Сын моей сестры или давай жить вместе

Перед началом спектакля в фойе выступал фокусник. Спектакль был детский, утренник. Дети бегали, некоторые стояли и смотрели, как фокусник доставал из шляпы то разноцветные шарфики, то кролика. Неожиданно фокусник поймал взгляд одного мальчика.

Тот зачарованно смотрел на него. Фокусник даже сбился. Ему показалось, что он никогда не видел таких широко распахнутых, удивленных глаз.

Мальчик простоял всё выступление фокусника, потом подошёл к нему и сказал, а где кролик, можно его погладить.

— Тебе нравятся животные, — неожиданно спросил фокусник, хотя он никогда не разговаривал с детьми на представлении, а быстро собирался и уходил. Но мальчик смотрел на него такими любопытными глазами.

Спектакль начался, дети ушли в зал, а этот пацанчик всё стоял возле него.

— Не переживай за кролика, с ним всё в порядке, он ест морковку.

Но мальчик всё не верил.

— Покажите мне кролика, мне его жалко, дайте погладить, он ведь живой?

— Конечно, живой. Ты хочешь, чтобы у тебя был такой кролик?

— Да, но мне не разрешат.

Подошла воспитательница.

— Павлик, быстро беги в зал, что ты мешаешь человеку.

Мальчик убежал.

— Вы извините, — сказала воспитательница, — они из детского дома, трудно с ними справиться, то бегают, то встанут ни с того, ни с сего. Фокусник, а звали его Николай Андреевич, спросил воспитательницу,

— Какой у вас детский дом?

Та назвала адрес. Он ехал домой и всё вспоминал этот взгляд, который напомнил ему о его дочери. Жена ушла от него еще несколько лет назад, дочь осталась с ней. Они уехали в другой город, и виделся теперь Николай с дочерью крайне редко.

Да она уже и выросла и, как ему казалось, забыла про него. Он помнил как, примерно в таком же возрасте как этот мальчик, дочка любила его, как они ходили в зоопарк, цирк. Жена не уважала его профессию, говорила, что это не работа для настоящего мужчины. Вот и нашла, видимо, такого. Николай Андреевич жил один. Дома у него была собака Альма, верный друг.

Павлику было 5 лет, в детском доме он с 3 лет. Его мама погибла, а родственники не захотели взять мальчика. Дома у них был котёнок, которого Павлик очень любил. Куда он делся, он не знал, и в воспоминаниях остались мама и пушистый, мягкий котенок. Родственники не навещали его.

 

В детском доме было много детей, они бегали, шалили. Павлик ни с кем не дружил. Он ещё помнил свой дом. Через несколько дней после спектакля воспитательница подозвала его и сказала,

— Павлик, к тебе пришли.

Навстречу шел незнакомый мужчина, и только по голосу мальчик понял, что это и был тот самый фокусник с кроликом. Он доверчиво положил руку в протянутую ладонь незнакомца.

-Меня зовут дядя Коля, пойдем, погуляем.

Они вышли на улицу. На лужайке бегал кролик и щипал травку. Павлик счастливо засмеялся.

— Ты к нему не подходи, они только на вид такие безобидные, а на самом деле умеют защищаться.

Павлик недоверчиво посмотрел на него.

— Они же как кошки, как они защищаются?

— Ну, вот как кошки и защищаются, у них и лапы сильные, и бегают быстро.

Он продолжал ему рассказывать о животных, а Павлика слушал и доверчиво шёл рядом. С тех пор Николай стал часто навещать Павлика, а иногда даже забирать по выходным к себе. Радости мальчика не было предела.

Там была прекрасная собака Альма, которую можно было гладить и тянуть за уши, та позволяла всё это малышу. Был кролик.

— А котёнка у вас нет? — вдруг спросил Павлик.

— Мне тут ещё котёнка не хватает. Ты кошек любишь?

— У нас была дома кошка.

И Павлик рассказала ему про маму, про котёнка, как он остался один, как ему не нравится в детском доме. Николай Андреевич молча слушал, внутри поднималась волна сочувствия. Он притянул к себе мальчика, погладил по голове.

— Что ты хочешь, Павлик, сходить в зоопарк или кататься на каруселях в парке?

— А можно? — недоверчиво спросил мальчик.

— Не можно, а нужно, — уже веселым голосом сказал Николай.

Впервые за эти два года Павлик повеселел. В детском доме было много запретов и мало радости. Он там помалкивал чаще всего, мало играл с другими детьми. Воспитатели называли его упрямым мальчишкой. Николай привязался к малышу.

Оказалось, ему не хватало заботы о другом человеке, тем более ребёнке. Ему хотелось баловать мальчика, покупать ему подарки, заботиться о нём.

Он поймал себя на мысли, что постоянно думает о Павлике.

 

Как же его усыновить, уже всерьез думал Николай Андреевич. Одинокому мужчине не идут навстречу при усыновлении детей. Он выяснил этот вопрос и понял, что проще было бы, если бы у него была жена.

Он позвонил своей бывшей. Трубку взяла дочь.

— А мамы нет, она с папой разводится.

— С каким ещё папой, — не понял Николай.

— С папой Игорем.

Он вспомнил, что так звали нового мужа его бывшей жены. Он перезвонил ей через пару часов. Лариса не хотела разговаривать, но потихоньку они разговорились, и она ему рассказала, что действительно развелась.

— Не оправдал надежд, — как вердикт произнесла бывшая жена.

И этот не оправдал, подумал про себя Николай. Может, это ты не оправдала?

— Можно я к вам приеду?

— Конечно, приезжай, — тут же согласилась Лариса.

На скоростной электричке до них было ехать не так далеко, всего 4 часа. Ему показалось, что Лариса даже обрадовалась ему. Накрыла на стол. Дочке он привёз новый планшет, та тоже была рада. Она любила подарки.

Николай внимательно слушал Ларису. На вид она постарела. И чего всё ищет, равнодушно думал Николай.

— Лариса, — вдруг решился Николай, — можно мы с тобой распишемся формально. Я хочу ребёнка усыновить из детского дома, подружился с этим мальчиком.

Лариса замолчала на полуслове, она вообще не могла понять, что такое сейчас предложил ей Николай.

— Ты послушай, малыш очень хороший, мы с тобой распишемся, а останемся жить, как сейчас живём, я усыновлю мальчика, а потом, если тебе будет надо, когда-нибудь еще раз разведёмся.

И только Николай хотел ей предложить денег за такую, так сказать помощь, как Лариса вдруг сказала ему,

— ты знаешь, Николай, а я согласна, ведь ты хороший человек. Я тебя часто вспоминаю, ты добрый.

Так всё и сложилось. Они расписались, усыновили Павлика. Квартира у Николая была двухкомнатная в хорошем районе города. Приехала Лариса. Их дочке было уже 16 лет, и она была счастлива остаться одна дома.

Лариса смотрела на мальчика и вдруг растрогалась.

— Николай, а как фамилия Павлика, фамилия его матери.

Он назвал её фамилию.

— Не может быть, это моя троюродная сестра, она погибла 3 года назад, Это же Павлик, сын моей сестры, — Лариса недоверчиво смотрела на малыша.

Она притянула к себе Павлика.

— Знаешь, Николай, давай жить вместе. Я продам там квартиру, мы переедем сюда, купим ещё однокомнатную для дочки и всё будет хорошо.

______
Спасибо за прочтение. Не забудьте про лайки

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.7MB | MySQL:75 | 0,352sec