Скрип-скрип…

Впервые Таня услышала скрип в коридоре одной холодной ноябрьской ночью. Она проснулась и даже не сразу поняла, что её разбудило. Катюха не плакала, это точно. Таня прислушалась – и явно услышала скрип ламината, как будто кто-то ходил по коридору – «Скрип-скрип… Скрип-скрип…»

Она поискала рукой по постели – её муж Игорь спал рядом. Их дочке Катюхе, которая спала в соседней комнате, было всего восемь месяцев, и ходить она ещё не умела. Может показалось?

Татьяна напряженно вслушивалась в темноту. Скрип больше не повторялся. Тогда девушка ещё немного повозилась, а потом уснула. Слава богу, что Катюха в последнее время спала спокойно и давала матери выспаться.

А на утро Таня обнаружила включенный телевизор.

— Игорь, это ты забыл ночью телевизор выключить? – Спросила Катя у мужа за завтраком. Она пыталась одновременно и сама поесть и накормить грудью Катюху. Но сегодня Катюха что-то плохо ела и вообще была непривычно тихой.

— Я же раньше тебя спать ушел, — ответил Игорь, — ты сама, наверное, забыла его выключить.

— Да, наверное… — Таня почувствовала, что вдруг покрылась гусиной кожей. Она точно помнила, что перед сном читала книгу и телевизор даже не включала. Может там заглючил какой-нибудь таймер на автоматическое включение?

— Слушай, не забудь, пожалуйста, полку перевесить, — попросила Таня, — а то она висит прямо надо мной, когда я работаю. Однажды она мне на голову свалится.

Эта полка давно не давала покоя Тане. Она была слишком ветхой и слишком тяжелой, а крепилась всего на двух винтиках. Очень сложно сосредоточиться на расчетах, когда прямо над головой у тебя висит такая страсть.

— Да, конечно, сегодня вернусь с работы и перевешу, — Игорь доел свою яичницу и ушёл собираться.

— Катюха, да чего ты не кушаешь? – Таня с беспокойством посмотрела на дочку, которая отказывалась брать грудь. Потрогала её лоб. Горячий! Ой, беда-беда…

****

Целый день Таня возилась с Катюхой. Температура была чуть выше тридцати семи. Не так страшно. Терапевт обещала зайти после обеда, но не зашла. А к вечеру Катя совсем оправилась. Как обычно гулила, улыбалась и хорошо кушала. Таня вздохнула спокойно. Полку Игорь так и не перевесил, но Тане было уже не до неё.

В одиннадцать часов ночи она с трудом уложила дочку спать и сразу же сама рухнула на кровать. Игорь уже храпел на своей половине постели. Таня очень надеялась, что Катюха опять спокойно проспит до утра и даст матери выспаться.

Катюха не плакала, но Таня всё равно спала плохо. Снились ей какие-то жуткие и мутные сны. Проснулась среди ночи и снова услышала в коридоре – «Скрип-скрип… Скрип-скрип…» Кто-то явно пытался передвигаться тихо, чтобы никого не разбудить. Но скрипучий ламинат выдал.

— Игорь, Игорь! – Тихонько позвала Таня мужа и начала пихать его в бок. Сначала Игорь просыпаться не хотел, но потом всё же очнулся.

— Ты чего?

— Тихо! Ты слышишь? – Таня показала пальцем в сторону коридора. Вдвоем они неподвижно лежали и слушали. И вдруг опять раздались тихие скрипучие шаги по коридору – «Скрип-скрип… Скрип-скрип…»

За что Таня любила своего мужа, так это за то, что он никогда не задавал много вопросов, и почти всегда знал, как надо действовать.

Вот и в этот раз Игорь не стал долго строить предположений. Вместо этого он откинул одеяло и тихо соскользнул на пол. Немного постоял, привыкая к темноте, а потом решительно топая двинулся в сторону коридора. Таня, тихонько ойкая, поспешила за ним.

Вдвоем они почти вбежали в коридор. Игорь щелкнул выключателем и зажмурился от яркого света. В коридоре никого не было. Они прошли по всем комнатам и ничего подозрительного не обнаружили. Только на кухне Таня опять покрылась гусиной кожей.

На столе стояла её чашка с чаем, и она ещё дымилась! Рядом с чашкой лежало её любимое печенье. Создавалось ощущение, что буквально только что кто-то налил себе чай и приготовился перекусить.

Игорь посмотрел на чашку. Посмотрел на Таню. Потом взял чашку в руки и просто отхлебнул. Таня чуть не упала в обморок от ужаса. Но с Игорем ничего страшного не случилось. Он поставил чашку на стол и выдал заключение:

— Очень крепкий. Совсем без сахара. Один крутой кипяток. Так чай себе готовишь только ты.

Он был, конечно, прав. Но Таня точно знала, что никакого чая себе в три часа ночи не готовила! Или готовила? Она уже ничего не понимала. Неужели это она, как лунатик, ходит по квартире, смотрит телевизор и пьет чай?

— Пошли спать, — Игорь ушёл в комнату, и Таня поплелась за ним. Если подумать, то в последнее время она даже после ночного сна ощущала себя какой-то разбитой. Надо показаться врачу.

А на утро у Катюхи температура подскочила до тридцати восьми.

****

Терапевт осмотрела девочку и прописала ей покой и обильное питье. Похвалила Таню за то, что та держит ребенка на грудном. Сказала срочно ей звонить, если состояние девочки будет ухудшаться. Потом ушла.

Таня сидела возле кроватки Катюхи и боялась. Девочка опять отказывалась есть. Опять была очень горячей. Всё, как вчера, только сильнее. Таня подумала про странные скрипы в коридоре. Может ли она случайно во сне сделать что-то плохое с дочкой? Подумала – и решительно замотала головой. Нет, такое невозможно даже во сне.

Пока девочка спала, Таня немного поработала, время от времени с опаской косясь на тяжелую полку над головой. Потом немного походила кругами вокруг чашки с холодным чаем. Утром она так и не решилась к ней прикоснуться. Вздохнула, схватила чашку и быстро-быстро вымыла. Печенье убрала на место в шкафчик.

А к вечеру Катюха опять практически выздоровела. Небольшая температура осталась, но вернулся аппетит. Игорь радовался за крепкий иммунитет дочки и уверял Таню, что теперь точно всё будет нормально.

А к ночи все пошли спать. Катюха спокойно и крепко уснула у себя в кроватке. Сначала Таня хотела взять дочку с собой в постель, а Игоря выгнать на диван, но потом передумала.

— Всё будет хорошо, Катюха, — пообещала Таня спящей дочке и пошла к Игорю в спальню. Легла на кровать не раздеваясь. Под подушку спрятала фонарик. Спать она сегодня ночью не собиралась.

Таня лежала на кровати и смотрела в темный ночной потолок. Глаза закрывались от усталости, но Таня упорно боролась со сном.

«Главное не спать! Главное не спать!» — Несколько раз повторила себе девушка и, конечно, тут же вырубилась.

 

****

Скрип-скрип… Скрип-скрип…

Таня с тяжелым вздохом вырвалась из забытья. Кто-то опять ходил по коридору. Таня достала из-под подушки фонарь и тихонько выбралась из кровати. Взглянула на решительного Игоря, который спокойно сопел в подушку. Развернулась и начала аккуратно красться к коридору.

Круглая луна светила в окна, поэтому фонарем можно было не пользоваться. Всё было видно почти как днём.

Таня осторожно приоткрыла дверь комнаты и выглянула в коридор. В коридоре было пусто. Зато теперь Таня услышала какие-то непонятные звуки из комнаты Катюхи. Она попыталась определить на слух, что это были за звуки, но не смогла. Как-будто кто-то слюняво чавкал.

В квартире было холодно, но Таня вся покрылась потом. Сердце стучало так быстро, что чуть не выпрыгивало через горло. Девушке было очень страшно, но она все равно пошла в комнату дочери.

Заглянула через дверь в комнату и сначала ничего не увидела. Вот кроватка, вот кресло. Потом присмотрелась и увидела, что в кроватке никого нет. Снова послышались чавкающие звуки из угла. Таня вгляделась в темноту и чуть не упала в обморок от ужаса. Она увидела…

На кресле сидела очень бледная и худая девушка. Её глаза были закрыты, а под глазами синели огромные круги.

Половины черепа у девушки не было. Там зияла огромная вмятина от удара. Все волосы и половина тела были в черной крови. Такую вмятину можно получить, если тебе на голову свалится что-то очень большое и тяжелое. Таня с ужасом подумала про старую деревянную полку, которая висела над её рабочим столом.

После такой травмы головы не выживают. Таня ещё раз взглянула на бледную девушку с закрытыми глазами и поняла — девушка была мертва. А на руках у неё сидела Катюха и с чавкающими звуками ела мертвую грудь.

У Тани подкосились ноги, и она гулко упала на колени, пытаясь удержаться за косяк. От этого звука мертвая девушка подняла голову и посмотрела на Таню своими закрытыми глазами. И тут Таня поняла, почему лицо девушки показалось ей таким знакомым. Это же была она сама – Таня! Только очень худая, бледная и… мертвая.

Таня дрожащими руками включила фонарик и направила его на кресло. Попав в луч света мертвая Таня закричала, запрокинула голову и исчезла, как будто её никогда и не было. Катюха упала на кресло и громко заплакала. Таня вскочила на ноги, включила свет в комнате и бросилась к дочке.

Качала её на руках, плакала, прижимала к себе. Через некоторое время обе успокоились. Девочка уснула, и Таня забрала её с собой в комнату. Игорю все-таки пришлось перебраться на диван.

А на следующее утро Таня первым делом сорвала со стены старую тяжелую полку, которая так опасно висела у неё над головой. Оказалось, что полка держалась уже даже не на винтиках, а просто на честном слове, потому что даже винтики уже почти сгнили.

И с тех пор никто больше не ходил по ночам и не скрипел ламинатом. Катюха выздоровела. Вот только опять начала плохо спать, и минимум дважды за ночь будила мать, чтобы та её накормила.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.72MB | MySQL:75 | 0,390sec