У беды глаза зеленые.

Эдуард озирался по сторонам, словно боялся, что кто-то может его увидеть и сразу обо всем догадаться. В руке он сжимал сложенную пополам вырезку из газеты. В объявлении говорилось: «Потомственная колдунья Инга. Приворот, отворот, снятие венца безбрачия, заговор на деньги». Эдуард не пошел бы к первой попавшейся проходимке, но именно эту колдунью ему рекомендовал знакомый из теннисного клуба, который выиграл недавно крупную сумму денег в лотерее.

— Я тебе клянусь! – говорил он. – Только я вышел от нее, как сразу купил билет, и он оказался выигрышным!

К деньгам Эдуард был равнодушен. Неравнодушен он был к соседке Мариночке, которая была замужем, впрочем, как и он сам – пятнадцать лет как в браке. Как там говорят, седина в бороду? Ну пусть и так, но Эдуард был готов идти на самые серьезные меры, чтобы завоевать сердце Мариночки. Все обычные способы он уже использовал – букет красных роз, неизменные комплименты в лифте и походы за солью ровно в тот час, когда муж Мариночки был на службе. Но ничего не помогало. И вот он решился — в один карман положил фотографию Марины, в другой – пять тысяч, ровно по прайсу. И пошел за приворотом.

 

 

Дверь открыла неопределенного возраста женщина с длинными гладкими волосами цвета вороного крыла и яркими зелеными глазами, сверкающими из-под густо накрашенных ресниц. Длинное изумрудного цвета платье идеально дополняло ее мистический образ.

Колдунья смерила его тяжелым взглядом и сказала:

— Проходи.

В коридоре было сумрачно, и он двинулся вслед за ней на свет, мерцающий в дальней комнате. Комната была точно такая, как он и представлял: по стенам висели чучела животных и пучки трав, повсюду горящие свечи, на столе хрустальный шар и колода карт. Колдунья указала на стул, и Эдуард с опаской туда опустился.

— Деньги тебе не нужны, — не вопросительно, а утвердительно заявила колдунья. – Значит, пришел за любовью. Кого будем ворожить?

Эдуард достал из кармана фотографию и зажал ее в чуть вспотевшей ладони.

— Вот, — сказал он. – Мариночка, соседка моя. Мы с ней – родственные души, созданы друг для друга.

Колдунья рассмотрела пухлые губы изящной блондинки, оценила ее тонкую талию и ровный ряд жемчужных зубок в озорной и немного хищной улыбке.

— И что мешает воссоединиться двум половинкам, созданным друг для друга? – поинтересовалась она, придерживая фотографию кончиками длинных ногтей, покрытых мерцающим фиолетовым лаком.

— Так супруг у нее есть, — с сожалением сообщил Эдуард. О своей супруге он решил не упоминать – какое она имеет отношение к этому делу?

Колдунья закрыла глаза и провела рукой над пламенем свечи, а потом над фотографией.

— Я должна тебя предупредить – обратный приворот будет стоить в два раза больше, так что лучше хорошо подумать, прежде чем начинать.

— Я подумал, — поспешил Эдуард. – Обратный не понадобится.

— Как знаешь. Но давай я сделаю тебе расклад, чтобы уж наверняка.

Она протянула Эдуарду колоду и сказала:

— Тяни.

Он вытянул карту, потом еще одну и еще. Когда на столе оказалось восемь карт, колдунья убрала колоду в сторону. Потом она долго смотрела на карты и, наконец, начала:

— В прошлом вижу у тебя много смелости. В пять лет ты вытащил щенка из проруби и сильно простудился.

У Эдуарда от этих слов кожа покрылась мурашками – настоящая колдунья! Никто не мог знать таких подробностей про него.

— В десять ты взял на себя вину за какую-то девочку… Скворцова? Соколова? Не могу разглядеть, — словно присматриваясь к чему-то, размышляла колдунья. — Про Ялту рассказывать?

— Давайте это пропустим, — попросил Эдуард, еле выговаривая слова пересохшим горлом.

— Хорошо, перейдем к настоящему. У тебя все хорошо, карьера удалась, жена, двое детей – мальчик и… еще один мальчик.

Эдуард как не вглядывался в карты, не мог понять – как она все это там видит?

— Не хватает, тебе, только твоей второй половинки – соседки Марины, — заключила она. – Что же, в будущее будем смотреть?

Эдуард с опаской кивнул.

— Будущее у тебя неопределенное. Одна дорога очень длинная, но туда тебе не попасть, очень сложно.

— Как это не попасть? – расстроился Эдуард. – А приворот как же?

— С приворотом все будет как надо, — проворчала колдунья. – Тут много ума не надо. Тот путь другой. Там у тебя жена твоя настоящая, внуки, домик на реке, собака, кажется, английский сеттер. Ничего интересного. Второй путь проще, он тебя и ждет. Вижу тебя с молодой блондинкой.

При этих словах Эдуард довольно закивал, а колдунья продолжала:

— Вижу у вас двоих деток, двойняшки. Много работы тебя ждет, не так просто обеспечить такую шикарную женщину и ее любовников.

— Любовников? – поразился Эдуард.

— Ну а как – тебе будет пятьдесят, ей тридцать с хвостиком. Через десять лет вижу у тебя болезнь, мужскую. Ну и сам понимаешь… Но ты не бойся, она будет с тобой, ты хороший отец, вижу, как заботиться будешь о детях, любить их.

— Вы сейчас про каких детей? — запутался Эдуард.

— Про вторых. О первых другой позаботится – вижу рядом с твоей женой высокого мужчину в форме. Военного. Разводу она препятствовать не будет, ты и так уже ей надоел хуже пареной редьки.

— Как это надоел? – обиделся Эдуард.

— Ну это тебе лучше знать – так карты говорят, — развела руками колдунья. – Ладно, переходим к главному – сейчас я сделаю приворот, и будет Мариночка твоя.

Эдуард отдернул руку с фотографией и спросил:

— А можно мне подумать?

— Можно, только быстрее. У меня, знаешь, какая очередь?

Эдуард лихорадочно принялся прикидывать: квартиру придется оставить жене и детям, а где они с Мариночкой будут жить? Эту квартиру поделит с мужем или как? А что если и правда дети? Он вспомнил бессонные ночи, эти колики, детский сад с утра… Нет, на такие подвиги он не готов. Может, Мариночка не любит детей? Но ведь гадалка точно сказала… О ее словах про любовников он и вовсе не хотел думать.

Эдуард достал деньги, положил их на стол и произнес:

— Вы меня извините, но лучше, наверное, не надо. Скажите, а что за военный там отирается возле моей жены?

Колдунья строго на него посмотрела и проговорила:

— Девять недель каждую пятницу води жену в ресторан, на концерт или еще куда. И военный тот сгинет, он только по пятницам свободен, устанет ждать.

Эдуард кивнул и поспешно вышел.

Возле подъезда в мусорный бак выбросил помятую газетную вырезку и фотографию улыбчивой Марины.

***

Вечером Инга сняла парик, смыла косметику, вынула зеленые контактные линзы. Что же, сегодня улов неплохой. Зря Мария Ивановна говорила, что она, Инга Соловьева, круглая троечница, ничего в своей жизни не добьется. А Эдик, конечно, изменился, так постарел… Хороший он мужик, и жену его она помнила, чудесная такая девочка. Ох и ревновала тогда его Инга! Сейчас смешно вспомнить. Она посмотрела в зеркало на свои голубые глаза и подумала — а не пора ли ей на заслуженный отдых? Купит домик в деревне, будет козочек разводить… С этими мыслями она и пошла домой, где ее ждали черный кот Бармаглот и пара канареек…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.68MB | MySQL:75 | 0,325sec