Он получил по заслугам, — сказала колдунья

Я не чувствовала холод весенней земли, лишь жёсткое дыхание Бартана. Пыталась освободиться, но у меня не получалось.

Вдруг я услышала рык большого зверя. Он повторился снова и снова. Бартан отстранился от меня и поднял голову. В нескольких метрах стояла волчица, страшно оскалившись и рыча.

 

 

Парень попятился. Волчица наступала на него. Она прыгнула и я услышала крик б о л и, вызвавшийся из уст Бартана.

Я отвернулась, чтобы не видеть того, что произошло дальше. Вспомнила рассказ бабушки, как дед Валид  п о г и б от когтей медведя. Но он сделал это ради жизни моей матери, а Бартан сейчас получал по заслугам.

Я приготовилась уйти к богам вслед за ним, не надеясь, что волчица пощадит меня.

Но расправившись с Бартаном, она не стала нападать.

«Прикоснись к ней вниманием», — будто услышала я голос Демида. Он сказал так, когда спасал меня прошлой осенью.

Я мысленно дотянулась до волчицы, погладила её своим вниманием. В ответ она очень умно смотрела и позвала за собой. Я гадала, была ли это та же самая, что я встретила ранее.

Я встала и пошла за ней. Убегая от Бартана, я не разбирала дороги и сейчас не знала, где нахожусь. Через некоторое время, начала узнавать лес, ведущий к избе колдуньи.  Будто почувствовав, что я определилась с дорогой, волчица развернулась и пошла прочь.

— Спасибо, — то ли вслух, что ли мысленно сказал я ей вслед.

И побежала к домику бабушки. Только сейчас поняв, как замёрзла и промокла под разорванной одеждой.

Колдунья ждала меня на пороге.

— Вот ты и пришла ко мне, девочка, — сказала она. — Проходи скорее, грейся.

Бабушка завела меня в дом. Я поняла, что вся дрожу. Очутившись в знакомом месте, я разрыдалась. Меня трясло от пережитого страха.

— Он, он.. — повторяла я.

— Я знаю, моя хорошая, я все видела. — ответила колдунья. — По воде смотрела, — добавила она.

— Его… — начала я и осеклась. Хотела сказать, что  Бартана р а з о р в а л а волчица, но не смогла это выговорить.

— И это видела, он получил по заслугам,  — сказала колдунья. — Не думай, что только в этом его грех. Многое за ним водится, да отец его оправдывает в глазах селян. Власть старейшины сильна над умами.

Я плакала, прижавшись к бабушке, не особо понимая, что она говорит.

-Мне волчица помогла, — сказала я. — Как она ко мне вышла?

— Волки добро помнят. А вы накормили её, когда она больше всего в этом нуждалась. — ответила бабушка. — Да и волки просто так не нападают. Их дело — лес в чистоте блюсти. А это не только от пАдали очищать, но и от плохих людей стеречь.

Бабушка еще что-то говорила, гладила меня по голове, шептала мне ласковые слова. Со временем меня перестало трясти, но я еще больше испугалась тому, что произошло. Мне ведь строго-настрого было запрещено выходить с отцовского двора.

— Меня скоро спохватятся, — сказала я.

— Уже спохватились, ищут. — проговорила пожилая женщина. — Но до завтра Бартана не найдут. Побояться идти на тот край леса, темнеет уже, Солнце еще не взяло свою силу, дни коротки. Главное, чтобы Демид его первым не нашёл.

— Демид? — переспросила я.

— Да, все уже в курсе, что вы с Бартаном пропали. Кто-то из селян видел, как вы бежали в лес, растрезвонил всем. Демид как узнал, пошёл за тобой. Я не могу посмотреть где он, предупредить. С каждым днем мне все сложнее его видеть. Как будто стена вокруг него растёт.

— Я тоже так чувствует, будто защищен он чем-то, — согласилась я.

— А ты попробуй, влюбленное сердце дорогу найдёт, — ответила бабушка.

Я собрала все своё внимание, и представила, что нахожусь рядом с Демидом. В том лесу, где он нашел меня осенью. Почувствовала, как он взял меня за руку и повёл за собой. Через эту связь я прошептала: «Со мной все хорошо, я у колдуньи, не трогай его».

И вдруг увидела р а с т е р з а н н о е тело Бартана и стоящего над ним Демида. Он прислушивался к чему-то внутри себя. Потом улыбнулся и ушёл с этого места.

— Я видела его, — сказала я бабушке, — он на том самом месте. Я предупредила, чтоб он уходил.

— Ваша связь крепнет, не потеряй её, — ответила пожилая женщина. — Она еще, ох, как понадобится.

— Расскажи что ты про нас видишь? — взмолилась я.

— Нет, девочка, не надобно тебе судьбу знать. Когда знаешь — изменить трудно, а когда не знаешь — легко.

— А мне кажется наоборот. — ответила я.

— Мала ты ещё, чтоб выводы делать — колдунья погладила меня по голове, — иди, отдохни. А я посмотрю, что в селении творится, люди спать не будут, судьбу твою решать станут.

Я с испугом посмотрела на бабушку.

— Они придут сюда? — спросила я.

— Я не знаю, утро покажет. — был ответ.

П р о д о л ж е н и е в источнике

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.67MB | MySQL:75 | 0,350sec