Самый лучший в мире сын

— Мам. – Татьяна присела рядом с мамой на диван, обняла за плечи и прижалась щекой к её щеке. – Я такая счастливая!

— Отчего же? – Елизавета отложила в сторону вязание. – Выиграла лотерею? Нашла крупную сумму денег? Или тебе сделали выгодное предложение?

— Ну вот, тебя невозможно удивить. Последнее. Родион сделал мне предложение! – Выпалила Таня и заглянула в лицо матери. – Ты не рада? Он не нравится тебе. Ты его просто не знаешь.

— А ты знаешь его хорошо? Ой, дочка, иногда жизни не хватит, чтобы узнать, какую подлость может совершить человек.

— Мам, вечно ты сразу о плохом думаешь. – Таня отстранилась от матери.

— Дочка, подумай, не спеши, не твоё это. Встретишь ещё…

— Всё, хватит. Я решила. Это моя жизнь. – Таня обиженно заперлась в своей комнате.

Сколько Елизавета не старалась отговорить дочь от замужества, Татьяна стояла на своём. Говорила, что любит, что пора, что с Родионом ей хорошо…

Через два месяца сыграли свадьбу, а еще через два месяца Татьяна сообщила о своей беременности. Елизавета радовалась, что Татьяна счастлива. «Возможно, я ошибалась на счёт Родиона. Дай Бог, хорошо у неё всё сложится в жизни».

Но не сложилось. Елизавета тревожилась о дочери, часто заходила после работы навестить, ведь скоро рожать. Или готовила что-нибудь вкусное и относила молодым. Одной ей много ли надо?

Вечерами редко заставала Родиона дома. Дочь прятала глаза и говорила, что муж задержался на работе, деньги зарабатывает. Только не верила Татьяна. Сердце материнское не обманешь. Говорить о своих сомнениях дочери бесполезно. Вспыхивала, как порох, кричала, чтобы мама не лезла в их отношения. Когда начались схватки, Родиона снова не было дома. Татьяна ждала, не хотела без него ехать в роддом. Позвонила матери. Елизавета дозвонилась до работы Родиона. Ей ответил сторож, что никого давно нет, все ушли домой. Дочери говорить не стала. Сама вызвала «скорую».

Слишком Татьяна долго тянула. Роды оказались сложными, а кесарево сечение делать поздно. При профилактических осмотрах врачи находили отклонения в развитии новорожденного мальчика. А в полтора года, когда малыш должен был начать ходить, поставили страшный диагноз. Таня плакала и Елизавета вместе с ней. Родион часто отсутствовал дома, Таня ему ничего не сказала, боялась, что бросит.

Но на лечение нужны деньги. И много. Таня всё-таки сказала о проблемах со здоровьем сына мужу. А через две недели он ушёл.

— Кому ты нужна такая? Даже родить нормального ребёнка не могла. Мне нужна жена, а не сиделка. Посмотри на себя: жирная как корова, вечно уставшая, зарёванная. Смотреть на тебя не могу. Тебе от меня только деньги нужны!

 

— Не мне, а сыну на лечение. Мне ничего от тебя не нужно. Но Сашенька твой сын! – Пыталась достучаться до мужа Таня.

— Да пошла ты… – бросил Родион, собрал вещи и ушёл.

Случайно, в детской поликлинике Таня встретила жену коллеги Родиона. Она и рассказала то, на что Таня предпочитала закрывать глаза. Родион изменял Тане ещё до свадьбы. Хвастал, что женился потому, что у неё есть своя квартира, доставшаяся от бабушки. И сейчас живёт у этой женщины. Известие оглушило Таню. Ничего не видела, не слышала, что говорила врач-педиатр, осматривая сына. Не помнила, как добралась до квартиры.

Дома она положила Сашу в кроватку, села рядом и уставилась в одну точку. «Как теперь жить? Одной, без мужа, без денег. Мама поможет, но ей самой нужна помощь. Давление, суставы больные. Знала, что мужчины сбегают от проблем, больных детей. Не готовы они к таким трудностям. А я готова? Не думала, что Родион бросит меня… Говорил, что любит… Я так верила ему. Мама оказалась права. Но ничего не изменишь, не переиграешь. Как жить? Что делать?»

Но сколько ни сиди, проблем не убавится, деньги не упадут с неба. Сашеньке было жарко в одежде. Он заплакал, и Татьяна очнулась, раздела его, взяла на руки, поцеловала пушок на макушке.

Сказать, что было сложно, – ничего не сказать. Крупного увесистого Саню долго носила на руках. Поясница у Татьяны болела адски. Помогали фонды, давали деньги на лечение и реабилитацию. Татьяна бралась за любую работу. Научилась делать массаж, занималась много с сыном. Саша хоть плохо, но ходил. Татьяна искренне радовалась его успехам.

Дверные косяки и обои в квартире ободраны ходунками и колёсами инвалидного кресла. Но это неважно. Врачи предупреждали, что Саша может отставать в развитии. Но учился он хорошо. Таня с мамой насобирали денег и купили компьютер. Учителя из школы приходили домой к ним. Целыми днями Саша сидел у компьютера. Первые деньги стал зарабатывать ещё подростком, выполняя разные поручения, часто довольно сложные. Потом поступил в политехнический институт, и его профессией стало программирование. Быстро начал зарабатывать приличные деньги. Создавал программы для компаний, компьютерные игры, много чего.

Саша был необщителен, замкнут. Редко выходил на улицу. Компьютер стал средством не только заработка, но и общения с миром. В соцсетях не знал отбоя от девушек. Ловились на его красивое лицо, как у отца. При ходьбе от напряжения красивые черты искажались до неузнаваемости. От свиданий Саша уклонялся, а особо назойливых девушек тут же блокировал.

К двадцати годам Саша работал со многими фирмами и компаниями, включая медицинские. Не отказывался от простой, не сложной для него работы. Наконец, они перестали считать копейки. Таня сделала ремонт в квартире. Расширила дверные проёмы и сняла все двери, чтобы Саше было удобно ходить или ездить на инвалидном кресле.

Однажды в дверь позвонили. На пороге стояла молоденькая и красивая девушка. Татьяна не впустила её в дом. Сказала, что сын уехал в Питер, и когда вернётся, не знает. Девушка смотрела недоверчиво, но ушла. Когда Татьяна зашла комнату сына, он сидел перед выключенным монитором. С тех пор Саша стал аккуратнее в знакомствах.

Однажды он приехал к матери в кухню.

— Рано пришёл, у меня ещё не готово, — сказала она.

— Мам, мне тут один мужчина написал, о тебе спрашивал, вышла ли ты замуж. Кто это может быть? А ты, и, правда, молодая. Может тебе действительно замуж выйти?

— А как он нашёл тебя? – Татьяна помимо воли напряглась.

— Да через Интернет что угодно найти можно. У него ник граф Вронский. Тебе знакомо такое имя?

Ложка выпала из рук Татьяны и со звоном упала в раковину. Она выключила кран и села рядом с сыном. Лишь один знакомый ей мужчина мог иметь такой псевдоним. Он всегда тяготел к громким и звучным титулам, хотя происхождение имел самое, что ни на есть, плебейское.

 

 

— Кажется, я догадываюсь. Это мой папаша. Так? И ему что-то срочно понадобилось от нас. Дай угадаю. – Саша поднял лицо к потолку, словно мог увидеть там ответ. – Ему нужны деньги. Прознал родитель, что я зарабатываю хорошо, решил прикинуться больны и увечным. Дайте воды попить, а то так есть хочется, что переночевать негде. – Саша дурашливо изобразил интонацию нищего. – Он хочет встретиться и поговорить. – Уже серьёзно сказал он.

— Я чего-то подобного всегда боялась. А ты что? – осторожно спросила испуганная Татьяна.

— Я не ответил пока. С тобой пришёл посоветоваться.

— Сынок, пожалуйста, будь осторожен с ним. Он бросил нас в самый тяжёлый момент. Даже вспоминать не хочу, как мне было трудно. Он испугался проблем, сбежал, бросил нас с тобой… – Татьяна говорила быстро, взволнованно.

— Мам, успокойся. Мне он не нужен. Жалко тратить на него эмоции. Надо сделать так, чтобы у него никогда не возникало желания просить у нас денег. Всё будет хорошо, не волнуйся. Я не собираюсь встречаться с ним, во всяком случае, живьём.

— Что ты хочешь сделать? – Глаза Татьяны от страха стали огромными.

— Ничего. Я имел в виду, что встречусь с ним по скайпу. Должен же я хоть раз увидеть его. А тебе на это время лучше уйти из дома. Не бойся, я подготовлюсь.

Татьяна очень хотела остаться и послушать разговор предателя отца с брошенным им сыном. Но она дорожила доверием Саши. Ушла, бродила по улицам, а в голову лезли разные варианты развития событий. Сын простил отца, Родиону действительно плохо и Саша дал ему денег, а потом ещё и ещё, пока они снова не оказались без копейки. И тогда Родион снова исчезнет из их жизни.

Когда она вернулась, замёрзшая и уставшая, Саша сидел перед компьютером угрюмый, кусал губы и смотрел на тёмный экран.

— Что случилось? Он обидел тебя? – Татьяна как разъярённая львица подбежала к сыну.

— Мам, я в шоке. Как ты вообще могла с ним… Он, — прости за мой французский, – подлец. Думает, что на нас с тобой деньги с неба сыплются. Он мне угрожал, представляешь?

— Ой! – Татьяна схватилась за грудь и побледнела.

— Ты не то подумала. Он начал жаловаться, какая тяжёлая у него жизнь. Жёны стервы его довели, обобрали и выгнали. Он три раза был женат, представляешь? У него проблемы со здоровьем. Я так понял, что страдает всем сразу, кроме ящура и столбняка. Работать он не может, квартиру оставил последней жене. Хотя, подозреваю, квартира её.

Он имел наглость угрожать мне, что если я не дам ему денег на лечение, он подаст на меня в суд на алименты.

Татьяна задохнулась от возмущения. Она даже сказать ничего не могла.

— Ты не бойся. Ничего у него не выйдет. Он трус. Когда я припугнул, что найму самого лучшего юриста и адвоката, он тут же запел совсем другую песню. Что тебя одну любил все эти годы, что сделает всё, чтобы вернуть семью и бла-бла-бла.

— А ты что? – Татьяна до боли стискивала пальцы рук.

— Да ничего. Сказал, что я тут делал программу для прокуратуры. Они ребята отзывчивые, с радостью предоставят бесплатное жилье и трёхразовое диетическое питание. Папаша тут же отключился. Я бросил клич ребятам, найти хорошего юриста.

— Господи, я знала, чувствовала, что он обязательно появится снова и будет портить нам жизнь.
— Мам, я с тобой. Всё будет хорошо, я обещаю, – старался успокоить маму Саша.

— Спасибо, сынок. Ты самый лучший сын в мире.

Родион больше не появлялся в жизни Саши и Татьяны. Наверное, действительно испугался. А может быть нашёл ещё одно пристанище у очередной одинокой женщины.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.65MB | MySQL:75 | 0,355sec