В поисках женского счастья

Сколько жители забытого Богом частного сектора помнили Галку Морозову, она все время пребывала в поисках женского счастья. До рождения Кости Галя работала в платном туалете.

Платили копейки, поэтому одинокая мать, отсидев положенный декретный отпуск, на работу не вернулась. А вскоре Галочка встретила новую любовь, снова забеременела и родила дочь Диану.

Так и получилось, что оптимальным способом выживания стало деторождение. А еще через три года она вновь провернула такую же схему, и на свет появится Ванюшка.

 

 

-Да ты прямо бизнесменша! — язвили соседи. — Только к чему такому дару пропадать? Шла бы в суррогатные матери, там заработок посолиднее.

Галя вздыхала. Соседям лишь бы посудачить. Им никогда ее не понять. Ведь в глубине души она надеялась на настоящее счастье.

После рождения Вани с мужчинами отчего-то не клеилось. Галя подрабатывала, где придется. А когда младший сын окончил школу, она познакомилась с новым кандидатом в отцы ребенка.

Когда она произвела на свет младшую дочь Лидочку, ей было уже за сорок. Отец малышки исчез за пару месяцев до ее рождения.

На момент рождения младшенькой старший сын Галины, Костя работал водителем большегруза, и теперь мог помогать матери деньгами. Что он и делал. Диана окончила техникум, переехала жить к своему молодому человеку и занималась вопросом трудоустройства. Ну, а Ванька учился в училище. Парень осваивал специальность токаря.

В общем, старшие дети делали все для того, чтобы занять свое место под солнцем.

Родив от разных мужчин четверых детей, Галина и не думала отчаиваться. Многие ровесницы уже нянчили внуков, а Галюша решительно взялась за поиски своего принца.

-Непременно найду, — говорила она, — да такого, что все обзавидуются!

-А чего ей? — ухмылялись жители села. — И ведь найдет. И, — чем черт не шутит? — еще родит.

Галина растила малышку и, — о, чудо, когда Лиде исполнилось полгода, молодая мамочка нашла-таки своего принца. Им оказался Вениамин, ранее судимый начальник всех юродивых и попрошаек города. Мужчина поселился у Гали.

-Главное, слушаться меня, — наставительно говорил Вениамин возлюбленной. — Тогда у тебя будет все — шмотки, цацки и все такое. А если ты не будешь меня слушаться…

Любимый многозначительно умолкал, но Галя прекрасно все понимала, во всем слушалась Веню и не осмеливалась ему перечить. Правда, тот время от времени поколачивал сожительницу. Так сказать, в профилактических целях.

Галочка и не думала обижаться. Она относилась к той породе женщин, которые были уверены: бьет — значит, любит. А щедрые подарки Вениамина Галя считала хорошей компенсацией за нанесенные побои.

Удивляться, по большому счету, было нечему. Прежние сожители Галюши рук не распускали, однако, толку от них было, как говаривала ее покойная мать, «что с гнилой веревки». А Веничка был добытчиком. В доме было все — еда, одежда, приличная мебель и бытовая техника. Единственная погрешность Вениамина была в том, что он любил выпить. Но ведь Веня не один такой.

-Наконец-то я встретила настоящего мужчину, с которым я живу, как белый человек, — с чувством говорила Галина. — Только с Веней я чувствую себя женщиной.

— Вот не пойму, — говорила Варя, продавщица мини-магазинчика, единственного на весь частный сектор, — то ли у нее не хватает, то ли, как говорится, был бы милый рядом. А какой, неважно.

— Я тебя умоляю! — говорила Василина Петровна, соседка Гали. — Те-то мужики были — одна пьянь, да нищета. Голь перекатная! А тут — при деньгах, да еще и взял ее со всем выводком.

— А что — выводок? — пожала плечами продавец. — Выводок дружно переехал переехал и правильно сделал! Чего им в этом частном секторе тухнуть и краснеть за маменьку? Детки-то, кстати, умненькие, явно не в нее. Костя уже работает, Галка хвалится, что деньги ей переводит. Да и у Дианки с Ванькой, даст Бог, все будет хорошо. Лишь бы не пошли кривой дорожкой.

— Дай-то Бог. С такой мамашей только на себя и надежа.

Старшие дети Галины редко навещали мать. Уж очень они не любили ее сожителя, да и тот не испытывал к ним особой симпатии. Внешне Вениамин, Галина и Лидочка выглядели вполне счастливой и любящей семьей. И дети пришли к выводу: матери с ним хорошо, младшая сестренка растет смышленой и выглядит ухоженной, а значит, беспокоиться не о чем. Им там не особенно рады. Так, может быть, оставить их в покое и радоваться жизни? А мать и Лиду они примут в любое время. Благо, живут в одном городе.

Галя продолжала сдувать пылинки со своего ненаглядного, но и о малышке не забывала. Она обожала младшую дочь. Кажется, только сейчас Галя осознала радость материнства. Да и вообще она сильно изменилась.

Рожать в корыстных целях больше не было нужды, но Вениамин, как на грех, хотел ребенка.

-Веничка, да я бы с радостью, — робко сказала Галка, — но, похоже, уже все.

— Что — все? — не понял любимый.

— Ну, я больше не могу, — застенчиво пояснила она.

— Да чего ты не можешь-то?

— Забеременеть больше не смогу.

— Что значит — не могу? — воскликнул он. — Я — здоровый мужик, ты — баба. Ты уж постарайся, а за мной дело не станет, гы-гы-гы!

Но их старания так и не увенчались успехом. Так прошло пять лет.

Когда Вениамин понял, что никакого ребенка не будет, и природа тут бессильна, то начал уже всерьез избивать Галину. Он не боялся, что сожительница заявит в полицию. Кое-кто из сотрудников был прикормлен Вениамином.

-Не бей маму! — храбро кричала Лидочка, а отчим, страшно скалясь, отвечал:

-А ну, отойди, сопля мелкая, а то и тебе достанется!

-Лидочка, иди в комнату, — говорила Галя.

Больше всего на свете она боялась за дочь. За себя Галина уже перестала бояться.

Вскоре у нее обнаружили гинекологическое заболевание.

-Вы вовремя обратились, — сказал врач. — И вам требуется стационарное лечение.

— Но, может быть, вы мне что-то незначите? — отчаянно спросила Галя.

— Так я и назначаю, — терпеливо объяснял доктор. — Только в больнице вы получите необходимое лечение. А в чем проблема?

— У меня дочка маленькая. Она останется одна.

Врач посмотрел на нее с сочувствием и спросил:

— Не с кем оставить?

— Да. То есть…

Галина уже давно не доверяла Вениамину, но ей было нестерпимо стыдно признаться в этом доктору. «Господи, какая же я дура!» — пришла в голову неожиданная мысль, и Галина пожалела, что она не возникла пять лет назад. А если подумать, то гораздо раньше.

В последнее время Галя все чаще задумывалась над тем, как бестолково прожила свою жизнь. И что мешало выучиться, начать работать?» — думала она. Но ничего уже не вернуть. Это-то и было самым ужасным.

-То есть? — переспросил врач.

— Да нет, ничего. Я что-нибудь придумаю.

-Какое еще стационарное лечение? — воскликнул Вениамин. — Чего ты там еще выдумала?

— Это не я выдумала, а врач, — тихо, но твердо ответила Галина. — И я очень тебя прошу, не обижай Лидочку, пока меня не будет.

— А где ты будешь? — с ужасом спросила девочка, услышав последние слова матери.

— Нет, Лида, маме просто надо полечиться. Помнишь, как тебя лечили?

Малышка серьезно кивнула.

-Вот и меня также будут лечить, — продолжила Галя. — Ты же не хочешь, чтобы мама болела?

— Нет, — ответила Лидочка и обняла мать. — Но ты быстрей приезжай, ладно?

— Хорошо, милая.

Вениамин был зол. В последнее время бизнес что-то не складывается. На него работает тридцать нищих, инвалидов, мамаш с детьми и прочих обиженных жизнью, как подлинных, так и фальшивых. И если каждый принесет по тысяче, то это просто отлично.

Конечно, некую часть суммы приходится отстегивать кому надо, но все равно оставалось прилично. Но только не в последний месяц.

Да еще и Галка вздумала лечь в больницу. Вениамин не был от этого в восторге, но, похоже, у нее и впрямь что-то по женской части. А вдруг Галюню подлечат и у них еще получится родить пацана?

-Папа, я не хочу кашу, — капризно протянула Лидочка. — Я хочу колбасу!

— Каша очень полезна, — наставительно сказал Вениамин падчерице. — От нее дети быстро растут.

— А я не хочу расти! — продолжала она капризничать. — Я не хочу кашу!

— А ну замолчи!

Вениамин не сдержался и наотмашь ударил девочку по лицу. Лида заплакала, но его это еще больше раззадорило.

-Молчать, я сказал!

Малышка испуганно замолчала. И тут Вениамина осенило. Жалобный вид падчерицы навел его на интересную мысль. На ней можно заработать!

-Я не хочу стоять у церкви! — со слезами говорила девочка каждое утро.

— Так надо! — отвечал ей Вениамин, как правило, уже приняв на грудь. В последнее время он вообще много выпивал. А все неудачи в этом чертовом бизнесе!

Это субботнее утро ничем не отличалось от предыдущих.

-Лида, так надо, — добрым голосом приговаривал Вениамин, потягивая виски.

-Там жарко, и у меня потом головка болит, — пожаловалась Лидочка.

— А я сейчас тебе таблетку дам, — засюсюкал отчим. Когда он выпивал, становился гораздо покладистее. — А потом я поведу тебя а парк и куплю много-много вкусняшек! Идет?

Девочка кивнула. А Вениамин радостно потирал руки. Падчерица приносила хорошие деньги, и босс ликовал. «И как я только раньше не додумался? Она за эти четыре дня принесла мне недельную норму!»

Галина уже второй день не отвечала на телефонные звонки Дианы, и дочь всерьез забеспокоилась. Она сказала об этом братья, и те тоже принялись тщетно звонить матери.

-Позорище-то какое! — воскликнула девушка. — В одном городе живем и не знаем, что с матерью и сестрой! А вдруг их уже в живых нет? Вы видели глаза этого … Вениамина?

— Типун тебе на язык! — рассердился Константин. — Чего гадать? Я завтра отдыхаю, так что, можно съездить. Может, все не так уж и страшно?

— Что-то не верится, — вздохнула сестра.

В субботу Костя, Диана и Иван уселись в джип старшего брата и поехали в частный сектор, который находился даже не на окраине города, а на его задворках.

Дома никого не оказалось. Они прождали больше часа, но никто не появился. Нехорошее предчувствие охватило всех троих с головой.

-Может, гуляют? — предположил Ваня.

— Не смеши! — хмыкнул старший брат.

-Поехали в магазин, — предложила Диана. — Там обычно все сплетни оседают. Может, что и знают?

-Так в больнице ваша мать! — ответила Варвара. — Вы не знали?!

— Нет, — дружно покачали они головой. — Нам никто не сообщил. А про Лиду ничего не знаете?

— Чего не знаю, того не знаю, — развела руками продавец.

-Мама, ты почему нам ничего не сказала, что ложишься в больницу? — с упреком спросила дочь.

— Не хотела беспокоить вас, — вздохнула Галина. — Только вот за Лидочку неспокойно. Не обижает ли ее Веня?

Дети переглянулись. Похоже, там не все так радужно.

-С ней все хорошо! — с улыбкой сказала Диана. — Но если ты хочешь, мы можем забрать ее с собой.

Галина робко улыбнулась и кивнула.

Они вышли из больницы, и Костя решительно сказал:

-Мы должны найти Лиду и забрать ее прямо сегодня!

— Ежу понятно, — кивнула сестра. — Но давайте сначала заедем в церковь, поставим свечку за здоровье мамы?

Когда Морозовы подъехали к центральной церкви города, то сразу же увидели младшую сестренку, стоящую на паперти.

-Лида! — воскликнула Диана.

Иван подбежал к сестре, подхватил ее на руки и понес к машине.

-Меня… папа… заставил, — всхлипывала малышка.

— Вот гнида! — гневно сказала Диана.

— Если этот Веня промышляет таким делом, то у него явно кто-то из ментов на прикорме, — размышлял Костя.

— Подумаешь! — фыркнула сестра. — У Славки тоже связи есть в полиции.

А в это время Вениамин орал на подручного:

-Да как ты мог упустить мелкую?

— Все произошло так быстро, — оправдывался тот, — и я…

— Да замолчи ты! Ты понимаешь, что нам теперь крышка?! Номер-то хоть запомнил?

— Нет.

— Тьфу!

Через неделю дети в полном составе приехали забирать Галю из больницы.

-Мамочка, ты больше не будешь болеть? — спросила Лидочка.

— Нет, — ответила мать, с улыбкой оглядывая детей. «У меня самые лучшие дети на свете!» — думала она.

Джип Кости повернул в сторону города.

-Куда мы едем? — спросила Галя.

— Домой, — ответил старший сын. — Теперь твой дом там. Поживете пока с Лидочкой у меня. А потом что-нибудь придумаем.

Вениамин спросил своего человека в полиции, после того, как понял, что выпускать его не собираются, а Галя и ее дети настрочили на него целую кучу заявлений:

-Неужели совсем ничего нельзя сделать?

— Увы, — развел тот руками. — У жениха вашей старшей падчерицы оказались такие знакомые, до которых мне, как до Луны.

— Черт!

Что ж, каждый получил то, что заслужил. А Галина осознала, что ее главная ценность — это дети. Теперь все будет по-другому.

Автор Наталья Скопинцева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.68MB | MySQL:75 | 0,390sec