В деревню за женихом

— Правильно, дочка, в деревне жениха не найти, да еще в такой маленькой, там одни пенсионеры, — сказала мама дочери — выпускнице училища культуры и искусства.

Ехать в Павловку Лена не хотела, даже плакала: — «Неужели я плохо училась, раз меня куда-то в глубинку отправляют на три года? Мне вообще-то замуж надо выходить… а где я там жениха найду».

— А может найдешь, — выдал нотку оптимизма отец, — не вешай нос, доча, в деревне тоже женихи растут, бывает столько парней, как грибов в лесу. Так что отправляйся за женихом.

 

— Ну что же вы только с детишками занимаетесь? А старшее поколение? Почему им внимания не уделяете? — Владимир Семенович Коновицын, директор совхоза в конце восьмидесятых, сделал замечание выпускнице училища культуры и искусства Лене Белкиной, той самой, которая не хотела ехать по распределению. Девушка всего несколько месяцев как приехала из города по направлению для работы в местном клубе, как называли местные. Администрация же солидности ради называла домом культуры, хоть и было здание одноэтажное, деревянное.

У Владимира Семеновича ответственность за весь совхоз, в том числе и стоявшую на отшибе деревню Павловку с начальной школой.

— Ну я же работаю, — оправдывалась девушка, — с детьми занимаюсь.

— А пенсионеры? Вы бы для них что-нибудь организовали. Вот, например, Новый год скоро, задействуйте людей, мероприятие проведите.

— Хорошо, я попробую, — пообещала Лена.

— Не надо пробовать, надо делать. Как наметите дату, сообщите нам, я приеду людей поздравить.

Лена была в отчаянии после разговора с директором, который успевал интересоваться культурной жизнью сельчан. Просто это был настоящий директор, из тех, которым всегда и всё надо, до всего есть дело.

Но Лену больше всего удручало, что скучно здесь, только работа и отвлекает. Никаких женихов не найти. Холостых парней было совсем мало, да и те с подружками. Правда, двое посматривали в сторону Лены, но они ей совсем не нравились, да и и показались оба несерьезными.

Приближался Новый год, и Лена Белкина, вооружившись информацией от завклубом Зои Григорьевны, пошла, как говорится, по домам. Нашлись две певуньи, охотно согласившиеся выступить. Два гармониста тоже нашлись; на одного, правда, надежда невелика, потому как «горючее» подавай ему. А вот второй — надежный мужчина.

Ну и без Деда Мороза и Снегурочки Лена не представляла праздник, к тому же детей надо порадовать, да и взрослые в ладоши похлопают.

— Есть у нас Петр Иванович Козаков, — рассказала Зоя Григорьевна, — он уже в годах, дед давно, но два года назад Дедом Морозом в клубе был. Так я тебе скажу: это самый настоящий Дед Мороз. — Зоя Григорьевна говорила с удовольствием, стараясь «зажечь» идеей Лену Белкину. — Не артист, конечно, но ростом высок, плечи широкие, мы на него специально костюм заказывали. А говорит-то почти басом. И борода настоящая… но, правда, бороду мы все же самодельную дали. — Завклубом легонько толкнула Лену локтем. — Поговори с ним, может согласится. В прошлом году вот не согласился. А тебе, может, не откажет.

К Козаковым Лена зашла вечером. Петра Ивановича она видела как-то случайно на улице, удивилась еще тогда его фактурной фигуре, статности (в его-то годы) и окладистой бороде. Никто в деревне не носил бороду кроме его.

— Петр Иванович, сослужите службу, побудьте Дедом Морозом, это недолго, там всего на полчасика, пусть народ порадуется.

— Да что ты, дочка?! — Дед Петр не знал, то ли смеяться, то ли всерьез воспринимать предложение. — Мне уже семь десятков годов!

— Ну и что? В позапрошлом году были же…

— Поддался тогда на уговоры, взопрел весь в этом халате, да в шапке. Да и не умею я…

— Да вам делать ничего не придется, вы только поздороваетесь, ну какой раз похвалите детишек, а все остальное Снегурочка скажет. Из местных Снегурка-то.

— Нееее, не хочу, помнится, прошлый раз по улице не пройдешь, все так и обращались: «Здравствуй, Дедушка Мороз».

— А может уважишь, девчонку-то? — Спросила Анна Михайловна, жена Петра Козакова. — Чего кочевряжиться, соглашайся!

— Эх, ну что с вами делать? С двух сторон зашли, ладно так и быть, раз молодых нет, значит мне придется снова в этот халат влазить.

— Спасибо, Петр Иванович! Только это не халат, это красивая шуба голубого цвета с блестками — наряд Деда Мороза.

— Да мне всё одно: шуба там или халат, — махнул рукой Петр Иванович.

Лена, заручившись обещанием, увидеть Петра Ивановича хотя бы на генеральной репетиции, мысленно радовалась, даже песенку под нос себе напевала, возвращаясь домой. Такого харизматичного деда она еще не встречала, его и гримировать не надо, готовый Дед Мороз.

На репетицию Петр Иванович пришел, правда, долго ворчал, облачаясь в костюм.

— Эх, Петр Иванович, какой артист из вас бы вышел.

— Брось, даже не думал, какие у нас тут в деревне артисты, не того нам.

В клубе елка должна была состояться 29-го. Лена поджидала Петра Ивановича, пока Ира (Снегурочка) ворчала, что костюм длинноват.

— Ну я же говорила, давай «подгоним» под тебя, ты проигнорировала, — вспомнила Лена.

Девушка побежала к дверям, поскольку время уже «поджимало» — срочно нужен Дед Мороз.

— Петра Ивановича не видели? — Спросила она у Зои Григорьевны.

— Я за него, — раздался голос, такой же мощный, как у Петра Ивановича. — Лена обернулась и увидела в дверях (только что вошел) высокого, широкоплечего парня в полушубке.

— Дед неважно себя чувствует, попросил выручить, — сказал парень запросто, как будто для него это обыденное дело. — А мне жалко что ли? — Где там у вас костюм Деда Мороза? И что говорить? Я вообще-то хорошо запоминаю слова…

— А вы кто? — Лена, чувствовала: что-то пошло не так и уже появилась нервная дрожь.

— Я? Человек. Короче, внук я. Петр Иванович — дед это мой.

Только сейчас Лена услышала сходство в голосе и во внешности, но больше в комплекции парня, — явно ростом в деда пошел.

— Да я все сделаю, деда не подведу. Вас же Лена зовут?

— Елена Сергеевна, — для солидности сказала девушка.

— Ну пошли, Елена Сергеевна, — смело предложил парень, — и ничего не бойся, мы Козаковы — надежные люди, раз обещали, сделаем. Кстати, Андреем меня зовут.

— Что-то я вас не видела раньше.

— Так я в райцентре живу, родители у меня там, а к деду и бабуле приезжаем. У меня тут все детство прошло.

Лена на ходу рассказывала сценарий, просила запомнить, что и зачем идет. — Ну если что, Снегурочка подскажет, — пообещала она.

— А кто у нас Снегурочка? — Поинтересовался он.

Лена остановилась и посмотрела парню в глаза. Впервые разглядела его лицо, заметив, какие у парня голубые глаза. Растерялась на минуту.

— Знаете, Андрей, а Снегурочка — это я.

— А-ааа, ну тогда вообще не страшно, следи, чтобы я лишнего не брякнул.

Лена показала на висевший костюм и побежала к Ире. — Ирочка, я тебя избавлю от этого костюма, я сама его надену, он мне по росту как раз. И все сама проведу. Ты уж прости, что время на репетицию у тебя отняла.

Ира посмотрела в зеркало, потрогала рукой уложенные волосы (жалко было мять прическу). — Я не против, у меня такое платье красивое, я на потом оставила. А теперь лучше сразу надену.

Лена отложила костюм. Сначала поздравить заехал директор совхоза Владимир Семенович Коновицын. — Молодцы, хороший праздник получится, — похвалил он завклубом и Лену.

Потом был небольшой концерт, а потом, по традиции, дети стали звать Деда Мороза. Лена уже стояла в костюме и подтолкнула Андрея к двери.

Народ пытался угадать, кто же на этот раз Дедом Морозом будет. Наконец он появился: высокий, басовитый, похожий на Петра Ивановича Козакова. Но было заметно, что слишком молодой этот Дед Мороз, хотя и очень подходящий внешне.

Через минуты две вышла Снегурочка. Андрей так увлекся ролью, что пришлось Лене уводить его, сказав собравшимся, что их ждут в другом месте.

— Спасибо! Как вы меня выручили! Я уж испугалась, что ваш дед подвел нас.

— Дед никогда не подведет. Если бы я не приехал, он бы сам пошел. — Парень смотрел на Лену с нескрываемым интересом.

-Хорошая у тебя работа.

— Почему?

— Радость людям от твоей работы. Ну что, Снегурка, пойдем завтра в снежки играть? Или у тебя уже есть «Снеговик?»

— Какой Снеговик? Нет никого.

— Ну тогда, в снежки.

________________________

В доме Козаковых еще долго вспоминали, как встретились Андрей и Лена. Андрей, с годами, сам покрылся сединой, а все же иногда на семейном застолье уже который раз рассказывал семейную легенду. — Меня будущая жена как увидела первый раз в клубе, сразу сказала что будет Снегурочкой. Хитрая какая, сообразила в одно мгновенье, что такого Деда Мороза упускать нельзя. В общем, влюбилась.

— Ну и что? Плохо тебе от этого? — Смеялась Лена.

— Мне? Мне хорошо! Я давно хотел в Павловке жить, к деду с бабулей часто ездил. Ну вот и получилось.

— Да уж, из-за тебя в город так и не вернулась, так и осела в Павловке.

— А что? Плохо тебе от этого? — Подзадоривая жену, спросил Андрей Юрьевич.

— Нет, мне хорошо, ты же знаешь.

Как и много лет назад, они вновь ждали праздника. А если по правде, то больше всего ждали приезда детей и внуков. За это и любили Новый год, что можно собраться всем вместе.

Павловка теперь не та, поредела сильно. И школа теперь в соседнем селе, на автобусе туда детей возят, которых очень мало здесь. Дети Козаковых выросли давно и уехали учиться в город. Там и остались, там и семьи свои создали.

И Лена, и Андрей отнеслись с пониманием к их выбору. Но сердце все равно щемит, потому что когда все рядом, как-то легче и спокойнее.

А пока не устают на Новый год рассказывать про их встречу в клубе. И до сих пор непонятно: то ли дед Петр Иванович тогда и в самом деле занемог, то ли таким хитрым способом подтолкнул внука к знакомству с Леной — его будущей женой.

Татьяна Викторова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.64MB | MySQL:75 | 0,377sec