Так просто…

— Что-то ты часто стал задерживаться на работе. – Проходя мимо кухни, услышал Алексей упрёк жены.

Она стояла у плиты и мешала что-то в сковороде. Он остановился в дверях кухни и смотрел на ее округлую спину, жирные жидкие волосы, обесцвеченные на концах и тёмные у корней. Испугавшись, что она оглянется и увидит его придирчивый взгляд, Алексей быстро ушёл в комнату.

Всё время, что переодевался, слышал доносившиеся из кухни то звон посуды, то стук ложки по дну сковороды.

Последние годы Алексей с женой жили как соседи. Пока сын жил с ними, ещё как-то создавали видимость семьи. Но когда он женился и ушёл, они почти перестали разговаривать, спали в разных комнатах, каждый жил своей жизнью. Он часто думал, что одному жить было бы легче, чем вот так мучиться вдвоём.

 

Когда и почему их отношения стали такими, Алексей не знал. Каждый занял удобную для него позицию. Жена упрекала его за потраченные на него молодые годы, нелюбовь и равнодушие, за малогабаритную квартиру. Все знакомые друзья уже улучшили свои жилищные условия, а ему ничего не надо. А он замыкался в молчании.

Так и жили. Её устраивало, что он отдаёт ей зарплату. Его – что она готовит и убирает в квартире. Стирал и гладил свои вещи давно сам. Мысль об уходе возникала, но быстро исчезала. Куда уйти? Завести роман на стороне можно, но не превратиться ли молодая и веселая любовница со временем в такую же как жена? Да и бегать по свиданиям, по чужим квартирам в пятьдесят с хвостиком лет не тянуло. А ведь всё могло быть по-другому…

***

— Я оставлял заявку на журнал, вы сказали подойти. – Алексей облокотился на стойку над столом и нетерпеливо постукивал по ней кончиками пальцев.

Невзрачная библиотекарша подняла голову и равнодушно посмотрела на него сквозь круглые на пол лица очки.

— Надо было вчера приходить. Только что девушка взяла. Если поспешите, догоните. Договаривайтесь с ней. – Она опустила голову и продолжила что-то записывать.
Её тугая кичка на затылке нацелилась в потолок.

Алексей бросился к выходу. Он спускался по лестнице со второго этажа центральной городской библиотеки, перепрыгивая через две ступеньки. У гардероба увидел девушку. Отметил ладную фигуру, стройные ноги и длинные волнистые волосы. Она рылась в сумочке.

— Извините, – запыхавшись, сказал он. – Мне нужен журнал. Можете мне его дать? Всего на одну ночь. Завтра отдам. Честно!

Девушка достала из сумочки номерок и, не оборачиваясь к нему, подала гардеробщице.

— Пожалуйста. – Он сложил молитвенно руки. — На одну ночь. Верну завтра же. Клянусь!

Она повернулась к нему. Лицо девушки было некрасивым. Широкий нос, большой выпуклый лоб, несколько прыщей возле тонких губ. Но большие тёмно-серые глаза затягивали в свой омут.

Она, наверное, привыкла к разочарованным взглядам парней, потому что спокойно взглянула на Алексея. Он опередил её, схватил поданное пальто, приготовился помочь надеть. Девушка приняла его услугу, просунула руки в рукава, застегнулась и пошла к выходу.

На улице моросил мелкий дождик. Алексей пожалел, что не взял зонт. Под стеклянным козырьком остановки столпились люди, прячась от дождя. Он втиснулся за ней в переполненный автобус, стараясь не потерять из виду.

Когда она вышла, еле успел протиснуться к выходу и выскочил следом через уже закрывающиеся двери. Шёл за ней до дома, не отставая. У своего подъезда она остановилась и повернулась к нему.

— Спасибо, что проводил. – Она открыла сумку, вытащила журнал и протянула ему. — Квартира двенадцать. Завтра вечером принеси, — и не успел Алексей обрадоваться и поблагодарить, как за её спиной захлопнулась входная дверь.

До поздней ночи Алексей писал реферат по научной статье. Потом перелистал журнал, гадая, ради какой статьи некрасивая девушка взяла его.

На следующий день он позвонил в квартиру двенадцать. Когда её мама открыла дверь, замялся, не зная кого спросить. Ведь её имени не знал.

— Здравствуйте. Мне нужно вернуть журнал… — начал он.

— Лиза! К тебе, – крикнула женщина вглубь квартиры.

Она не предложила войти, оставила дверь открытой. Через мгновение вышла Лиза, узнала его и улыбнулась. От её взгляда Алексея окатило тёплой волной. Её лицо показалось не таким уж некрасивым, как вчера. Вернее, он смотрел только в манящие омуты глаз.

С этого дня они стали встречаться. Она говорила мало, больше слушала его. Её замечания были меткими и верными. Алексей чувствовал себя рядом с ней уверенным, спокойным и остроумным.

Он жил в общежитии, а она в маленькой квартире с родителями и младшим братом. Поэтому чаще всего просто гуляли по городу. Когда замерзали, ходили в кино или сидели в кафе.

Он сразу понял, что у Лизы нет опыта общения с парнями. Когда он случайно прикасался к ней, она смущенно опускала глаза и заливалась краской. Через две недели он неловко поцеловал ее в твёрдую от холода щёку.

Перед Новым Годом шла зачётная неделя. Сразу после праздников будет сессия. Они стали видеться реже.

— В общежитие будет новогодняя вечеринка двадцать девятого. Придёшь? Тридцатого я домой уеду. – Он был уверен, что она откажется.

— А стесняться меня не будешь? – вдруг спросила она.

Её слова ударили его как обухом по голове. Алексей смутился от неожиданности, не нашёлся что сказать, кроме того, что там все будут пьяные, и никто её не будет разглядывать.

Она укоризненно посмотрела своими омутами, промолчала и, не прощаясь, скрылась в своём подъезде.

Алексей бросился было за ней, но не мог придумать, что сказать, а потому передумал догонять. Какими словами назвать некрасивую красивой? Говорить о глазах, фигуре? Она всё понимает, не обманешь. Он шёл к себе и чувствовал себя трусом и предателем.

Лиза пришла, когда вечеринка уже началась. Алексей помог ей снять пальто, отметив красивое платье и уложенные в причёску волосы. Но это не добавило красоты её лицу. Он усадил её за стол, не представив, тут же отвлёкся на чью-то шутку, громко рассмеялся. В общем, делал вид, что они едва знакомы. Лиза бросала на него укоризненные взгляды и тут же отводила глаза.

Он не помнит, почему целовался с Ленкой из его группы в коридоре, как оказался в её комнате. Когда ушла Лиза, кто её проводил и проводил ли вообще, не знал, потому что проснулся под утро в кровати с Ленкой. Не хватило смелости прийти к Лизе, повиниться, объясниться, а вечером уехал в свой родной город.

Потом была сессия. И только во второй день каникул он всё же пришёл к Лизе домой. Дверь открыла её мама с опухшими и красными от слёз глазами.

-С Новым Годом! – сказал он весело. – А Лиза дома?

Женщина привалилась к косяку, закрыла глаза и начала оседать. Алексей успел подхватить её, отвёл в комнату и усадил на диван. Увидел большую фотографию Лизы на столе, с чёрной лентой наискосок в правом нижнем углу. Алексей ошарашено сел на диван рядом, уставившись на снимок.

— Лиза шла из института. Маленький мальчик вырвался от мамы и стал перебегать улицу. А тут автомобиль из-за поворота выскочил. Лиза отшвырнула ребёнка в сугроб, а сама… — Женщина закрыла лицо руками и завыла. — Нет больше Лизоньки-и-и.

Алексея затрясло, словно внутренности превратились в ледяную глыбу. Скулы свело, а в горле застрял ком, не протолкнуть. Дышать и говорить не получалось. Так и не сказав ни слова, он выскочил из квартиры. Падали медленно снежинки, мигали в окнах гирлянды неубранных ещё елок, мимо спешили люди и проезжали машины… Алексей брёл в общежитие, сгорбившись от чувства вины, боли и одиночества.

Потом женился на смазливой и бойкой медсестре Наташе. Не заметил, когда и почему она превратилась в сварливую, вечно всем недовольную тётку, которой невозможно угодить.

Нет-нет, да всплывал в воспоминаниях укоризненный взгляд омутов глаз Лизы. И тогда он задавал себе вопрос: зачем она ему встретилась? Любил ли он её? Какой была бы его жизнь с ней?

***

Алексей сидел перед экраном телевизора и ничего не видел. Он совершил много ошибок в жизни, но та, когда на вечеринке предал Лизу, была самой непоправимой.

— Ты совсем оглох? — Донёсся до Алексея голос жены. – Я со стеной разговариваю?
Он повернул голову и увидел полный ненависти взгляд Натальи. Одутловатое лицо, растрёпанные волосы, большое тёмное пятно на груди халата. «Когда она превратилась в такую…? Почему мы до сих пор вместе?»

Он встал и пошёл в прихожую.

— Можешь не возвращаться. Толку от тебя нет. – Раздался ему в спину окрик жены.

Он ходил по улицам, пока не продрог насквозь. Домой вернулся, когда Наталья уже спала. Пробрался тихо в комнату сына и лёг на его кровать, где и спал после его женитьбы.

«Почему долго терпел, не уходил? Невыносимо так жить. Завтра соберу вещи и уеду в дом родителей на окраину города. Хорошо, что не продал, как уговаривала Наталья перед свадьбой сына. Давно надо было решиться. Ведь это так просто».

Он заснул счастливым от, наконец, принятого решения.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.73MB | MySQL:75 | 0,318sec