всё сам сделать, поэтому мы вас и попросили подождать здесь.

— Кариночка, ты как? Справишься?

— Конечно, мама.

— А теперь давайте чашку, я вам по гуще скажу, — Марфа забрала чашку и вылила содержимое на блюдце, внимательно посмотрела, — Видите, это ваша линия? А это линия мужа. Они у вас слишком далеко друг от друга сейчас.

— Что это значит?

— С годами люди теряют друг друга, даже живя под одной крышей. Потому что отношения — это тоже работа. А видите голубя, вон наверху? Он говорит, что впереди у вас всё хорошо, и дом полная чаша, и две точки — это внуки.

— О, радость-то какая! Дождёмся.

— Дождётесь, только не держите возле себя дочь, отпустите и займитесь своими отношениями. Вы ведь всю жизнь Карине посвятили, правда?

— Да! — гордо ответила женщина.

— Сейчас настало время посвящать жизнь себе и мужу.

— А Карину куда?

— Как куда? В свою квартиру. У неё своя жизнь, у вас своя. А вместе вы большая семья.

— Ну-у-у, не зна-а-ю…

— Зато я знаю! Предупреждаю, не всегда просто будет, и обиды будут и недопонимания. Но вы помните, что всё это во благо. И во имя внуков. Хорошо?

— Хорошо, я всё поняла.

— Вот и ладненько.

На пороге Карина шептала матери:

— Отвезу тебя домой и съезжу на квартиру, предупрежу Олесю, что до конца месяца живёт.

— Может, попозже? Пусть ещё месяцок поживёт…

— Нет, у меня времени ждать ещё месяц! — отрубила Карина и Марфа улыбнулась, услышав новые нотки в её голосе.

******

В дверь настойчиво звонили, Марфа шла открывать, незваному гостю. Надо же, кому-то невтерпёж, даже стучать начали, улыбнулась она, поворачивая защёлку.

— Здравствуйте, бабушка Марфа! Вы меня узнаёте? — на неё смотрела высокая женщина с букетом роз и тортиком в руках.

— Извини, не признаю.

— Карина. Мы с мамой приходили к вам два года назад венец безбрачия снимать. Помните?

— Припоминаю, да. Изменилась ты, вот и не узнала сразу. Ты проходи, чего в дверях стоять?

— Я на минутку, бабушка Марфа, спасибо вам сказать. У меня за это время столько всего поменялось, но главное мне вчера предложение сделали. Через месяц свадьба — мы с Маратом ровесники, нам шикарная свадьба ни к чему. Распишемся и со своими посидим. Как раз сейчас в загс едем, заявление подавать.

— Рада за тебя, Карина. Ты молодец, что справилась.

— Вначале сложно было, даже думала обратно к родителям вернуться, но переборола себя. А потом полегчало, и когда я уже твёрдо решила жить по-новому, так и маму стало отпускать. И психолог очень помог, разложил в голове по полочкам. Я всё время ваши слова вспоминала про очищающие слёзы на пути и паутину. Так и выбралась. Спасибо вам!

— Себя благодари, милая, путь-то ты сама прошла.

— Но нужные слова от вас услышала, не пришли бы мы тогда с мамой, так и сидела бы возле них, долги раздавала.

— Ты просто приняла правильное решение и сама же за него отвечаешь. Всё по-взрослому. Счастья тебе в новой жизни!

Свалить неудачи на порчу, сглаз, венец безбрачия легче всего. Но иногда надо заглянуть внутрь себя, и найти проблему в себе, а не энергетическом воздействии, хотя я не исключаю его вероятность.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.72MB | MySQL:75 | 0,429sec