«Непрощённая обида»

— Снега у неё зимой не выпросишь! — говорила про свою старшую сестру Раису Светлана Василенко.

Сёстры последние пару лет не общались, потому что Светлана была обижена на Раису. Когда младший сын Светланы не поступил в вуз на бюджет, женщина кинулась к сестре с просьбой занять денег.

 

Она знала, что у Раисы деньги есть. Сестра была одинокой, бездетной, при этом неплохо зарабатывала и почти не тратила. Донашивала старую одежду, питалась очень скромно, а деньги относила в банк на специальный счёт. На что копила и зачем, Светлана не понимала и только удивлялась.

Денег Раиса дать в долг отказалась, хотя Светлана и умоляла, и плакала.

— Не могу снять со счёта, они лежат под процентами, — холодно ответила Раиса.

— Да подавись ты своими деньгами! — в сердцах сказала в итоге Светлана и ушла от сестры, хлопнув дверью.

А вечером в разговоре с мужем рассуждала:

— Вот на что она копит? Детей нет, в квартире ремонт давно не делан, мебель вся ещё с советских времён, от родителей осталась. Даже телевизор себе нормальный купить не может. Куда ей эти сбережения? На тот свет заберёт с собой?

— Ну копит и копит, это её деньги, она их заработала, ей и решать, что с ними делать, — ответил муж.

— Племяннику пожалела, — продолжала распаляться Светлана, — и ведь я в долг просила, а не в дар. А теперь придётся кредит брать в банке.

— Да погоди ты с кредитом, мне на днях премию выплатят, и на отпуск у нас отложено. За семестр вполне сможем заплатить. А потом будем откладывать на Витькину учёбу.

Родители устроили сына на платное обучение, но парень оказался молодцом, сдал первую сессию на одни пятёрки и его перевели на бюджет.

Но с сестрой Светлана решила не общаться больше совсем. Раиса тоже ей не звонила, сёстры словно вычеркнули друг друга из своей жизни.

Однажды вечером после работы Светлана зашла в супермаркет. Она стояла возле полок с молочными продуктами, выбирая творог, когда к ней подошла женщина и поздоровалась.

— Света, смотрю ты это или нет, давно не виделись.

Это была их общая с Раисой знакомая, соседка их родителей.

— Здравствуй, Маша, — ответила Светлана, — да, лет десять, наверное, не виделись? Кажется на похоронах папы я тебя видела в последний раз.

— Ну да, а потом вы родительскую квартиру продали и больше мы и не сталкивались. У меня сын в вашем районе квартиру купил, вот я к нему в гости приехала и тебя встретила. Как поживаешь?

— Да ничего, потихоньку. Работаем с мужем, сыновья учатся.

— Это хорошо. А Раиса болеет что ли?

— Почему? — удивилась Светлана.

— Я её видела неделю назад, узнала с трудом. Она же такая справная всегда была, а тут худющая, на лице одни глаза остались. Я её и узнала только потому, что плащ на ней был тот же, в котором она на похоронах отца была. Приметный такой плащ, такие уже и не носят давно. Только сейчас он ей великоват стал. Я с ней поздоровалась, она кивнула и пошла дальше, не стала останавливаться. Так что с ней?

— Не знаю, я её два года не видела и не слышала.

— Как же так? Вы же сёстры! — воскликнула Мария.

— Да поссорились мы, Маша, обидела она меня, вот и не общаемся, — грустно вздохнула Светлана.

— Ну как же так, какие обиды могут быть между родными людьми?

— Выходит, что могут…

Вечером Светлана поделилась с мужем тем, что узнала о Раисе.

— Позвони сестре, может, в самом деле, болеет, — посоветовал Пётр.

— Не знаю, Петя. Что с ней сделается, ещё всех нас переживёт. У неё же ни забот, ни хлопот, ни переживаний. Только над накоплениями своими трясётся. А похудела потому, что экономит на всём, и на еде в том числе.

— Сама решай, твоя сестра, — ответил Пётр и уткнулся в книгу.

 

Весь вечер и следующий день Светлана думала о сестре. В ней боролись смешанные чувства. С одной стороны хотелось позвонить Раисе и спросить всё ли с ней в порядке, а с другой душу жгла непрощённая обида. Она снова прокручивала в голове тот день, когда умоляла сестру занять денег, а та отказала. Обида в итоге перевесила, и Светлана так и не позвонила Раисе.

Через неделю Светлане на мобильный позвонила соседка сестры и сообщила, что женщина скончалась.

***

Последние полгода Раиса боролась с онкологией. Болезнь обнаружили уже на четвёртой стадии, поэтому шансов на выздоровление было не много.

Сражалась с недугом женщина в полном одиночестве, из родных у неё была только сестра, с которой они не общались.

Гордыня не позволяла Раисе позвонить Светлане и рассказать о своей болезни. Так и умерла она никому не нужная. И накопления, большая часть которых ушла на лечение, не помогли.

Никто из сестёр не сделал первый шаг, каждая считала себя правой, а в итоге одна теперь будет всю жизнь нести чувство вины, а вторая ушла в полном одиночестве…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.71MB | MySQL:75 | 0,418sec