Варвара краса — обрезанная коса

«Раньше за такую косу она готова была полжизни отдать, но сейчас мечтала о стрижке!»

При всем моем житейском здравомыслии, я верю порой в то, что многие называют глупостью. В некоторые приметы, в общее энергетическое поле и бумеранг от судьбы жизнь уже заставила поверить. Ну а как не верить, если приметы работают практически без сбоев? У каждого есть же своя? У меня – не будет дороги, если вернуться с пути забыв что-то. Стараюсь не возвращаться, ну разве только утюг не выключенным оставила. Еще верю, что еще в поговорки вложены наблюдения вековые, и к ним нужно обязательно прислушиваться.

«Тайное всегда становится явным» — это не я придумала. Но прислушиваюсь. А вот героиня моей следующей истории не верила ни во что, что хоть на шаг уводило в сторону от привычного материального мира. У Вари, если точнее – Варвары (она не признает иного обращения) шкафов для «своих скелетов» не хватало. И она была уверена, что все эти шкафы надежно заперты.

Внешне не жизнь, а поле непаханое для красивых картинок в инстаграм. Под ее профилем всегда были восторженные комментарии и море комплиментов Варвара краса – длинная коса, успех во всех плоскостях жизненных, благополучие, умница и красавица дочь – почти полный комплект.

Ну и что, что без мужа с дочерью живут? Кого этим сейчас удивить. Наверняка поклонников очередь стоит, а может просто счастье спугнуть боится, вот и не светит своего мужчину в сети.

На самом деле никакого мужчины рядом даже не наблюдалось – не до них. Работа в интернете отнимала все силы и время. Не так просто стать успешным блогером, но еще сложнее удержаться «на волне», быть привлекательной для рекламодателей и наращивать аудиторию при этом.

А коса эта просто головная боль последние полгода для Варвары. Ее мастер по наращиванию ухитрилась выйти замуж за белоруса и укатить в Минск. И сколько бы Варвара не меняла мастеров, так и никто не смог сравнится по ловкости рук с Леной. Все было не то! Мучение, а не процедура, где можно расслабиться и чуть отдохнуть от своих проблем под журчание приятного голоска Леночки.

Мечтала о стрижке, но коса, это имидж сложившийся. Как предстать перед подписчиками со своими волосенками – четыре пучка в три ряда? Ее коса, это три выгодных заказчика по рекламе своего продукта уходового. Ее коса, в своем роде кормилица, хотя сама «жрет» немерено сил и денег. Хотя раньше за такую косу она готова была полжизни отдать.

Дочь, вступив в подростковый период, совсем отбилась от рук. Ее аппетиты и требования к матери растут. То ей просто необходимо все внимание матери, невзирая на ее эфиры, съемки, семинары, то становится ежиком колючим – не подойди, слова не скажи.

Стала все чаще упрекать в том, что выросла без отца. Уверенна, что будь рядом папа, мать бы не отказала в последней айфоне или поездке на горный Алтай, раз все остальное закрыто.

Алинка давно не верила в сказку про геройского летчика папу, мечтала найти его, но не знала как. Была уверена, что мама своим упертым характером выжила мужа из семьи, чтобы жить только по своим правилам.

А папа Алинки, это был один из скелетов в шкафу у Варвары.

В шестнадцать ее угораздило влюбиться в мужа сестры. Он не был летчик, он был моряк на рыболовном траулере и жили они с Варвариной сестрой в далеком Владивостоке. Влюбилась по фотографии, что сестра прислала со своей свадьбы, а потом вырезала из общего снимка лицо жениха, вернее уже мужа сестры, и два года держала этот клочок свадебного фото в собственном паспорте. Пока сестра семьей уже не заехали к ним по пути в ведомственный санаторий.

В жизни он был еще красивее, мужественней и притягательней чем на фото. Знал свою притягательность зять. Знал и спокойно воспользовался влюбленностью тогда еще Вари в первый же вечер по приезду, когда она вызвалась показать ему окрестные места.
Пока сестра отдыхает с дороги, а мать хлопочет о вечернем застолье по поводу нежданной радости – старшая дочь не была дома три года, как уехала после учебы в такой далекий и неведомый Владивосток, так там и осталась, она и увела гостя. Сразу повела в березовые колки за окраиной поселка и сама первая его там поцеловала.

-Варвара краса, где твоя длинная коса, вот была бы коса – женился бы на тебе — шутил он, пока она ласкала его, одновременно стараясь впитать каждую черточку красивого лица в память, запомнить телом бугристую мощь его плеч.

Единственная близость и была между ними в том березовом колку. Сестра больше не отпускала мужа от себя, а через пару дней они уехали. Варя тоже с сентября жила уже в студенческом общежитии в городе и звали ее уже только Варвара. Мечтала отрастить косу к следующему приезду любимого, да какая там коса, когда к середине сентября накрыл токсикоз и понимание того, что она в ловушке!

 ***

 

Понимание того, что через семь месяцев с небольшим она станет мамой, наполнило тогда жизнь Варвары каким-то особым смыслом. И секундной мысли не пролетело о том, что можно пока и повременить с материнством.

Домой не появлялась, не хотела, чтобы ее стали отговаривать от принятого решения. Но что делать дальше, она совершенно не понимала. Про общежитие можно забыть, скоро попросят на выход. Возвращаться домой к маме? Но учеба, бюджетное место…. Второго шанса ей не представится вырваться из поселка, стать журналисткой.

После зимней сессии решилась Варвара все же ехать домой. Мать ждала, да и смысла скрывать беременность больше не было – не рассосется, прерывать поздно. Была надежда, что выход может мать подсказать. А какой выход? Мать в семье основной добытчик, до пенсии, как до Шанхая в известной позе, на руках два младших брата, на плечах хозяйство, земельный участок. В няньки не годится.

Повздыхала, поплакала, попытала про отца, а не добившись правды, пообещала пока помочь деньгами на съем жилья. Мальчишки подросли, можно весенний приплод от коровы и свиней на прокорм летний оставить, овощей для продажи больше засадить. А дальше видно будет, пока же закончить второй курс задача была поставлена.

После родов домой тоже не поехала, Алинка слабенькая родилась, первый год под наблюдением невролога. Да еще сестра с новорожденной дочкой из Владивостока приехала к матери. Решила, что пока муж на путине, ей проще на деревенском молочке посидеть в родных краях, чем в сыром климате. А встречаться с сестрой у Варвары желания не было. Совсем.

Подумала, огляделась и применила свое стремление к журналистике и начальные знания в нужное русло. Представляясь дипломированной журналисткой (+ еще скелетик в шкаф), стала предлагать услуги по написанию текстов. Сначала на биржах, типа Адвего, потом появились постоянные заказчики, и вот заработало сарафанное радио.

Писала Варвара ярко и емко, в том числе и для удачливых блогеров. Но этих денег хватало лишь на самое необходимое и ценой невероятных усилий. Зато смогла гордо отказаться от помощи из дома. Словно в отместку. что мать сестре помогает и совсем не настаивает на приезде Варвары.
Мать обиделась, а когда сестра по телефону попыталась учить ее жизни, то с удовольствием вывела разговор на конфликт и с ней. Разругались в пух и прах. И уже в своем блоге повела Варвара речь о себе, как о круглой сироте. Появился еще один скелет в шкафу.

Диплом она, правда, получила. Но потом, и за деньги. Между рождением Алинки и получением диплома прошло лет десять.

Когда стала сдавать здоровьем мать, Варвара уже прочно стояла на ногах, была звездой – Варварой красой. Братья отслужили и женились, у сестры родились сыновья погодки. Вся семья была обижена за публичное «сиротство» Варвары и в ее жизнь не лезло, братья и на свадьбу ее не позвали.

В тот период решилась впервые Алина съездить в отчий дом. Кровь-то не водица. Снился родной дом, мама. Но тут и сработал кармический закон подлости. Когда они с Алиной шикарно подкатили на красивой машине, заполненной подарками к крыльцу, мать уже не могла вставать с кровати, а выбежала к гостям племянница. Сестра приехала с семьей ухаживать за матерью пока отпуск, но в тот момент все остальные были у брата на новоселье.

Алина ойкнула – на крыльце стоял ее двойник. Нет, не похожая на нее девочка, а зеркальное отражение. С мамой Варвара тогда успела посидеть, и прощении попросить. Мать простила. Но попросила уехать до возвращения сестры. Слишком все было очевидно, а у той уже трое детей и не стоит рушить сложившееся. Да и зять поймет все с порога, а во что это выльется?

-Дайте мне уйти спокойно, прошу — уезжайте.

Алинка вообще ни чего не понимала, куда приехали, почему обратно развернулись, что за девочка. Мать обещала по приезду сюрприз, но больная изможденная старушка (женщина?) на сюрприз мало была похожа. Эта девочка сюрприз? Кто она, ведь ее быстро отправили в магазин, не дав познакомиться.

Варвара сумела и дочери «напустить тумана», сказала, что уезжают, что приехали не вовремя, а девочка дочь сестры, с которой у них вражда с детства. Отсюда и схожесть. Про то, что женщина на кровати ее мать, промолчала. Слишком уж много пришлось бы объяснять, да и как?

Мама продержалась еще три года под присмотром семьи младшего сына, а потом ночной звонок от брата позвал Варвару в дорогу.

На похороны мамы Алинку с собой не брала. Да и сестра прилетела одна. А Варвара наряду с чувством утраты, горя, все же надеялась на встречу с зятем. После первой поездки домой всколыхнулось в душе прошлое. Помнила тот вечер, помнила красивые черты лица, бугристую мощь его плеч. В соцсетях семьи сестры она не нашла в свое время, а потом уже и не искала. Родня настороженно и отчужденно держалась с Варварой и на погосте, и на поминках.

Как так получилось, что они оказались с сестренкой на крыльце родного дома в обнимку и в слезах? Горе сблизило или выпитое. Но разговор был долгим – на всю ночь. Со слезами вышли все тайны, растворились обиды.

— Я ведь знала, Варька, что мой кобелина по лескам с тобой не просто так тогда прогулялся. По глазам его все поняла сразу. А уж когда соседка про дочь твою обмолвилась – что спутать с моей можно…, мне понятно стало и твое желание подальше от нас держаться.

А хочешь, я тебе его отдам? Вот просто, возьму и отдам? Все равно уже жить с ним не могу – опостылел. Хотя вряд ли такого взять захочешь. Давно уже укатали Сивку его крутые горки, — со смешком достала телефон и открыла фото.

На Варвару с экрана смотрел обрюзглый мужик. Видно сразу, что далеко не «кобелина» уже, сложно представить, что его плечи были бугристые, а объятия жаркие. Мешки под глазами, опущенные уголки губ, свисающие щеки. Взгляд из под заплывших век пустой.

-Пьет?

— Уже и уволили за это, уже и выгоняла, а он все хорохорится. Я тут с братьями поговорила, хочу в материн дом вернуться, детей заберу, уволюсь и вернусь. Но это если ты не против. Мы же все наследники дома. А мне сейчас твою долю не выплатить. Прокатала я свои сбережения. А квартиру там не продать, пусть уж ему останется.

— Да о чем ты? Какая доля! Живи, а с деньгами я помогу.

Первым делом по приезду домой Варя, (теперь Варя!) сделала самую смелую короткую стрижку и вычистила все свои «шкафы от скелетов». Рассказала в блоге, что простилась с мамой, рассказала, что вновь обрела свою семью и похоронила придуманную любовь. И дочке всю правду выложила — без прикрас. На удивление дочь приняла все, без слова упрека. Лишь сидела и гладила ее по непривычно коротким волосам.

Ну и что, что придется оставить мысль о папе. Зато теперь у нее огромная родня, есть братья и сестры, а одна так вообще зеркальное отражение! Впереди совсем иная жизнь.

А подписчики? Пошумели и забыли, чуть сменилась аудитория, это да. И рекламодатели пришли новые. Но комплименты под ее фото по-прежнему восторженные. А как иначе? Она пишет емко, остро, ярко и теперь правду. Это редкость под раскрученными аккаунтами услышать правду.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.76MB | MySQL:75 | 0,380sec