Под приглядом

— Ну что ж ты у меня такая дурёха – то? – Бурчал себе под нос Силантий, — Опять заснула, а суп не выключила!

Выключил суп на плите, задумчиво почесал свою рыжую всклокоченную бороду и, шаркая короткими ножками в видавших виды лаптях, поспешил к кровати, на которой спала Авдотья Матвеевна, чтобы подоткнуть ей под бок съехавшее стёганое одеяло.

 

 

Потоптался немного и, с трудом взобравшись на высокую кровать, поудобнее устроился в ногах у своей любимой Дунечки, его локоть утонул в пушистой перине, а ладонью он ощутил жёсткие волосы на своей голове. Силантий невольно залюбовался своей подопечной.

— Ну до чего ты, Дуня, красивая, хотя уже восемьдесят пять скоро стукнет. И всегда была красавицей, с самого рождения.

Когда родилась Дунечка, домовой Силантий уже несколько лет присматривал за этим домом и, хотя Дунечка была четвёртым ребёнком, но с самого рождения было понятно, что вырастет краше всех своих сестёр. С первых Дуничкиных дней Силантий взял её под свою опеку. И сейчас, понимая, что человеческий век недолог, с тоской думал о том дне, когда её на этой земле не станет и останется только память. А помнил Силантий всю Дунину жизнь, так что воспоминаний предостаточно.

 

 

Силантий тихо лежал в ногах у Авдотьи Матвеевны, в голове проносились самые яркие эпизоды из её жизни.

— Хи-хи-хи, — не выдержал Силантий, вспомнив, как у Дуняши округлились глазки, когда она впервые его смогла увидеть и своими пухленькими ручонками вцепилась в его роскошную рыжую бороду, и ведь не испугалась, не заплакала, а только загугукала на своем детском языке, как будто поздоровалась – уважила.

С рождением Дуняши у Силантия дел, конечно, поприбавилось, но это его не тяготило. Любо-дорого было за ней присматривать. Мать с отцом всё больше в хлопотах, видано ли дело, четверых надо обиходить, а сёстры иногда и подленивались. В такие моменты Дуняша была полностью под его опекой.

 

 

Силантий вспомнил, как забирался к ней в люльку, и Дуняша, теребя его рыжую бороду ручонками, очень быстро успокаивалась. А какой смелой девчонкой она росла! Если бы не Дуняша, то, может, и не было уже Силантия. Как она с палкой кинулась на помощь, когда его чуть навья не утащила. Тогдашний кот Васька тоже, конечно, помог, но Дунечке Силантий до сих пор был благодарен.

А потом она стала подрастать и Силантию больше нельзя было ей вот так запросто показываться. Человек должен жить своей жизнью, а домовой своей.

Вот так и побежали годы. Силантий только наблюдал, как росла Дунечка, да подставлял своё плечо, когда необходимость наступала. Девочкой она была смышлёной, но рассеянной, куда чего положит в задумчивости – никогда без его помощи не найдёт. А большие детки – большие бедки. Дунечка выросла в такую красавицу! Отбоя от кавалеров не было.

 

 

Сёстры уже все замуж повыходили, одна она осталась при отце и матери. Больше всего Силантий боялся, что её какой-нибудь кавалер залётный из родного дома увезёт, вот и пугал всех кавалеров до полусмерти, отваживал от дома. А Георгия принял. Хоть и сирота он был безродный, но сразу видно, что человек хороший, добрый и работящий. Своего дома нет, так ему этот родным стал.

Хорошего мужа Силантий справил Дуняше, ни разу она не пожалела, что за него замуж вышла. Да вот только пять лет назад схоронить его пришлось. Да, человеческий век недолог! Сынок у неё только и остался. Всё пытается её к себе в город забрать, да она не сдаётся.

— Эх-эх, только бы Колька её в город не увёз, — зевнув пробормотал Силантий, — и погрузился в приятную дрёму.

— Никуда я от тебя не уеду, помощник мой, — тихонечко шептала Авдотья Матвеевна, склонившись над маленьким существом, примостившимся у неё в изножье, погладила косматую голову своей морщинистой рукой и заботливо укрыла краем своего стёганого одеяла, — старый, что малый, многое видит.

Вот такая сегодня сказка. А. может, и не сказка.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.6MB | MySQL:75 | 0,356sec