Недружная семья часть 1

Дорога убегала бесконечной полосой среди полей, перелесков и редких деревушек. Иногда среди крыш домов проглядывали купола церквей, где-то полуразрушенных, а где-то блестящих в лучах солнца медью или серебром. Маршрут уводил всё севернее, и это становилось заметно. Деревья и кусты подступали всё ближе, всё чаще ели и сосны приходили на смену берёзам и осинам, и словно приглушали яркость летнего дня. Когда дорога проходила через скошенные уже поля, солнце щедро заливало всё вокруг. Небо огромным полотнищем распахивалось над головой, облака слоились и громоздились ослепительными белыми горами на горизонте, рисуя фантастические пейзажи.

 

 

Кирилл бросил взгляд в зеркало на сидящих сзади жену и дочь. Дочка спала, её белобрысые кудряшки прилипли к вспотевшему лбу, губы чуть приоткрылись. Мария сидела, напряженно всматриваясь в окно. Кирилл зевнул.

– Долго ещё? – спросила Мария.

– Можешь свериться с картой, – отозвался Кирилл.

– И зачем тащиться в такую глушь, даже не зная толком – куда и для чего?!

– Кстати, это твоя мама отправила нас сюда!

– А ты и рад! Спелись! Ребёнка не жаль?

– Всё будет хорошо, чего ты ворчишь? Как на море отдыхать – так запросто, а тут в другой район выехать боишься?! Прокатимся, у меня отпуск, и вам нечего в городе в такую погоду сидеть. Нет ничего лучше чистого деревенского воздуха!

Мария промолчала. Кирилл снова сосредоточился на дороге. В любом случае, отдых на природе пойдет на пользу и ему. Может, удастся порыбачить, в лес сходить. В памяти всплыли запахи влажной лесной подстилки, успокаивающий дремотный шёпот листвы. Вот бы насобирать корзину подберёзовиков да подосиновиков, нажарить со свежей картошечкой! А лучше – белых!..

Свернули с федеральной трассы на примыкающую дорогу. Асфальт сразу стал хуже, скорость упала. На дорожных знаках начали появляться предупреждения о звериных переходах. Встречные машины попадались всё реже, темная ольха обступала всё плотнее. Ещё через несколько километров пара крупных чёрных птиц нехотя взлетела с дорожного полотна. Кирилл не сразу понял, что встретил настоящих лесных воронов. От удивления он даже сбавил скорость. Птицы дружно поднялись над лесом и скрылись.

Снова поворот. Асфальт сменила плотно сбитая грунтовка. Дорога вынырнула из перелеска на поле. Почти у самого поворота стоял «жигуль» с задранным капотом. Кирилл мог бы объехать видавшую виды машину по траве, но шофёрская солидарность и просто желание пообщаться заставили остановиться.

Хозяин машины, по пояс скрывшийся под капотом, выпрямился. На вид ему было за шестьдесят. Волосы укрывала бандана, седеющие усы подстрижены подковой. Кирилл протянул руку, мужчина торопливо вытер ладони ветошью, ответил на пожатие.

– Помочь чем, отец?

– Да чем ты мне поможешь? – Пенсионер выразительно окинул взглядом чёрный джип Кирилла.

– Ну, я тоже не мажор, жизни нюхнул! Чего стряслось-то?

– Так вот не пойму! Вроде всё хорошо было. Приехали, уехали, а как на дорогу выезжать надо – заглохла!

– Бензин-то есть?

– Сам заливал утром десять литров. Мне тут до заправки недалеко, как раз должно было хватить, да и датчик полбака показывал. Говорю – всё нормально было! Я эту машину за столько лет изучил от и до!

– Может, свечи?

– Ну, посмотри, если не спешишь, вдруг и увидишь чего…

Кирилл заглянул под капот. Да уж, давненько не копался он в отечественных «вёдрах»! Машина и правда выглядела ухоженно. Для успокоения души он посмотрел высоковольтники, проверил свечи, клеммы аккумулятора.

– А что, отец, попробуй, заведи…

Мужчина сел за руль, стартёр крутанулся и мотор мягко заработал. Хозяин машины удивлённо развел руками, ещё раз заглушил и завёл автомобиль. Всё в порядке. Он вылез из машины, медленно закрыл капот, помолчал, смотря на Кирилла.

– А ты не в Делялевку направился? – спросил он наконец.

– Ага. Правильно едем?

– Правильно. Эта дорога только туда и ведёт. Местный, или подсказал кто?

– А что? – Кирилл улыбнулся.

– Нет, ничего… В лес пойдёшь, возьми с собой любую безделицу, которую отдать не жаль.

– Зачем?

– Там поймёшь, – мужчина обернулся в сторону, крикнул: – Наташ, садись в машину, поехали!

Откуда-то незаметно подошла немолодая уже женщина, улыбнулась Кириллу. В руках у неё был букет полевых цветов. Она так внимательно и нежно смотрела на них, словно видела первый раз. Мужчина заметил взгляд Кирилла, кашлянул.

– Моя жена. После болезни ослепла, два года ничего сделать не могли… Вот, считай, только видеть снова начала…

– Ну, счастливо, отец! – Кирилл крепко пожал протянутую руку, посторонился, пропуская машину вперед.

Мария недовольно поджала губы.

– И чего было так долго трепаться?

– А чего и не поговорить с хорошими людьми? – улыбнулся Кирилл.– Скоро уже приедем.

– Куда мы едем?! К какой такой «бабке»?! Что я, позволю опыты над дочкой проводить?! С ума посходили, в суеверие ударились! Едем обратно!

– Не кипятись! Всё будет хорошо. Не понравится – развернёмся и уедем. А мне даже просто любопытно. Надо же, в наше время и – колдунья! Тебе не интересно разве?

– Нет! Шарлатанка какая-нибудь за деньги попритворяется, глаза позакатывает, а толку – ноль.

– Ну, пусть будет шарлатанка, но ведь интересно!..

Дорога взбежала на горку, и стала видна внизу речка, а за ней, почти на краю леса, деревенька в несколько домов, укрытых тенью старых рослых берёз. Машина аккуратно проехала по бревнам, составляющим мост, и въехала на единственную улицу.

Почти у самого края дороги стоял колодец со старомодным «журавлём». Кирилл остановил автомобиль, осмотрелся.

– Ну вот, кажется, приехали…

– Я не выйду из машины! – дёрнулась Мария.

Дочка проснулась, зевнула. Мария протянула ей бутылку с водой, но ребёнок даже не посмотрел на неё.

– Гулять!

Девочка выбралась из машины и побежала к колодцу. Тут же и Кирилл оказался рядом. Мария так и осталась следить за ними из автомобиля. Девочка потрогала потемневшее дерево руками и принялась рассматривать «журавль».

От одного из домов показалась немолодая уже женщина с ведрами и не торопясь направилась к колодцу.

– Здравствуйте! – издалека ещё поздоровался Кирилл.

– И вам не хворать!..

Женщина подошла, поставила ведра, рассмотрела приезжих. Потом молча опустила ведро в колодец и принялась выбирать верёвку обратно.

Кирилл подошел поближе:

– Давайте помогу.

– Ну помоги, сынок.

Кирилл наполнил оба ведра чистой ледяной водой, подхватил их.

– Куда нести?

В серых прищуренных глазах женщины мелькнула усмешка, она развернулась и пошла к своему дому. Мужчина послушно пошёл следом, девочка не отставала.

– Вот здесь поставь, – указала женщина место в сенях.

Кирилл опустил ведра, помолчал, осмотрелся. Женщина терпеливо ждала.

– Это ведь Делялевка?

– Делялевка, милый.

– Нам бы Катерину Степановну увидеть. Можно?

– А зачем она вам? – женщина наклонила голову на бок, внимательно посмотрела в глаза Кириллу. Тот выдержал взгляд.

– Дочку надо полечить.

– А что с ней?

Кирилл отвёл глаза. Что с ней? Легче спросить, чем ответить. Он оглянулся на девочку. Та спокойно перебирала яблоки, сложенные на подоконнике широкого окна веранды. Обратно она складывала их строго по размеру. Женщина тоже некоторое время смотрела на нее, но ничего не сказала.

– Ну что же, приехали так приехали. Пойдёмте, я вас пока в дом отведу, а там видно будет.

– А Катерина Степановна – это вы? – спросил Кирилл.

– Ещё чего! Конечно, нет! Вас кто надоумил сюда ехать-то?

– Её бабушка, – кивнул головой на дочь Кирилл. – А уж её кто надоумил, я не ведаю!

Женщина подошла к девочке, чуть наклонилась к ней.

– Тебя как зовут, красавица?

Ребёнок, увлечённый своей игрой, даже не посмотрел на взрослых. Кирилл вздохнул, провел рукой по волосам, подошел к дочери.

– Пошли, Настёна!

Оставалось ещё три яблока. Они никак не хотели вставать в ряд. Одно поставишь – соседнее падает, его поднимешь – первое некуда класть. Кирилл перевернул лежащий недалеко деревянный ящик и пододвинул к окну. Теперь все яблоки были уложены, и девочка молча направилась к дверям. Женщина посмотрела на Кирилла, покачала головой.

– Меня зовут баба Аня.

– Ну какая уж «баба»?! – улыбнулся Кирилл. – А по отчеству как?

– Михайловна.

– Анна Михайловна! Меня зовут Кирилл.

Женщина кивнула:

– Хорошо, пошли.

Выйдя на улицу, они прошли немного по тропинке к одному из домов. Кирилл обернулся – жена всё так же сидела в машине, хмуро глядя на него. Баба Аня открыла незапертое крыльцо, провела по короткому коридору, распахнула дверь избы.

Внутри изба делилась на две комнаты. В одной был стол, лавки, два шкафа, а в другой – комод, да две кровати. На окнах белели лёгкие занавески, всё было убрано, уютно. Между комнатами царила большая русская печь, чисто выбеленная и тоже украшенная занавесками.

– Кухня здесь. Воды принесёшь, газ есть. Туалет на сарае, покажу. Поживёте пока. Продукты-то есть?

– А сколько жить придется? – спросил Кирилл.

– Не знаю, не мне решать. Если надо чего – говори, моих запасов надолго хватит. Мне-то одной много ли надо. Картошечки подкопаем, моркови, зелени нарвем. Хлеб я сама пеку. Молоко своё, яйца…

Кирилл улыбнулся женщине, посмотрел на дочь, обошедшую комнаты и усевшуюся на лавку с найденной где-то самодельной тряпичной куклой.

– Вы не переживайте, Анна Михайловна, я за всё заплачу.

– Конечно, кто бы сомневался. Заплатишь.

Кирилл бросил быстрый взгляд на старушку, ища подвох, но серые глаза в обрамлении добрых морщин смотрели спокойно и просто. Женщина покачала головой:

– Жена твоя в машине-то? Зови, пусть хозяйством займётся.

– А когда я увижу Катерину Степановну, Анна Михайловна? Можно с ней встретиться?

– А это она сама решит, когда с вами встречаться. Куда торопишься?

– Я не тороплюсь…

– Вот и ладно! – женщина направилась к дверям, давая понять, что больше говорить не о чем.

Кирилл вышел следом. Баба Аня без остановки прошла в свой дом. Кирилл заскочил в джип, быстро перегнал его под окна нового жилья, заглушил мотор.

– Ну, выходи, поживём здесь пару дней, – повернулся он к жене. Та продолжала смотреть в окно. – Выходи, выходи, Настёна уже освоилась.

Мария поморщилась, но начала собираться.

– Если что, я в огороде вкалывать не собираюсь! И кухарить тут в твоё удовольствие тоже не стану, сам выкручивайся!

Они зашли в дом. Мария обошла квартирку, провела пальцем по шкафу, брезгливо отряхнула руки, зашла на кухню.

– И сколько мы здесь ютиться будем? Не хватало ещё какую-нибудь заразу подхватить! Туалет где? На улице?!

– На сарае. Привыкнешь, ничего страшного. И сама попробуй отдохнуть. Без подруг, без шопинга, без интернета. Несколько дней пойдут тебе на пользу. Смотри, природа какая!

– Сумасшедший дом! Природа…

Мария продолжала ворчать, резкими угловатыми движениями открывая и закрывая шкафы, доставая из сумки вещи. Настя удобно устроилась между комодом и печкой, разложив свои игрушки по однажды заведённому порядку: мишка справа, кубик слева, впереди вышитая думка. С удивлением Кирилл увидел, что и новой кукле нашлось место – она лежала чуть сзади, и девочка иногда трогала её рукой, словно проверяя, на месте ли та.

– К Насте нашей ходят гости,

Носят пряники, конфеты,

Угощают всех друзей…

Кирилл подал дочке карамельку, подождал, пока та обратит на неё внимание, а сам потихоньку взял куклу, чтоб рассмотреть поближе. Девочка настороженно следила за его рукой и уже потянула за подол цветастого платья игрушку обратно. Кукла была примитивной, сшитой из тряпочек, набитая ватой, без лица. Ткань была явно новая, не застиранная ещё.

– Куклы кушают конфеты,

Веселятся и поют.

Игрушка была уложена на прежнее место, проверена на ощупь рукой.

Кирилл огляделся ещё раз – в комнатах было чисто и тепло, но дом, видимо, не был заселен постоянно, скорее, предназначался для таких вот приезжих, как они. Может, та семейная пара как-раз выехала отсюда.

– Что, даже телевизора нет? – возмущалась Мария, – А чем я тут буду заниматься целыми днями?

– Загорай, гуляй.

– Гулять я прекрасно могла бы и дома…– донеслось Кириллу в спину, когда он выходил на улицу.

Мужчина остановился на крыльце и внимательно огляделся. Было на удивление тихо, только слышно, как кудахчут где-то куры. Вот кукарекнул петух, зачирикали воробьи. Ни от одного из домов не было слышно людских голосов. Хотя все строения выглядели добротно, не разрушились ещё под гнетом времени и непогоды, и трава вокруг выкошена.

Интересно, а где же живет сама знахарка? Какая она? Возможно, пожилая, как и баба Аня, в такой же длинной юбке, с передником, в тёплой кофте и платке, завязанном сзади. Как-то странно всё… Может, дома и не совсем заброшены, на выходные, наверное, приезжают дачники. Вон и яблони ухожены, ветки, отяжелевшие от плодов, заботливо подпёрты рогатинами.

Сама деревня выгодно стояла на горке, и вид открывался прекрасный: там, откуда они приехали, дорога петляла среди поля, речка неширокой полосой угадывалась по ленте ивняка, росшего по берегу, а недалеко за домами начинался настоящий лес. Наверное, и звери подходят к жилью, подумал Кирилл, представляя, как в зимнюю ночь воют в звенящей морозной темноте волки.

Недалеко от места, где он стоял, в чащу убегала плотно сбитая тропинка. Надо будет за грибами-то наведаться…

продолжение следует.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.75MB | MySQL:75 | 0,438sec