Сельская ведьма бабушка Света. Глава 4

Таня стала на учет по беременности, Людмила Ивановна взялась за голову, как это она не увидела, что санитарка, которую только что оформили, беременная. Тяжёлого труда ей нельзя, а у санитарки как раз тяжёлый труд, ведра, швабра, перестелить постель под больной, иногда обмыть, а это поднять её нужно. И не выгонишь, мало того, трудовое законодательство, так ещё и бабушка Света. Та спасла их сына, теперь нужно помогать Тане. Ну ведро со шваброй на колесах она может для неё и других санитарок заказать, это не проблема, сложнее будет вопрос с больными. Но и тут она попросила медсестёр, если нужно, страховать Таню. Те не особо возмущались, сами рожали и Таню жалели.
В одну из суббот Юрий Васильевич хотел снова пригласить Таню поехать в областной центр на свидание. В прошлый раз они оба были довольны этой поездкой, несмотря на то, что дорога только в один конец занимала 3 часа. Он подошел к ней, когда она мыла коридор и спросил, как она смотрит на новую поездку. Таня ответила, что смотрит неплохо, пока с поездками проблем нет и она не против повторить. Договорились на послезавтра, как в прошлый раз. Только он отошёл, как у него зазвонил мобильный телефон. Таня посмотрела на то, как он отвечал и подумала, что в эту субботу поездки не будет.

начало,   предыдущая глава

Звонил знакомый из соседнего района. У них хирурга не было в больнице, больных направляли или к ним или в область.
– Васильевич, везём к тебе, до области не довезём, да там пока бумаги, пока остальное. Друг мой, с детства дружим, спаси его, – не то уговаривал, не то просил терапевт из той поликлиники. И такая боль была в его словах, что Юрий Васильевич понял, что просто обязан помочь.
– Вези, я операционную готовлю, что у него?
– Да в том дело, что не понимаю, думал – аппендицит, сделали срочные анализы – не оно. Воспаление есть, анализы показывают, а я понять не могу, что. И вот, сознание терять начинает.
– Так, я переодеваюсь, готовлюсь, мне смс пульс, давление и не давайте ему отключаться.
Юрий Васильевич поспешил в операционную, хорошо, медсестра ещё не ушла домой. Должны привезти больного через минут 20-25, они выехали час назад, но позвонили только вот сейчас, наверное, раздумывали, куда везти. Быстро начали готовить операционную, готовить инструмент, а в голове вдруг всплыло, как баба Света его учила:
– В месте болезни должно быть или покалывание кончиков пальцев или их онемение, должен увидеть чёткую картину, как в книжке, всех органов, больной орган покажет себя изменением цвета, хоть зелёным, но не таким, как обычно.
В конце коридора послышались голоса, звуки каталки. Сопровождающие переложили на операционный стол больного, терапевт, друг больного хотел остаться, но Юрий Васильевич попросил только быстро прочитать ему все анализы и уйти. Анестезиолог приготовился давать наркоз, вес и рост были сообщены по дороге.
– Если доверяешь, значит оставляй на меня, Олега Даниловича и Анну Михайловну, если что, я тебя позову.
Полностью подготовленный, к операции, Юрий Васильевич положил ладонь на обработанный йодом живот. И вдруг он почувствовал, в подушечки пальцев как втыкались маленькие иголочки, было болезненно и неприятно. Он провел рукой над животом, а хирургическая медсестра удивлённо наблюдала за всем. Врач вдруг увидел, увидел ясно, что проблема не в аппендиците и не жёлчном, это поджелудочная, очень сильно воспалена и боли отдаются во все области. Ну что, или пан или пропал, его до области не довезли бы.
– Михаил, – крикнул он громко. Тот быстро открыл дверь, хотел зайти ближе, но хирург его остановил рукой.
– У него поджелудочная, шансов очень мало, я буду пробовать, но родственники дадут согласие на операцию?
– Родственников в России сейчас нет, я подпишу все бумаги, поторопись, а вдруг…
Юрий Васильевич сотворил чудо. Он впервые применил и умение хирурга и свои способности, промыв хорошо брюшину и вымывая оттуда гной до чистого физраствора. Анна Михайловна молча наблюдала за операцией, подавая тот или другой инструмент. Прежде доктор так не оперировал, сейчас у него под руками слизистая меняла цвет на здоровый. Конечно, Олег Данилович смотрел за приборами и мало что видел, но Юрий Васильевич очень устал, пот стекал у него по лбу и Анна Михайловна только успевала его вытирать. Наконец последний шов был наложен и хирург вышел в коридор. Операция шла не долго, часа три.
– Ну что, Юрий?
– Покажут первые 12 часов, но прошло успешно. Дальше как сердце, другие факторы. Где же он её так зацепил?
– Ударился три дня назад, думаю это. Но мы думали, ничего опасного не случилось….
– Я отдохну, ладно, мне же подежурить нужно будет ночью около него. Пару часов Анна Михайловна побудет, Олег Данилович, а потом моя очередь. На связи.
– Спасибо, – от души обнял его Михаил, а Юрий Васильевич махнул рукой.
Он подумал, если он всех больных так будет лечить, то от него ничего не останется вскоре. Нужно будет послезавтра не в областной центр поехать, а к бабушке. Когда он отдыхал в ординаторской, проживая и вспоминая эту операцию, в дверь постучали и в дверь просунула голову Таня.
– Юрий Васильевич, тут бабушка приехала. Она вам велела чай заварить, её чай. Так я заварила уже, выпейте, вам полегчает.
А бабушка Света действительно с утра была сама не своя, все думала, как там её крестник. Она увидела, что он сегодня впервые использует свою силу и волновалась, что не успела рассказать, как её использовать не во вред себе. Поэтому не выдержала и приехала.
После чая ему действительно стало легче, голова прояснилась и пришло понимание того, чем больного выхаживать дальше. Таня заварила ещё кружку и сказала, что их свидание будет в этот раз у бабушки.

***

Конечно, Таня хотела поехать в город, а кто бы не хотел на её месте. Девчонка, считай, она всю жизнь, за редким исключением, провела в поселке. Весь мир только через экран телевизора видела. Папа, пока был жив, возил пару раз свою дочурку показать настоящий город. И вот Юрий Васильевич повез её на их свидание. Чудной он, но ей так это было приятно. И как-то надёжно рядом с ним. Сейчас она родит ребёнка и какой город, забыть нужно будет об своей мечте, об остальном.

Когда она увидела сегодня в ординаторской Юрия Васильевича, лежащего на кушетке, даже испугалась. Он лежал весь бледный и опустошённый. Бабушка Света приехала и велела его напоить чаем, но Таня, сама не понимая откуда к ней это пришло, поняла, что он силы свои отдал больному во время операции. Она недавно стала замечать, что её интуиция стала ей подсказывать многие события. Наверное общение с бабушкой способствует. Хотя бабушка сказала, что это для беременных как раз нормально.

Через час после операции Юрий Васильевич вышел из ординаторской в нормальном состоянии. У больного все показатели были в норме, без отклонений, что было даже удивительно. Он отпустил Анну Михайловну и Олега Даниловича домой, поблагодарив их, что они остались и дали ему возможность прийти в себя.

– Да я могу и ещё на час остаться, вы отдыхайте, больной стабилен. Юрий Васильевич, то что я увидела на операции…это какое-то чудо, не видела бы, никогда бы не поверила, – начала возбуждённо говорит операционная медсестра, а хирург её остановил:

– Главное в нашем деле что? Успешная операция. А как уж я её провел, это не важно, правда, Анна Михайловна?

– Ну да, вы очень правы. Но может всё-таки я останусь?

– Ну вы же сами видите, я отдохнул, идите домой. Завтра встретимся.

Затем он передал Таней, чтобы она провела бабушку Свету, если та ещё есть, в ординаторскую, а сам подошёл к Михаилу, который терпеливо его дожидался.

– Юра, я видел, каким ты вышел из операционной, поэтому не стал лезть с вопросами. Огромное спасибо за друга, понимаешь, у него здесь, кроме меня, никого нет, родители выехали за границу, у них тут совместный бизнес. Жена года три как попала в аварию, детей нет. А мы с самого детства дружим. Гнойный панкреатит, говоришь у него…был. Да, ну я никак не мог его диагностировать, плохой я врач.

– Миша, да там такие симптомы, что и МРТ не показало бы. Ты хороший врач и друг, раз сообразил привезти его сюда. Я очень надеюсь, что всё страшное позади, надеюсь, но буду держать тебя в курсе. Вот, у нас нет препарата, сейчас напишу, смотайся в область, но осторожно, не спеши, его капать будем часов через 10, не раньше, успеешь. Давай, на связи.

– Юра спасибо, я в долгу не останусь.

– Миша, ну какой долг. Я спасал человека. Ты поаккуратней на дороге, хорошо?

Михаил вышел, а Юрий Васильевич вернулся в ординаторскую. Там уже пила чай бабушка Света.

– Добрый вечер! Как же хорошо, что вы приехали и привезли ваш отвар. Я полностью обессилел во время операции, еле дошёл сюда. Но я его спас, я знаю это. И у меня впервые проявилось, я чувствовал место, я чувствовал болезнь, как вы и говорили. И я смог очистить место от гноя. Мне удалось. – С восторгом рассказывал Юрий Васильевич, а бабушке на душе теплело, значит, жизнь её прожита не зря, дала она толчок новому поколению.

– Юра, тебе нужно силы набираться прямо во время операции, а то выгоришь или, что может быть, свалишься сам прямо рядом. Приезжай на выходные, покумекаем, какой метод тебе подойдет. я ведь говорила, у нас разное направление, а тебе твой дар пришёл, но инструкций ты не получил вместе с ним. Может, попробую вызвать предков твоих, чтобы во сне рассказали, а если нет, будем сами думать. Наверное, у тебя были другие планы на выходные, но без этого ты использовать силы не сможешь.

– Ну конечно, я приеду. Таню вот хотел свозить в город, но это подождёт, думаю.

– Да, подождёт, конечно, подождёт…..- бабушка промолчала и добавила:

– Ты меня на минутку к нему пусти. Да я знаю, что в реанимацию нельзя, дай мне халат свой, что ли.

Они зашли вдвоем к больному, медсестра удивилась, но ничего не сказала. Бабушка взяла больного за руку, затем провела быстро и незаметно для медсестры рукой над животом и довольно кивнула головой.

Когда они вышли, она только и сказала:

– Молодец, хвалю, ты его вытащил с того света, он не жилец был. Ну, я поехала домой, у меня коза на улице гуляет.

– Бабушка Света, я сейчас организую вам транспорт.

А у бабушки Светы был ещё один должок – дед Серёга. Долго она собиралась и обдумывала, как от пьянства его отвадить и отомстить маленько.

С утра, как только открылся магазин, там уже торчал дед, купить самого дешёвого пива на опохмелку, ну и может кто угостит. Тут ведьма его и застала и начала честить при всех, что он ей калитку поломал, а она бедная и несчастная, у неё коза во дворе, а закрыть плотно не может калитку и так далее.

– Ты чего нарываешься, старая ведьма. Она и была такой.

– А ты старый козёл. И если была такой, так поправь бабушке. Ты же раньше плотником был неплохим.

– Ха, чего это я буду всем калитки ремонтировать, а меня козлом будут обзывать вместо благодарности.

– А за бутылку? А дай, Оль, ту вот бутылку с красной этикеткой. Ага, вот эту. Сколько там она стоит? Ну вот, поправишь калитку как полагается, так и заберёшь бутылку.

– А приду, сейчас куплю пивка и схожу домой за инструментом.

– Ну и как тебя козлом не назвать-то? Ты сейчас налакаешься, а потом придёшь опять пьяным скандалить и кулаками махать? Так, брать бутылку или нет? Я пиво, так и быть, сама куплю, дай-ка подешевле, раз уже нанимаю , так нанимаю.

Дед крякнул от удовольствия и внезапно свалившейся удачи и рванул домой за инструментом. Глупый, кто же из рук ведьмы выпивку берёт. Даже продавщица Ольга и та подмигнула бабушке Свете, видя озорные огоньки в её глазах.

Дед пришёл быстро, даже запыхался, но бабка сразу предупредила, чтобы сделал толково. Бутылки стояли на столе, как бы манили деда. Он провозился около часа, может чуточку больше.

– Ну хозяйка, принимай работу, – позвал он старую ведьму.

Дед действительно был когда-то хорошим мастером, но как-то работы стало меньше, здоровья также, он и стал опускаться до элементарного пьянчужки.

Бабушка Света проверила калитку, та хорошо открывалась и хорошо плотно закрывалась.

– Спасибо, ну давай, первую стопку я тебе налью, остальное ты дома, – с этими словами она откупорила при нём бутылку и налила стопку.

Дед крякнул, выпил, хотел открыть бутылку пива, но бабка остановила его.

– Э, нет, дома, как договаривались.

– Ну договаривались и договаривались, – сгреб он бутылки и пошёл быстро домой, чтобы никто не напросился в гости.

Дома он поставил бутылки на стол и стал открывать пиво. Но не тут -то было. Как только он подносил руку к бутылке, рука превращалась в козье копыто.

***
Дед сразу понял, чьих рук это дело. Он взвизгнул даже от избытка эмоций и погнался назад к ведьме. Уж он сейчас ей устроит! Когда бежал к ней через пустырь, чтобы ближе было и злость не расплескалась, увидел, что бабка пошла в направлении центра и магазина. Он повернул за ней и заскочил в магазин, когда та что-то выбирала на прилавке.

– Ах ты ведьма проклятущая, – начал он орать прямо с порога.
– Дед Серёга, вы бы здесь не орали, покупателей распугаете!
– Сейчас и до тебя доберусь. Ты чего ведьму защищаешь?
– Серёга, ты погоди орать, что случилось? – отозвалась баба Свете
– А то ты не знаешь, гадина! Что с рукой сотворила! – с этими словами он выставил свою руку перед всеми, кто был в магазине.
Все вытянули шеи, разглядывая руку, о продавщица заметила:
– Рука как рука. А что с ней не так?
Тут и дед глянул. Да, рука как рука. Но вот только что она была козьим копытом.
Тут все начали переглядываться и стучать пальцем по лбу. Так как перед этим баба Света наливала ему стопку водки, от деда пахло алкоголем.
– Оля, я при тебе покупала бутылку водки и бутылку пива для Серёги, как оплату за то, что поправит мне калитку, которую, кстати, сам и поломал?
– Да, я вам продала бутылку часа 2 назад.
– Дед Серёга, я при тебе открывала закупоренную бутылку водки и наливала тебе?
– Да, но…
– Так чего ты орёшь на меня? – наступала на него баба Света, может, ты до белочки допился.
Тут открылась дверь магазина и зашёл за сигаретами местный участковый
– Товарищ участковый, прошу принять меры, тут баба Света занимается вредительством, подскочил к нему дед Серёга.
– Заявление лучше подавать в письменной форме, а что именно гражданка Аникеева вам лично навредила?
– Руку в козье копыто превратила, когда я прикасаюсь к спиртному.
– Предъявите!
Оля с готовностью поставила перед дедом бутылку пива, с интересом наблюдая за экспериментом.
Дед протянул руку к ней, чтобы ухватить, но рука стала козьим копытом.
– Вот, вот, видите все?

Но все видели, как дед протянул ладонь к бутылке и раздвинув безымянный и указательный палец, пытался ухватить бутылку.
– Так, всё понятно, я вас, гражданин Сергунин, забираю в КПЗ, проспитесь, а там будем или санитаров вызывать или что -то решать с вашей алкогольной зависимостью. И вот предупреждаю, если гражданке Аникеевой будет нанесен когда-либо  вред, будете отвечать по всей строгости. До меня слухи дошли, как вы ей угрожали. Так, давайте, Сергунин, в машину или наручники одеть?

Дед, отсидев до вечера в КПЗ, все обдумав, попросился выпустить его и не позорить его седины. Дал расписку, что угрожать никому в селе не будет и пойдёт по пути исправления. Он и сам понял, что, наверное, он стал спиваться понемногу.

После этой расписки был отпущен участковым восвояси. Дома его ждали дружки, чтобы проверить, может дед пить или нет. Ну как….пришлось им для эксперимента поить его со своих рук, но почему -то водка ему была неприятной, как помои. Остальное они выпили сами, а дед Серёга понял, что может быть, оно и к лучшему, а то совсем опустился он. Он обвел взглядом свой запущенный дом и сказал своим собутыльникам, что он устал, сегодня пусть они собираются в другом месте. На утро он решительно собирался поменять свою жизнь.

Конечно, участковый понимал, что дело тут не совсем чистое, когда ставал на защиту бабушки Светы, но в прошлом году, когда его сын испугался собаку местного фермера, которая выскочила на ребёнка и после этого стал заикаться и писать в постель, именно Светлана Павловна помогла им.

До этого были поездки и в детскую областную и к психологу и к психиатру…. Да что говорить, любят медики, чуть что и на учёт ставить. Не успели, жена повела ребёнка к местному, так сказать, специалисту и через 3 дня у ребёнка и речь восстановилась и пелёнки в постели стали не нужны. С собакой, конечно, участковый разобрался, её отдали в другое хозяйство. Хотя собака была не злая, но сам её вид…
Да и порядок должен быть, по улице такие собаки бегать не должны, это теперь усвоили все деревенские. Вообще, с этим фермером одни проблемы. То бык выбежал, то дорогу он занял своими кормами. Скорее, проблемы были в том, что он платил своим работникам плохо, а те соответственно работали. Но это было не в компетенции участкового.
Вот в эту субботу приехал Юрий Васильевич к этому местному специалисту, то есть к бабушке Свете, чтобы специалист обучил его, как не упасть от потери сил прямо у операционного стола. Вот ещё одна мысль не давала покоя молодому мужчине и он сам не мог себе эту мысль объяснить.

Бабушка ждала врача, но во время завтрака она вдруг спросила Танюшу:
– Танюш, я вижу, у тебя какие-то зачатки просыпаются, ну может это и влияние беременности, может и другое. Я сама пока смотреть не хочу. Но вот скажи мне как на духу, как ты относишься в Юрию Васильевичу. Вот как есть так и скажи.
– Ну он мне нравится, но вот чтобы жить с ним…ну наверное не смогла бы. Да и понимаю, он всегда будет занят, и ко мне нет каких-то чувств особенных. Ну нет такого, как тогда было с Мишей, вспышка. А так хочется! Может, привыкну, стерпится – слюбится, – неуверенно добавила она

– Я так и вижу, что он также себя как бы заставляет, считает, что твой ребёнок его единственный шанс стать отцом. Да и ты считаешь, что это единственный шанс. Проглядела я, не так смотрела. Ну что же, иногда и я ошибаюсь. Не неволь себя, не твой он. И ты не его, хотя ты для него больше подходила по жизни, чем он к тебе.

***

В ожидании приезда доктора Таня, как обычно, занялась уборкой. Она всегда любила чистоту и порядок, наверное, по этой причине ей работать санитаркой было легко и не тяжело. Она убралась в комнате, кухне, в бабушкином кабинете она никогда не убиралась и без надобности не заходила. Там бабушка сама держала свой порядок. Затем вышла во двор и тщательно промела дорожку к калитке и за ней, хотя уже пролетал снежок. Но она давно очистила весь двор от опавшей листвы и пожухшей травы. Он приобрел опрятный вид, насколько это было возможно. А вот подошёл и доктор. Он поздоровался, подарил Тане цветы и ещё раз извинился за неудачное свидание. Таня улыбнулась:

– Да я же понимаю, неужели думаете, что я бесчувственная какая-то. Вы свои целительские способности впервые использовали, человека спасли от смерти. Я видела вас после операции, впору рядом вас класть было в палате. А это неправильно, не должно быть так, поэтому и приехали к бабушке за советом, вопрос важный очень для вас. Как же я могла поехать с вами, если ваше сердце здесь бы было? Да и от больного вы отлучаться далеко не хотели. Так ведь?

– Таня, ты всё так понимаешь, ты меня видишь, как насквозь. Ты что, имеешь способности какие-то? Я уже ничему не удивлюсь.
– Нет, Юрий Васильевич. Скорее всего, как бабушка говорит, это моя беременность на меня так действует.
– Как там, кстати, всё нормально? Что УЗИ показало?
– Показало, что все нормально, развиваемся согласно срокам.
– Ну и хорошо.

Таню задело, что он даже не спросил, кто у неё будет, но потом подумала, что, скорее всего, это и к лучшему.
На завтра она договорилась с напарницей, что с бабушкой поедут на рынок и купят ей нормальное пальто, а то в этом стареньком было холодно да и вскоре оно будет ей мало. Если она опоздает на пол часика, то пусть отдежурит за неё, а Таня в следующий раз её раньше сменит.

Ну конечно, где в райцентре купить одежду? Или в область съездить или на небольшом рыночке в выходной. Вот они вдвоем и поехали выбрать что-то. Конечно, продавец хотела уговорить Таню на пальто подороже, причем то, которое ей не шло, но бабушка резко остановила продавца, сказав, что сами разберутся, что их интересует. Тут и хозяйка лотка пришла, спросила, что за спор.

– Да вот внучке пальто выбираем, нужно пальто, чтобы зимой тепло и чтобы не уродовало её, как то, что ваш работник предлагает. Да и в положении она, какая уж тут отрезная талия? Неужели для этого в соседний район ехать, чтобы пальто купить?

Хозяйка внимательно осмотрела покупателей, бабушка и внучка… Что-то товарки рассказывали о Анюте такое, что та почти месяц без продажи стояла и ничего сделать не могла, ни одна ведьма помочь не бралась. Не эта ли бабка с внучкой пришла пальто выбирать? Взгляд-то какой колючий

– А на какую сумму рассчитываете?

Таня ответила, это была как раз половина зарплаты, а ведь нужно и обувь купить. Сумма была явно небольшая, но бабка сказала, что 2 тысячи добавит.
Хозяйка улыбнулась и сказала, что попробует одеть девушку. Она достала с витрины пальто, которое имело 2 молнии и как раз и было рассчитано на беременных. Оно было тёмно-голубого цвета с металлическим отливом. Сидело на Тане отлично.

– Ну вот, как раз на ваши деньги, – сказала хозяйка, а удивлённой продавщице сказала, чтобы просто его отминусовала.
– Спасибо тебе, хозяйка и удачной тебе торговли! – поблагодарила бабушка и как-то неопределённо махнула рукой по металлическому контейнеру. А продавца поменяй. Недобрый глаз у неё, людей отпугивает.
– Спасибо, – ответила и себе хозяйка, отметив про себя, что она всё -таки не ошиблась. Действительно, к конце дня выторг был ещё тот.

Обувь они купили также быстро и Таня побежала на работу, обняв бабушку и отдав ей покупки. Теперь зима ей будет не страшна.
На работе она, как всегда, быстро включилась в работу, её веселый голос слышался то там, то тут. Везде она успевала. Несколько раз забегала в послеоперационную палату к больному, спрашивала, не нужно ли что? Ему сегодня уже нужно было вставать и пробовать ходить.

Таня взяла из дома суп, который сварила бабушка. Таня кушала всегда в больнице, хотя еда, по правде, была там никакая. И это ещё для медперсонала была еда получше. Сегодня бабушка сказала, что больному лучше съесть домашней пищи, быстрее поправится. Да и самой лучше брать из дома, не больничное же есть.

Когда бабушка Света наливала в баночки суп, она задумалась, затем взяла щепотку приправ, самую малость, и насыпала сверху в обе банки.
Санитарка Таня в обед предложила Илье Игоревичу домашнего супчика, диетического, крупяного, она принесла специально ему из дома. Тот согласился, хоть и без особого желания. Хотя поджелудочная у него уже начала работать, аппетита ещё не было.

Суп ему очень понравился, он съел все с большим удовольствием и уже не стал есть второе, которое состояло из холодной овсянки и тертой варенной свёклы.
Через полчаса ему захотелось по естественным надобностям и он попытался сам встать и пойти искать местный санузел. Давно он не лежал в такой больнице. Встал и непривычки закружилась голова, хорошо, что заглянула медсестра и позвала быстро Таню помочь. Они поддержали побледневшего пациента, тот постоял и попробовал сам идти. Таня засмеялась над его упрямством, сказала, что могла бы дать утку. Но Илья замотал головой и Таня повела его вдоль коридора к туалету. Туалет был совсем рядом. Таня отвела его и в кабинку и помогла затем одеться дрожащему от напряжения мужчине и отвела в палату. Илья покрылся весь потом, а Таня ругала его за упрямство.

– Таня, а я могу нанять вас домработницей? Супы у вас вкусные, сами заботливые, везде у вас чистота.
– Ой, насмешили! Да какая из меня домработница? Через 5 месяцев я рожу, мне до декрета доработать нужно. Вы же декретные мне выплачивать не будете.
– Вы беременная? Вот так новости! И вёдра носите и со шваброй управляетесь и вот меня повели. А вдруг упал бы, как подымали бы? А муж, как же он мог допустить, чтобы вы работали в положении на такой работе?
– Ну поднять бы мне помогли, не в пустыне, да и я видела, что дойдёте. Мужа у меня нет, поэтому, идти или не идти работать с вёдрами, я решаю сама, – улыбнулась Таня своей чарующей улыбкой. Улыбка у неё и вправду была очень приятная.

Тут Илья впервые присмотрелся к девушке. Он обратил внимание на её длинные ресницы, ещё по- детски припухлые губы, совсем чуточку курносый нос и тёмно- серые глаза, очень красивые. Девушка не была расписной красавицей, далеко не мисс какая-то, но симпатичная и милая. А главное, совсем не кокетничала. Что-то давно забытое после смерти жены колыхнулось в его груди. Конечно, это была совсем не та мелодрама, которые заполонили экраны телевизора.

Думаю, бабушкина приправа сработала, но Таня также глянула на Илью не как на пациента, а как на мужчину. Это было совсем не то чувство, которое вызвал у неё Юрий Васильевич, когда она его впервые увидела.
– А вашим родным сообщили, где вы, что с вами? Ваша жена, она знает?
– Жена погибла, – по лицу мужчины пробежала тень.
– Я спросила не то, простите и отдыхайте, сейчас компот принесу, – ответила Таня и вышла.

***

Когда она принесла с кухни компот, Илья прикрыл глаза на несколько минут задремал. Он устал после своего первого похода по коридору. Таня тихонечко поставила кружку с компотом на тумбочку и вышла. Через час она заглянула к нему, спросить, не нужно ли ему что-то.
– А помогите мне снова пройтись по коридору. Просто подстрахуйте, будьте рядом.
– Тогда минут через 20, хорошо? Сейчас сдам постельное в стирку и мы с вами устроим гулянье по коридору. Только чур, других девушек, пока меня не будет, не приглашать, – пошутила девушка и вышла.
– Да уж не буду, – сам себе ответил Илья и неожиданно улыбнулся. Девушка его чем -то зацепила. Вроде обычная санитарка, он никогда бы и внимания на неё не обратил, подумаешь, обслуживающий персонал.
И Тане было приятно общаться с Ильей, она и не интересовалась, кто он, бизнесмен ли, тракторист. Просто человек.

К бабушке Свете после обеда гостья приехала. Хозяйка, у которой они с Таней покупали пальто, увидев выторг на точке, который был сегодня раза в два больше, чем в обычное воскресенье, стала разговаривать между товарками, что они слыхали о такой себе бабушке, которая Мишину маму, Аню, оставила без торгов.

Рассказы были не очень обнадёживающие, все сошлись на мнении, что она злобная ведьма, ей лучше поперёк дороги не становится. Живет она в селе…, всех уже достала и так далее. Но Лариса ничего сегодня особо злого не заметила, может, потому, что скидку сделала приличную для беременной. У Ларисы были постоянные проблемы с этой точкой да и со всем бизнесом, как не крутилась, а доход в итоге был небольшим. Аренда места, налоги, зарплата продавцу, расходы на доставку товара.

А тут ещё конкуренция, из соседнего района мужчина начал завозить похожий товар и Лариса приуныла совсем. Вот и появилась у неё идея съездить к этой ведьме. Сразу после того, как закрыла свой контейнер, а в районе до обеда и торговля закрывается, села она на свою старенькую мазду и поехала в указанное село. А там где узнавать новости? Правильно, в местном магазине.

– Девушка, а подскажите, есть ли у вас такая бабушка, – тут Лариса замялась
– Бабушку Свету что ли ищите?
– Ну бабушку, что делает разное…
– Ну я говорю, бабушку Свету. Выйдете из магазина и идите по левую сторону вдоль по улице. Вот 8 дом справа. Вы увидите, во дворе нет ни собаки, ни кота, – ответила продавщица.
– Спасибо, а можно, я машину тут оставлю, – ответила Лариса.
– Да можете ехать и машиной, там болота особенного нет, не застрянете.

Но Лариса оставила машину на площади и отправилась пешком.
Указанный двор она нашла быстро. Там действительно было заметно, что хозяйка не увлекается сельским хозяйством. Она постучала в калитку и позвала несмело:
– Бабушка Света!
Долго ждать не пришлось, дверь открылась и выглянула та бабушка, которая покупала с внучкой у неё пальто.
– Заходи, быстро же ты меня нашла.
Когда Лариса зашла в дом, ведьма сразу спросила, зачем та пришла.
– Да вот с торговлей у меня что-то не ладится, всё кручусь, кручусь, как белка в колесе.
– Тогда заходи в комнату, будем разбираться с твоей торговлей
Бабушка Света задумчиво начала смотреть на Ларису, затем отломила маленькую сухую веточку от большого веника, который висел на стене, зажгла её, та не горела, но дым пошёл густой.
– Так, конкуренты значит, изживают. Ну, это как обычно. Я говорила, продавец у тебя х%ороший, ей доплачивают, если от неё к конкуренту покупатели уходят. Да и ворует она. Ну что же, каждое деяние должно быть оплачено. Выгонять будешь, я слова дам. Работу найдет только в области.
Так, а у тебя она подклад спрятала, ей конкурент привез, сколько не торгуешь, сколько не стараешься, всё в пустую.
– Ну так и есть, все правда.
– Помолчи пока. Не всё сказала. Ты подклад поищи, только искать будешь, перчатки одень. Найдёшь, руками не бери голыми, продавец дура, а конкурент не стал предупреждать. Он её на работу брать не собирался.

Значит, прямо завтра, как заходишь в свой контейнер, слева и начни искать. У тебя там есть товар, который, как считает твой продавец, никогда не продастся. В одном из карманов найдёшь. Найди обязательно, сложи все найденное в пакет, отнеси на пустырь, облей бензином и сожги. Слова я на бумажке напишу, их нужно повторить слово в слово. Ту одежду, где лежал подклад, отдай бедному человеку, лучше местному пьянчуге. Контейнер закрой и откроешь только в следующее воскресенье. Как бы тебя не просили, что нужно что-то купить у тебя, не поддавайся на уговоры. И тот, кто особо просить будет открыть контейнер, и есть твой враг.
Теперь я сделаю и тебе защиту. В следующее воскресенье постарайся сама открыть контейнер и сама торговать, никого не ставь вместо себя. Ну, получится, получится, никто не заболеет и ничего срочного не будет. Продавца ты уже рассчитаешь, причину объяснять не нужно. Всё поняла?

– Поняла, бабушка Света, спасибо огромное. Сколько стоит это?
– Я цену не назначаю, сколько ты наметила, столько и давай. Вон на тумбочку поставишь, а я пока займусь твоим оберегом.
Через полчаса она вручила пакетик и две бумажки, одну как активировать пакетик, другую, что говорить при сжигании. Конечно, Лариса рассчиталась щедро, но она надеялась, что всё окупится, что в последствии и получилось. Предстоял же Новый Год и как раз похолодало. Да товар был заказан и оплачен.
А в это время Таня прогуливалась по коридору с Ильей. Кто-то пошутил, что как на свидании, а Илья ответил:
– На свидании мы с ней по-другому погуляем!
Таня засмущалась и сказала, чтобы он пробовал сам, но Илья ответил, что вдруг голова закружится и он упадёт. На самом деле ему было приятно держаться за её руку и он сам себе внутри улыбался. После смерти жены он не жил жизнью отшельника, конечно, у него были женщины. С одной он жил до последнего времени, но только она не приехала с областного центра в убитую районную больницу за ним ухаживать, лишь присылала смс, типа как ты там, мой котик.

То, что доктор вытащил его с того света чудом, ему уже рассказал его друг Миша, который каждый день был у него. Да и состояние у Ильи улучшалось с каждым днём и он спокойно бы и сам прогулялся уже по коридору, но под руку с Танечкой было приятней.

– Ну всё, больной, тихий час, идите в палату, а мне ещё коридор мыть, потом к ужину готовиться. Если хотите, вечером пройдёмся пару кругов. Потом может вас и выпишут.
– Ну спасибо тебе, Танюша.
– Они пришли в палату и Илья чмокнул её в щёку.
Таня покраснела и сказала, что вот это лишнее, а Илья засмеялся. Ему очень нравилось, как она смущается, как впрочем  это нравилось и Юрию.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.83MB | MySQL:75 | 0,482sec