Ребёнок от чужого мужа. Страсти накаляются

Ночью я долго лежу с открытыми глазами и думаю о мужчине, который находятся в соседней комнате. Прислушиваюсь к звукам и представляю, как они с Наташей занимаются любовью. Нет, я точно не смогу здесь жить. Эта встреча всколыхнула во мне столько забытых чувств… А моя злость, что Сергей сказал мне тогда те слова и отказался от ребенка не вызывают сейчас такой боли. Нет, я не простила его, ничего не забыла, но сердце в груди стучит все так же быстро, когда он смотрит на меня, задерживая взгляд своих красивых глаз.

— Мамочка, пойдем гулять? — Маша выглядывает в окно. — Смотри, какая большая детская площадка! У нас такой не было…

— Да, не было, — соглашаюсь я, и подхожу к окну, выглядывая во двор.

Дочь совершенно не вспоминает об Игоре. Это меня радует, но и в тоже время удручает, потому что Наташа права: это подозрительно, когда бывший муж, якобы отец моего ребенка, не интересуется, где ночует его дочь, что ест и как себя чувствует. Рано или поздно моя ложь вылезет наружу, поэтому необходимо срочно искать жилье.

 

 

— Наташ, я возьму у тебя ноутбук? — стучусь в спальню подруги.

Она сидит на невысоком пуфике перед туалетным столиком и наносит макияж.

Чувствую себя так, словно пробралась в святую святых. Замечаю красивый и нежный интерьер комнаты пастельного оттенка, и ночные картинки, как Сергей и Наташа на этой вот самой кровати каждую ночь… Нет, мне и в самом деле лучше съехать.

— Зачем, Кать? — спрашивает она, удивленно вскинув вверх подбородок. — Только не говори, чтобы найти жилье!

— И работу, — киваю я, а подруга пожимает плечами.

Встает из-за туалетного столика, и выдает мне свой ноутбук.

— Ну как хочешь. Но знай, вас никто никуда не гонит. Ты бы освоилась, работу нашла, Машу в садик устроила, а потом бы и съезжали.

Наташа говорит правильные вещи, и не будь Сергея я бы так и сделала, но после вчерашнего ужина, это исключено. Мы так и продолжи невзначай задевать друг друга и Наташа все поймет.

Полтора часа я выбираю жилье, звоню по выставленным предложениям и удивляюсь, как выросли ценники за последние несколько лет. Такое чувство, что меня десятилетие не было в родном городе. Где же я столько заработаю денег?

Маша рисует в альбоме, а я не падаю духом и продолжаю искать нам съемное жилье по приемлемой цене.

— Мама, ну пойдем, пожалуйста, на площадку, — не выдерживает дочь, а я закрываю ноутбук, перед этим выписав номер риэлтора на листок бумаги. — Ну хотя бы на чуть-чуть.

— Да, идем, Маш, — встаю из-за стола и отношу ноутбук Наташе.

Продолжу чуть позднее. Может быть повезет и риэлтор не возьмет с меня баснословных сумм.

Мы проводим с Машей на улице два часа. Я не тороплюсь домой, потому что знаю, что скоро вернется Сергей, а встречаться с ним лишний раз для меня подобно муке. Нам наверное нужно поговорить, но с другой стороны о чем? О чем нам говорить? Между нами теперь бездна всего и общий ребенок ничего не вернет. И не хочу я ничего говорить ему о Маше, вносить сумятицу в отношения подруги и ее мужа. У нас с Сергеем был шанс быть счастливыми, а он от своей дочери отказался еще до ее рождения. Все закономерно.

Мы возвращаемся домой с сумерками. Дома никого и я тороплюсь покормить Машу и беру в руки телефон. Снова звоню по номеру, которых выписала с десяток, и увлекшись беседой, не замечаю, как в кухне появляется Сергей. Он слышит кусочек моего разговора и хмурится, услышав, когда я говорю, что этого слишком дорогой вариант и он нам не подходит.

Завершаю вызов, прикусываю губу и отовариваюсь к Маше, которая есть молочную кашу, которую я для нее приготовила.

— Собираешься съезжать? — уточняет он.

— Да, не хочу стеснять вас с Наташей. Кстати, где она?

— Задерживается. Обещала, что будет через полчаса, — я киваю и не знаю куда деть взгляд.

Мы наедине. Не считая нашей дочери. И разговариваем без свидетелей.

— Слушай, если это из-за меня, — Сергей косится в сторону Маши и начинает говорить тише. — То напрасно. Между нами все давно в прошлом. Живите с дочкой в нашей квартире, сколько нужно. Нас почти весь день нет дома. Я много работаю. Наташа тоже, так что…

— Нет, Сергей, я не могу так…

— Что не можешь, Катя? — Сергей прищуривает глаза.

— Наташу обманывать. И… — я облизываю вмиг пересохшие губы, чувствуя, как гулко барабанит сердце в груди.

— И? — сухо спрашивает он.

— Это все неправильно. Если бы я знала, что ты ее муж, я бы никогда не переступила порог этой квартиры…

— Ты уже здесь, а я уже сказал несколькими секундами раньше, что между нами все в прошлом, — хмыкает он, разворачивается и выходит из кухни, но перед тем как уйти смотрит все тем де взглядом из прошлого от которого у меня трясутся коленки и вибрирует все внизу живота.

Прихожу в себя я лишь тогда, когда Маша дергает меня за руку и говорит, что съела всю кашу.

— Мам, ну правда зачем нам уезжать? Нас же никто не гонит. И тетя Наташа и дядя Сережа мне очень нравятся.

Дядя Сережа… В груди все сжимается от этих слов собственного ребенка.

— Ну хорошо, — соглашаюсь я с Машей, но про себя думаю, что при первой же возможности нужно уезжать из этой квартиры. Ничего хорошего из этого совместного проживания не получится.

— Я посижу с Машей, ты не волнуйся!

— Тебе правда не сложно? — переспрашиваю подругу.

Наташа возмущенно цокает языком и закатывает глаза.

— У тебя на сколько собеседование?

— На два.

— Хорошо. Думаю, к шести точно справишься, — отвечает Наташа. — Меня пригласили на открытие салона красоты. Так что сегодня буду поздно.

— Сергей, твой муж… он будет с тобой?

— Нет, ему это неинтересно, — отмахивается подруга. — Но у него сегодня совещание так что рано он вряд ли вернётся.

Я благодарно улыбаюсь Наташе и даю наставления дочери, чтобы вела себя хорошо. После чего со спокойной душой выхожу из квартиры и направляюсь к ближайшей станции метро.

За то время, что я не живу в столице уже успела забыть, насколько Москва большая. Пять остановок на метро, ещё столько же на маршрутке, и я на месте. Честно говоря, не знаю за что хвататься в первую очередь: поиск квартиры, детского сада или работы. Если бы дела решались одновременно было бы куда проще.

Подруга обещала помочь с обустройством дочери в детский сад, но уже со следующей недели. Её дальняя родственница работает там старшим воспитателем. Соответственно квартиру тоже нужно искать в этом же районе, где сад.

С тяжелой опухшей от мыслей головой поднимаюсь на пятый этаж стильного офиса «Строй-2000». Стучу в кабинет менеджера по подбору персонала и занимаю удобное кожаное кресло. Здесь замечательный график работы, хорошая зарплата и полный соцпакет. Всё что подходит матери-одиночке.

На собеседовании мне задают стандартные вопросы: кем работала? где училась? навыки? знание программ? До рождения Машки успела поработать помощником инженера, а потом… потом я переехала, родила

В три года отправила Машку в сад и в крошечном городке кое-как отыскала работу секретарем. Было сложно совмещать роль домохозяйки и примерного работника, тем более Игорь требовал, чтобы в доме всегда было чисто и вкусно, но я старалась. Буквально два месяца назад наша фирма объявила о закрытии. Было горько и обидно, потому что мне нравилось то, что я делала.

— Мы вам перезвоним, — произносит стандартную фразу менеджер, услышав всю мою трудовую историю. — Оставьте свой номер телефона.

— Он написан в резюме, — сообщаю с улыбкой.

Менеджер бегло пробегает глазами по бумагам и тут же кивает.

— Да, вижу. Мы перезвоним сразу, как только примем решение.

После собеседования в «Строй-2000» я отправляюсь ещё по двум адресам, но везде меня ждёт один и тот же ответ. В девяносто девяти случаев из ста это означает одно: я не подхожу им по каким-то параметрам. Возможно, смущает наличие ребёнка или отсутствие прописки в Москве. В любом случае, моё настроение падает до нулевой отметки.

Я возвращаюсь домой аккурат к шести, полностью промокшая под дождём.

— Почему такси не вызвала? — спрашивает Наташа, впуская в квартиру.

— Думала, что успею.

— Думала она! Марш в душ, — командует подруга.

Услышав мой голос, Маша выбегает из гостиной и бросается обниматься.

— Мамуль, нашла работу? — спрашивает меня.

— Нет, солнышко. Пока в поисках.

— Так, Мария, беги смотреть мультики и ужинать, — раздает указания Наташа. — Твоей маме срочно нужно отогреться, пока она не подхватила воспаление лёгких.

Подруга буквально силой впихивает меня в ванную комнату и вручает большое банное полотенце.

— Что с собеседованием-то?

— Провалила.

— Ну и ладно. Ещё лучше найдешь. Я спрошу у Серёжи, возможно, у него есть свободная вакансия в офисе.

— Ни в коем случае, Наташ! — почти кричу, цепляясь пальцами в её руку.

— Как скажешь, Кать. Нет так нет. Я не тороплю тебя, просто хочу, чтобы у тебя всё наладилось.

— Спасибо тебе, — тяжело вздыхаю. — Я правда попытаюсь решить этот вопрос как можно быстрее.

Наташа кивает и направляется на выход из ванной комнаты.

— Я уехала. Если что-то важное — звони, но не факт, что я услышу и отвечу.

Стоя под горячими струями воды, отогреваюсь как могу. Вся моя одежда и даже нижнее белье промокло под проливным дождем. Ещё в обед ничего не предвещало непогоды, а уже вечером небо затянуло серыми грозовыми тучами и прорвало.

Я выбираюсь из душевой кабинки и в оцепенении смотрю как дверная ручка открывается. Тело парализует, я делаю отчаянные попытки добраться до полотенца, но не успеваю — в ванную комнату проходит Сергей. Он смотрит на меня исподлобья. Брови нахмурены, а потемневшие зрачки бесстыдно проходятся по обнаженному телу. Мне хочется закричать, но я не могу. Громко клокочет сердце, а в горле тут же образовывается колючий комок, мешающий говорить.

Когда пальцы цепляются в мягкое полотенце, висящее на крючке, я тут же тяну его на себя и прикрываю им тело. Чувствую себя гораздо спокойнее и защищеннее, но кровь всё равно приливает к щекам и заставляет лицо буквально пылать.

— Что ты здесь делаешь? — шиплю, обращаясь к Сергею.

Он усмехается и опускает руки в карманы брюк.

Когда-то давно он сотни раз видел меня обнаженной. Когда-то очень и очень давно… Он обожал любоваться моим телом и подолгу рассматривать его. Кажется, что это было в прошлой жизни. Сейчас я изменилась не только внутреннее, но и внешне и, судя по внимательному взгляду Сергея, он тоже это заметил.

— Двери закрывать нужно, — отвечает строгим тоном. — Я думал, что это Наталья.

Он с грохотом захлопывает дверь, а я ещё несколько секунд пытаюсь отдышаться и привести зашкаливающий пульс в норму.

— Катя, стой! — Наташа окликает меня, когда я втискиваю ноги в туфли. Через час должно состояться очередное собеседование на должность секретаря в одной небольшой строительной фирме. После декрета я, увы, не большее рассчитывать не могу.

— Что это? — спрашиваю я, глядя на листок, который она мне протягивает. Там ручкой выведены цифры.

— Это я сегодня на одном сайте увидела вакансию и записала номер. В фирму требуется помощник генерального директора.

— Помощник генерального? — я смотрю на подругу с сомнением. — У меня ведь нет подходящего опыта.

— Ой, делов-то там! Расписание вести да билеты бронировать. Разберешься.

Я засовываю бумажку в сумку и решаю, что если собеседование провалится, то позвоню. Пока столица не славится рабочим гостеприимством, но может быть сегодня мне повезет.

Но мне не везет. После того моих слов о том, что я имею четырехлетнюю дочь, женщина из отдела кадров смотрит на меня с явной скукой

— Вряд ли вы нам подходите. В графике предусмотрены командировки, а ребенок будет в этом мешать.

В вакансии не было ничего сказано о командировках, но спорить я не решаюсь. Выйдя на улицу и тяжело вздохнув, лезу в сумку за номером от Наташи. Разве у меня большой выбор? Семь собеседований и шесть отказов. От вакансии курьера я сама в последний момент отказалась.

На звонок отвечает приятный женский голос. Я представляюсь и говорю, что ищу работу. К моему удивлению, мне предлагают в течение часа подъехать в офис на собеседование. Отсюда всего пара станций на метро.

Окрыленная надеждой, я звоню Наташе и умоляю ее еще немного посидеть в Машкой. Нужно будет к чаю на обратном пути что-то купить в знак благодарности. Подруга говорит, чтобы я не волновалась, потому что они с дочкой поладили. Чувство вины за долгое отсутствие во мне немного угасает.

— Здравствуйте, — здороваюсь с девушкой, сидящей за внушительной стойкой из искусственного камня. — Я пришла на собеседование. Екатерина Артемьева.

— Да-да, — она приветливо мне улыбается. — Глеб Борисович вас уже ждет.

Я чувствую себя немного неловко. Здесь настолько красиво. Фирма явно крупная. Смогу ли я им подойти? У меня ведь совсем нет опыта работы личным ассистентом.

В кожаном кресле сидит мужчина лет тридцати-тридцати пяти. Дорогой костюм, строгий взгляд. Лицо приятное.

— Катерина Андреевна, проходите, — он кивает на стоящий стул. — Благодарю за оперативность.

Я понемногу расслабляюсь. Разговаривает мужчина подчеркнуто вежливо и уважительно. Лучше, чем во многих конторах, где я бывала до этого.

— Давайте немного познакомимся, а потом я введу вас в курс дела.

В течение нескольких минут я рассказываю ему о себе, не утаивая наличие дочери, и о том, чем занималась последние пять лет. Честно говорю, что личным ассистентом никогда не работала.

— Если опыт работы секретаря есть, остальное приложится, — улыбается Глеб Борисович. — Когда готовы приступить, Катерина?

От удивления я не сразу нахожусь с ответом. Меня берут? Вот так просто? На шикарную должность в отличной зарплатой?

— Я… Мне требуется несколько дней, чтобы устроить дочку в садик. Мы ведь только что приехали. После я сразу могу приступить.

Мужчина кладет передо мной визитку и ободряюще улыбается.

— Тогда я останавливаю поиски. Надеюсь, поиск детского сада не затянется.

В квартиру Наташи я влетаю, полная восторга. В моих руках пакет с тортом и кукла для Машки. Купила на радостях.

— Наташ!

Я прохожу в зал и застываю. Кукла едва не выпадает у меня из рук. Дочка сидит за журнальным столиком, склонившись над рисунком, а рядом с ней сидит Сергей. Так близко, что их локти соприкасаются. В горле встает ком, сердце начинает стучать как сумасшедшее. К такой картине жизнь меня не подготовила. Я ведь думала, что никогда ее не увижу.

— Мам! — Машка поднимает глаза. — А мы с дядей рисуем. Я нашего Барсика нарисовала, а он, — она кивает на Сергея, — сказал, что я смогу стать художницей.

— Сможешь конечно, родная, — мои губы начинают трястись, и я не могу понять, чего в этот момент мне хочется больше: обнять мою Машку или подхватить ее на руки и бежать отсюда подальше. Мне страшно, что он ее заберет. Самое дорогое, что у меня есть.

Сергей поднимается и закладывает ладони в карманы брюк.

— Пойду работать, — и проходя мимо меня, вдруг замедляется и глухо произносит: — Красивая у тебя дочка, Катя.

Машутка, веди себя хорошо, — целую дочку в щеку, и провожаю ее взглядом.

— Вы не переживайте, у нас замечательные детки, все дружные. Маша вольется в коллектив, — заверяет меня женщина средних лет, и моя дочь скрывается с воспитателем за дверью.

Я разворачиваюсь и тороплюсь на метро. Опоздать в свой первый рабочий день — не самое лучшее начало трудового пути. У меня столько планов впереди, из меня буквально плещется через край прекрасное настроение, а еще я почти не думала эти дни о Сергее, и не пересекалась с ним. Он поздно возвращался домой, а мы в это время с Машей укладывались спать. Возможно, я даже протяну какое-то время до первой зарплаты, но после обязательно сниму жилье, и мы съедем от Наташи.

Двери лифта расступаются передо мной, а я оказываюсь на нужном мне этаже. Мне до сих пор не верится в свое везение, и что я буду работать в такой крупной фирме, с таким солидным человеком.

— Доброе утро, Глеб Борисович! — прохожу в его кабинет плавной походкой после его просьбы зайти к нему.

Мужчина поднимает голову и окидывает меня внимательным взглядом. Мои щеки начинает печь от такого пристального внимания. Может быть здесь какой-то особенный дресскод? Я потратила почти все сбережения, чтобы купить этот костюм…

— Доброе утро, Катя, — кивает он, и как-то через чур вежливо улыбается. — Через два часа у меня назначена встреча. Ты поедешь со мной.

Я чувствую странное волнение и трепет в груди. На прежнем месте работы босс никогда не брал меня с собой на встречи. Но и фирма была не такой крупной, как эта.

— Хорошо, — я киваю. — Какая моя роль на этой встречи? Вести протокол?

— Верно. Мне важно, чтобы ты смогла пересказать в деталях наш диалог, если это будет необходимо. В поездках тебя ждут те же задания. Ну и собственно, быть все время на связи.

— В поездках? — переспрашиваю я, а сама думаю о Маше, и что мне не с кем ее будет оставить, когда возникнет такая необходимость.

— Да. Примерно раз или два в месяц. Все зависит от ситуации.

Может быть моей зарплаты хватит нанять няню? Я решаю сейчас не забивать этим голову, а решать проблемы по мере их наступления. Но в голове оставляю для себя пометку, чтобы просмотреть на досуге подходящие кандидатуры, потому что болезни в детском саду никто не отменял, а судя по серьезному виду и голосу человека напротив, о больничных не могло идти и речи.

Последующие два часа проходят спокойно. Алевтина Сергеевна, женщина в годах и личный секретарь Глеба Борисовича, вводит в меня в курс дела. Выдает на руки папку и просит ознакомиться с документами. Уверена, у меня все получится, потому что я все схватываю на лету, но чего не могу никак взять в толк: зачем мужчине понадобился еще один ассистент? Чтобы сопровождал его в поездках и командировках? А может быть хочет вырастить достойную замену для женщины, которую планирует отправить на заслуженный отдых?

Через два часа мы встречаемся с Глебом Борисовичем в фойе. Спускаемся вниз и едем в ресторан. Встреча длится почти три часа, и у меня жутко затекла спина и ноги в этих неудобных туфлях, от которых я порядком отвыкла за время, проведенном в декрете. Я включила диктофон на телефоне и попутно записывала какие-то важные и ключевые моменты мужского диалога в блокнот. Мне казалось, они побеседую от силы полчаса, покушают и разойдутся, но нет.

Что-то заставляет меня обернуться в сторону. Лицо печет, как обычно со мной бывает, когда кто-то пристально рассматривает. Я пробегаюсь газами по посетителям ресторана и замечаю Серея. Он сидит у окна. Рядом с ним еще двое мужчин в костюмах. Он попивает кофе из чашки и наблюдает за мной. Мне становится резко не по себе, а сердце в груди пускается вскачь. Я не ожидала, что мы с ним встретимся. И почему он так смотрит на меня и не отводит глаз?

— Все записала, Катя? — голос начальника спускает меня с небес на землю, и я первой отвожу взгляд от Сергея.

— Да, Глеб Борисович.

Обязательно все прослушаю вечером еще раз и перенесу на бумагу, чтобы знать нюансы и быть готовой ответить на все вопросы босса. Он мельком проследив за моим взглядом, замечает Сергея, и сдержанно ему кивает в знак приветствия.

Они знакомы?

— В таком случае возвращаемся в офис, — Глеб Борисович поднимет запястье и смотрит на часы. — Рабочий день заканчивается через час. Сегодня можешь уйти пораньше. Я тобой пока очень доволен, Катя, — я расплываюсь в щедрой улыбке. — Если так и дальше будет, то Алевтину Сергеевну я смогу отпустить со спокойной душой.

— Спасибо. Я вас не подведу, — босс усмехается и задерживает пристальный взгляд на моем лице.

— Я надеюсь.

Мы выходим из ресторана вместе. Глеб Борисович предлагает подвезти до метро, но я отказываюсь. Хочу прогуляться немного, затем забрать Машу из садика, переодеться и сводить дочку на детскую площадку. Даже не верится, что жизнь начала налаживаться. У меня от этих мыслей крылья за спиной начинают расправляться. Летать еще, конечно, получится не скоро, но я верю, что теперь все будет хорошо.

Я почти дошла до метро, когда рядом со мной останавливается машина, а меня окликает знакомый голос:

— Катя, садись в машину. Подвезу. Я как раз домой еду.

Сергей… Сердце в груди сначала замирает, а потом пускается вскачь, как и в ресторане. Я переминаюсь с ноги на ногу. С одной стороны, что такого в том, что муж подруги собирается подвезти меня до дома? Но с другой он не просто муж. Он отец моей Маши, мой бывший любовник, а я приняла решение держаться от него подальше.

— Катя, — с нажимом повторяет он, когда раздаются сигнал машины, стоящей сзади. — Садись. Я не кусаюсь.

Понимаю, что это глупо ехать на метро домой, когда могу доехать с Сергеем, и делаю шаг вперед. Забираюсь в салон и пытаюсь не смотреть в его сторону.

— Сейчас включу печку, — замечает он как я дрожу, но только это вовсе не от холода, который на улице, а оттого, что мы с ним снова наедине.

Я устремляю взгляд на дорогу и нервно ёрзаю на месте. Знаю, нет ничего страшного в том, что Сергей меня подвозит — банальная вежливость, ведь нам по пути, но под кожей всё равно расползается гадливое чувство. Так не должно быть. Я должна обрубить наше общение и как можно реже показываться ему на глаза. Наташа не заслуживает этого. Она помогает нам с Машей, а я… неосознанно, но до деталей вспоминаю наши с Сергеем отношения. Это сильнее меня. В такие моменты я чувствую себя особенно слабой.

— Как тебе первый рабочий день? — внезапно спрашивает Сергей.

Я вздрагиваю и поворачиваю голову в его сторону. Не думала, что мы будем разговаривать по дороге. Всё же гнетущая тишина мне нравилась больше. Непроизвольно мой взгляд скользит по его лицу: глазам, прямому носу с небольшой горбинкой и плотно поджатым губам. Сергей и раньше был красивым, а с возрастом прибавил мужественности. У него появились новые морщинки, а черты лица загрубели.

Он расслабленно ведёт автомобиль и на светофоре поворачивается ко мне. Нервно сглатываю, пытаюсь успокоиться и выдерживаю его внимательный взгляд. Нужно как можно скорее искать квартиру. Уже сегодня!

— Всё хорошо. Мне нравится.

— Глеб не пристает? — невозмутимо продолжает сыпать вопросами Сергей.

Он отводит взгляд и трогает с места, а у меня щёки горят и кончики пальцев начинает нестерпимо покалывать. Зачем он задает мне такие вопросы? Разве ему есть до этого хоть какое-то дело?

— Нет, конечно! Нет… С чего ты взял?

— Я знаю Глеба лет пять, — хмыкает Сергей. — Обычно он не пропускает ни одной юбки, а тут красивая помощница нарисовалась. Почему бы не попробовать?

Я задыхаюсь от нехватки кислорода. Во-первых потому, что Сергей назвал меня красивой. Раньше он говорил мне об этом каждый день, но сейчас… сейчас это звучит немного странно и неуместно. А во-вторых, я начинаю понимать, что кажется именно он позаботился о том, чтобы найти для меня работу… Ну конечно же! Разве меня приняли бы в такую компанию без его рекомендаций?

— Моё трудоустройство это твоих рук дело? — тихо спрашиваю я.

— Это Наталья попросила тебе помочь, — спокойно кивает.

— Я говорила ей, что справлюсь сама! Без твоей помощи.

— Сама? — усмехается Сергей и вскидывает брови. — Ну вперёд, Кать! Везде только и ждут женщин с маленькими детьми. С распростёртыми объятиями!

Он замолкает, а я пытаюсь успокоить сбившееся дыхание. Сергей прав, но легче от этого не становится. Я просто до ужаса не хотела быть обязанной своему бывшему.

— Не глупи, Катерина, — шумно вздыхает он. — И даже не думай увольняться. Тебе ещё дочь растить.

— Я не планировала. Там отличный график и хорошо платят и… спасибо тебе, Сергей.

Он не говорит ничего в ответ. Сворачивает за светофором и едет по улице, где находится их с Наташей дом. Ещё чуть-чуть. Скоро. В квартире подруги мы снова будем делать вид, что малознакомы и не произнесем друг другу ни слова. Так значительно легче.

— Ты бы на алименты подала. Твой бывший муж работает?

— Да, у него хорошая должность, — отвечаю я. — Вскоре подумаю над этим вопросом.

Впиваюсь ногтями в сумочку, потому что мне приходится врать. За последние дни я делаю это слишком часто…

— Останови, пожалуйста, за пешеходным переходом. Мне Машу из сада нужно забрать.

Сергей кивает и сбавляет скорость. От предвкушения того, что через секунду я окажусь на свободе, начинают дрожать руки. Наконец-то! Открываю дверцу и вдыхаю морозный воздух.

— Спасибо, что подвёз, — поворачиваюсь к Сергею и напоследок одариваю его натянутой улыбкой.

— Не за что, Катя, — кивает он. — И всё же, если Глеб начнёт распускать руки — скажи об этом мне. Я быстро поставлю его на место.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.82MB | MySQL:75 | 0,429sec