Неловко вышло…

Воскресным утром Анна Ивановна мирно досматривала какой-то очень интересный сон. Благо, дачный сезон кончился, и спешить было некуда. Спи да спи… Вдруг раздался настойчивый звонок в дверь.

 

 

— Коль, — толкнула она мужа, — Иди глянь, кто там.

Муж только сонно пробормотал что-то и повернулся на другой бок. В дверь звонили все настойчивей.

— Не добудишься, — ругнулась Анна Ивановна и мстительно сорвала с мужа одеяло. — Вот так и спи. Да иду я, иду… Кого там принесло…

Единственный сын ворвался в квартиру как тайфун, бросил походный рюкзак на пол в прихожей и прямо в ботинках прошёл на кухню, где жадно выпил два стакана воды.

Анна Ивановна семенила следом, придерживая полы норовящего распахнуться халата.

— Сереженька, что с тобой? — испуганно спросила она.

— Развожусь, мать! — ответил Серёжа и грохнул кулаком по столу. Сахарница жалобно ойкнула, дескать, что вы, люди, творите, я вам от бабушки ещё досталась. — Я с этой гадюкой жить не буду! Решено! Сегодня же к вам перебираюсь! Пусть подавится своей квартирой!

— Так общая же вроде квартира — то, — робко заметила мать.

— Ничего мне не надо! — отрезал сын и пошёл к выходу.

— Сынок, а ты куда?

— По делам, вечером буду.

Анна Ивановна замерла в прихожей. Из комнаты вышел проснувшийся муж в семейных трусах.

— Что случилось, Анют? Кто приходил?

Анна Ивановна раздражённо посмотрела на него.

— Что случилось, что случилось, — передразнила она. — Одевайся и марш на кухню!

— Завтракать?

— Если только корвалолом, — сердито ответила жена. — Бегом давай!

Все ж таки на завтрак были яйца, но с отчетливым привкусом успокоительного.

— Вот что я надумала, — начала Анна Ивановна, допив кофе, — надо нам к сватьям ехать. И лучше прямо сейчас, без предупреждения.

— Зачем? — не понял муж. — Сами разберутся, не маленькие!

— Они разберутся! — завелась жена. — Они, пожалуй, разберутся! Ты бы слышал, как он кричал! Мне, говорит, от этой гадюки ничего не надо! Будь проклят день, когда мы познакомились! Во как!

— Да ну? Прямо так?

— Вот те крест! — подтвердила Анна Ивановна. — Поехали.

Припарковав старенькую десятку у дома сватьев, Николай Семеныч вдруг заволновался.

— Анют, ну куда мы без звонка? Может, их и дома нет?

— Где им быть, тунеядцам? По театрам своим они вечерами ходят. Тьфу! — сплюнула жена, открывая дверь машины.

-Тебе ж вроде они нравились, — опешил Николай Семеныч.

— Дак это когда было! За мной!

Николай Семеныч покорно поплелся следом, чувствуя себя неудачливым дезертиром, которого поймали и опять бросили в бой.

— Аня, Коля? — открыла дверь Инга Олеговна. — Какими судьбами? Проходите, пожалуйста.

— Разговор у нас к вам. Серьёзный. — заявила Анна Ивановна. — Зови Алексея, сватья. Все вместе поговорим!

— Может, чаю всё — таки? — несмело предложила хозяйка.

— Не до чая, — отмахнулась Анна Ивановна, прошла в гостиную и удобно устроилась на диване. Поникший Николай Семеныч неловко приткнулся рядом. Хозяева переглянулись и сели на кресла напротив.

— Разводить антимонии не буду, — начала Анна Ивановна. — Сразу к делу. Что это ваша Ксюха у нашего Серёжи квартиру отжимает? Она, значит, загуляла, а он ей квартиру?

— Загуляла? — втроём ахнули остальные.

— Ну, я так поняла, — пожала плечами рассказчица. — Мы эту квартиру им на свадьбу дарили. С чего это она должна Оксане доставаться?

— Как это вы дарили? А ничего, что мы скидывались по-честному все? — вскинулся Алексей.

— Да подожди ты, Лёш! — остановила мужа Инга Олеговна. — Что случилось-то? Мы, например, ничего не знаем.

— Здрасте, я ваша тётя! — съязвила Анна Ивановна. — Не знают они! Серёжка наш уж на развод подал! Откуда вам знать, в театре вашем поди это не показали!

— Ты на что намекаешь, сватья? — недобро сузила глаза Инга Олеговна.

— А я не намекаю, я прямо говорю! Отродясь делами молодых не интересовались. Не помогали ничем даже. Ксюха, Господи прости, как сирота при живых родителях. То-то я все понять не могла, чего девка неумеха такая!

— А лучше как ты, бегать к ним каждый день да жизни учить, так что ли? — взвилась Инга Олеговна.

— А ну не сметь про дочку мою плохо говорить! — рявкнул следом Алексей.

— А ты чего на жену мою орёшь, а? — вскочил с дивана Николай Семеныч.

— Я сейчас не только заору, а ещё и по шее ей дам за дочку! — следом подорвался Алексей.

— А ну попробуй! — сжал кулаки Николай и двинулся на свата.

Инга Олеговна взвизгнула и вдруг запустила тапкой в Анну Ивановну.

— Говорила я Оксане, чтобы замуж за Серёгу не ходила! Говорила, что с такой свекровью жизни не будет!

— Это с какой «с такой»? — крикнула Анна Ивановна и отправила тапку в обратный полет. — Сами вырастили дочь гулящую, а мы виноваты?

— Ах ты карга старая! — рыкнул Алексей и бросился к ней. Николай Семеныч грудью заслонил супругу и вступил в бой. Со звоном обрушился стеклянный кофейный столик, с серванта с диким «мяу» спрыгнул мирно спавший кот. Женщины бестолково пытались разнять вошедших в раж мужиков, параллельно норовя ткнуть локтем друг друга.

Побоище прервал звонок в дверь. Судя по всему, звонили уже давно, так как сейчас звонящий просто держал палец на кнопке звонка, не отпуская.

— Я открою, — светски сказала Инга Олеговна и всклокоченные поправила волосы.

Вошедшие с тортиком в руках Сергей с Оксаной застыли на пороге.

— А что случилось? — хором спросили они.

Инга Олеговна, уже тихонько сходившая за веником, аккуратно сметала осколки, бывшие когда-то кофейным столиком. Алексей Александрович сосредоточенно осматривал в зеркало разбитую губу. Николай Семеныч заправлял в штаны оставшуюся без пуговиц рубаху. Анна Ивановна зачем — то схватила и без того испуганного кота и ответила:

— Да все в порядке, дети. Так… Поговорили со сватьями. По — родственному. А вы чего пришли?

— Да мы к вам заходили, а вас нет. Вот мы и сюда. У нас новости хорошие. — улыбнулся Сергей. — Ребёнок у нас будет!

Покрасневшая Оксана утвердительно кивнула.

Анна Ивановна осторожно спросила:

— Помирились, значит?

— Ну да, — ещё шире улыбнулся Сергей.

— А из-за чего, простите, поругались? — вступил Алексей Александрович.

— Пап, да мы имя полночи выбирали, как-то незаметно и поссорились. — смущённо ответила Оксана. — А вы что все, не рады, что ли?

— Рады, Ксюшенька, рады, — спохватилась Анна Ивановна.

— Пойду все же чайник поставлю, — спокойно сказала Инга Олеговна.

— Помогу тебе, сватья, — засуетилась Анна Ивановна.

Николай Семеныч сокрушенно цокнул языком:

— Н-да, неловко как — то вышло…

— Не то слово, — эхом отозвался Алексей и приобнял его за плечи. — Пошли чай пить. Или чего покрепче, что ли …

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.69MB | MySQL:75 | 0,342sec