Рассказ «Падший ангел. Время уйти»

Прошло пять лет, прежде чем большинство перьев на моих крыльях стали белыми. Помогая людям, я видел столько боли и страданий, что начинал переставать верить в радость и счастье. В такие моменты я брал паузу и улетал в места, где можно было отвлечься: парк, картинная галерея, концерт, гулял по сосновому лесу, любовался красотой природы. И мне снова возвращалось понимание, что на Земле много прекрасного.

Я побывал почти во всех странах. Тяжелее всего было в бедных районах и там, где шла война. Но что я мог сделать? Только длительные реформы способны постепенно поднять уровень жизни. Но кто хочет тратить деньги на развитие? Или прекратить военные действия, цель которых нажива?

Есть такой девиз: бери от жизни все! Но, следуя ему, люди забывают, что надо отдавать взамен. Поэтому и не чувствуют удовлетворения от того, что получилось взять.

Во время своих путешествий я сталкивался с другими падшими ангелами. Их удивлял вид моих побелевших крыльев, но далеко не все пытались узнать, как это произошло. А те, кто выяснял причину, не стремились встать на мой путь. Они понимали, что это большой труд и гораздо проще жить без предназначения, болтаясь между небом и землей.

Иногда мне приходилось наблюдать масштабные ката»строфы, в которых п0гибали десятки людей. Я мог это предотвратить, но не вмешивался. У каждого человека свое время для смерти. Можно списать внезапную кончину на трагическую случайность, халатность врачей и прочее, но правда такова, что если человеку суждено уйти из жизни в этот день, он уйдет. Да, боль потери страшна, но ничего нельзя сделать.

Особенно тяжело, когда пог»ибают дети. Ангелы способны предчувствовать беду, и у некоторых людей есть такой дар, но не все его понимают.

В то утро женщина, которая отпускала свою дочь на экскурсию по реке, ощущала беспокойство. У нее возникло непреодолимое желание обнять её и никуда не отпускать.

– Ты точно хочешь ехать? – спросила она.

– Конечно, – ответил ребенок. – Три дня на огромном теплоходе!

С тяжёлым сердцем мать посадила дочь на автобус, который должен был отвезти весь ее класс до речного вокзала.

Мать предчувствовала, а я знал, что в первый же день плавания на теплоходе произойдет взр»ыв. Поги»бнет большинство пассажиров. Я не могу спасти всех, но способен попытаться помочь этим детям.

Время в пути должно было занять два часа. Через пятьдесят минут я сделал так, что двигатель заглох. Сначала водитель попытался устранить поломку, потом сказал, что еще есть время и можно вызвать на помощь другой транспорт.

Тогда я сделал так, что автобус завёлся. Но, проехав двадцать минут, транспорт опять встал. Пока учитель дозвонился до школы и попросил помощи, пока там решали, какой автобус прислать, время было упущено.

Когда пришел новый транспорт, расстроенные дети пересели в него, чтобы отправиться по домам. В салоне царила тишина, что было непривычно для школьного автобуса.

– Ничего. Мы скоро обязательно запланируем новую интересную поездку, – учитель, как могла, старалась успокоить детей.

Но попытка вышла неудачной, потому что они были настроены на развлечения здесь и сейчас.

А вечером того же дня у пассажиров автобуса и их близких были другие эмоции. Узнав о трагедии на теплоходе, родители крепко обнимали своих детей и благодарили судьбу. А дети сделали вывод: иногда трудности в пути означают, что не следует двигаться дальше.

Мне удалось предотвратить тра»едию, потому что Творец разрешил дать этим детям шанс, а, может, я просил так сильно, что он изменил время смерти.

Вы когда-нибудь задумывались, почему хорошие люди уходят первыми? Люди, которые могли бы усовершенствовать этот мир, если бы их сме»рть не наступила так рано? И почему плохие, в том числе преступники доживают до старости, а некоторые из них остаются безнаказанными?

Во-первых, один человек не сможет улучшить мир. Даже если попытается. А после его ухода в мир иной существует большая вероятность того, что плоды его деятельности будут разрушены либо изменены.

А во-вторых, человека забирают, потому что он выполнил свое предназначение: его духовный мир стал безупречным.

Плохим людям дается долгая жизнь для переосмысления, раскаяния, совершенствования. Но мало кто это понимает, и почти никто не стремится встать на этот путь. А те преступники, которые остаются безнаказанными, восхищаются своей ловкостью, и что им удалось обмануть всех. Но если бы они знали, что чем справедливее земной суд, тем снисходительнее он будет на небесах, то так не радовались.

Если нет расплаты на земле, то она обязательно будет совершена на небе. Но только не все верят в бессмертие души, а многие сомневаются, что она вообще есть.

На моих крыльях осталось несколько тёмных перьев, когда я решил посетить одно из самых унылых мест – тюрьму для заключённых пожизненно.

Я не заходил в камеры к наси»льникам, серийным уби»цам. Лишь вглядывался в их лица. Жажда кр0ви и нас»лия – это один из самых сильных нарк0тиков.

 

Камеру под номером сорок три занимали отец с сыном. Двадцать лет назад они были членами преступной группировки. Чтобы устранить конкурентов, они кинули гранату в кафе, где те обедали. Пог»бли не только бандиты, но и обслуживающий персонал. Конечно, на их совести было больше преступлений, но на них у следствия не нашлось улик.

Сейчас отцу было шестьдесят пять лет. Он был болен: начались проблемы с сердцем. В ту ночь ему быстро удалось заснуть, а сын с безучастным видом разглядывал потолок. Он утратил надежду на досрочное освобождение и устал от бессмысленности существования. По ночам он молил Бога только об одном, чтобы его жизнь прекратилась. Но Творец не слышал, зато пришел я.

Я сел на край его кровати и взял за руку. Увидев меня, мужчина даже не вздрогнул.

– Какой красивый сон, – заметил он, принимая меня за видение.

– Я знаю, что ты раскаиваешься в том, что совершил. Сейчас ты другой человек. Ты даже не таишь обиды на отца за то, что он привел тебя в банду, – произнес я.

– Да, хотя ничего уже не вернуть. На мне кр0вь людей. Я был жесток и самоуверен. Но я за все заплатил и продолжаю расплачиваться, – признался мужчина.

– Что ты хочешь?

– Уйти… Только так я смогу выйти из этой тюрьмы. И чтобы отец избавился от мучений. Тихо, во сне. А я согласен на любую см»рть, даже самую страшную, лишь бы уйти. Я думал о сам0уб»йстве, но это еще один грех.

– Какое твое самое светлое воспоминание? – спросил я.

Мужчина задумался, а после ответил:

– Мне девять лет, мы с отцом плывем на лодке по озеру.

– Закрой глаза, – попросил я.

Мужчина послушно сомкнул веки и сжал мою руку. Мгновение и он увидел себя в лодке на водной глади озера. Отец греб веслами, а мальчик улыбался солнцу, ветру и кувшинкам на поверхности. Потом он услышал всплеск и вскрикнул:

– Папа, смотри рыбка!

Видение резко оборвалось. Рука мужчины ослабла. Иногда см»рть – это освобождение.

Я взглянул на отца, и его дыхание остановилось. Иногда см»рть – это благо.

Я видел, как их души отделились от тела и прошли сквозь решетку и стекло окна. Для души не существует препятствий.

Я вылетел вслед за ними, но устремился не ввысь, а приземлился на крышу тюрьмы и расправил крылья. Все мои перья стали белоснежными! Я заслужил прощение Творца и право вернуться на небеса!

Внезапно меня окутал поток света, отчего крылья засияли своей белизной. Я прикрыл глаза и полностью подчинился силе, которая потянула меня ввысь.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.79MB | MySQL:75 | 0,344sec