Не сон. Мистика.

Железнодорожный вокзал. Медленно отъезжает поезд. Кирилл и Галина едут в отпуск на юг. По пути сделают остановку, навестить бабушку. Мама очень просила.

За сутки до отъезда. В квартире.

— Совсем ведь не встаёт, — просит мать, — Как говорит соседка баба Клава. Болеет и болеет…

— Мам, у нас отпуск не резиновый, — сердито возражает дочь Галина.

— Доченька, заедьте хоть на денёк, — умоляет мать, — Сами гляните, как бабуля. Лекарства передадите. Я волнуюсь. Ну, неужели тебе её не жалко? Ты же выросла у неё в деревне…

— Вот именно выросла! – резко обрывает дочь, — Теперь у меня своя жизнь. Я вкалываю, чтобы потом на море поваляться, в кафешках свои наряды продемонстрировать. А сидеть у постели больной…

Мать опустила голову, тихо плачет.

— Ладно! – сжалилась Галина, — Заедем…

Поезд, покачиваясь, несёт своих пассажиров, как река лодку. Кирилл читает политический детектив, Галина листает журналы мод, что взяла с собой. Смотрит купальники. Понравились две модели. В вагоне душно.

К ночи стало совсем невыносимо. Кирилл лежит на верхней полке и всё время ворочается. В купе, помимо них, есть пожилая пара. Старики при посадке просили поменяться местами с Галиной. Точнее, просил дед уступить ему нижнюю полку, как пожилому человеку, но она категорически отказалась.

— Нет! И ещё раз нет! – замахала она руками, — Вы мужчина, а я дама!

Так женщины лежат на нижних местах, а мужчины на верхних.

Галина тоже вертится с боку на бок. На душе то-ли тревожно, то-ли просто мается от духоты.

Поезд тряхнуло, качнуло. Резко тормозит. Вагон со скрежетом валится на бок. Шум, треск, крики. Галина очнулась от того, что Кирилл тянет её за руку. Помогает встать. Темно. Только за окнами свет. Вагон перевёрнут вверх тормашками. Они сидят на потолке. Когда встала на ноги, огляделась, насколько это возможно в темноте. Старики, что едут с ними в вагоне, тоже стоят рядом и участливо смотрят на неё. Галину это раздражает. Она отдёрнула руку мужа и поправила футболку, что задралась с боку.

Пробираются к выходу. Запах дыма и гари. Вышли в коридор. Народ медленно выходит из своих купе и бредёт к выходу. «Странно» — думает Галина, — «Я помню из фильмов, что в таких случаях паника, толчея. Все должны бежать к выходу и давить друг друга. Это нормально… Почему такая дисциплина?» Смотрит впереди на женщину с ребёнком на руках. Девочка обнимает мать за шею и улыбается Галине. «Стоп! А почему я не бегу? Почему так клонит в сон? А!» – догадалась она, — «Так, я сплю!» обернулась на Кирилла, что идёт сзади и держит её за руку. Мотнула головой в сторону мамаши.

— Ты не знаешь, что здесь происходит? – показала подбородком на неё, — Можешь меня ущипнуть…

— А-а-а! – кричит и морщится, пассажиры оглядываются на неё, — Больно. Значит не сон.

В вагоне темно, а с улицы яркий прожектор ослепляет глаза.

У выхода из вагона стоят два мужчины и подают руки, помогая пассажирам выбраться. «Как они оперативно приехали спасать нас. Молодцы» – довольна она – «Вот всегда бы так. А то ждут вас, ждут…» Она осеклась, увидев, что ей машут руками несколько человек. Её встречают.

— Галочка, здравствуй! – приветствует, подошедшая, улыбчивая старушка в ситцевом платке на голове, — Здравствуй, родная!

Галина ошарашена. Хлопает глазами, открыв рот, пытается что-то сказать.

— Что ты так побледнела? – беспокоится бабушка, которую они с мужем едут навестить, — Не волнуйся! Всё в порядки, ты приехала. Мы рядом.

— Мама говорила, — мямлит Галина, — Ты не встаёшь?

— Теперь встаю, — кивает головой старушка и облегчённо выдыхает, — Ты не волнуйся так. Идём с нами.

Крепко обнимает и, держа за руку, ведёт.

— Куда мы идём? – не понимает женщина и крутит головой.

Подходят к огромной белой палатке. Пассажиры проходят внутрь. Там их беглым взглядом осматривает мужчина и рукой направляет к разным выходам. Потом люди разделяются, и иду в разные стороны. Куда они идут дальше, Галина не видит. Темно. Они словно пропадают в никуда.

— Что это? Почему? – растерянно спрашивает она, — Куда вы нас ведёте? Кирилл? Ты же со мной?!

Но Кирилла уводят.

— Не волнуйся, деточка, — держит её за руку бабушка, — Кирилл пошёл к своим. А мы к своим.

— Каким своим? – пытается вырваться, — Я никуда не пойду…

— Не надо нервничать, — уговаривает бабушка, — Вон там стоит группа людей – это все наши. Они нас ждут. Мама тоже скоро подойдёт к нам.

— Мама? – удивляется Галя, — Она же в городе осталась… Как она узнала, что я… Почему здесь?

— Она, как узнала о тебе, — отвечает бабушка, и опустив глаза, продолжает, — Так сразу и засобиралась к тебе. Идём.

 

Подошли к группе пожилых людей и только один маленький мальчик.

— Здравствуй, внученька! — здоровается старик с бородой в старинном костюме и картузе на голове. Галина, глянув на него мельком, ещё подумала, что кино снимают, — Не узнаёшь?

На его груди висят ордена, кресты. Что-то знакомое в его лице.

— Вижу, не узнала прадеда Архипа Петровича, — грустно смеётся он, — А жаль… Мы своих стариков почитали, и помнили всех до седьмого колена.

Галя ахнула. Это же её прадед. Его портрет висит в доме у бабушки на стене. Она в детстве часто бывала там. Всегда с интересом разглядывала своих предков. Вгляделась в остальные лица: баба Кира, дед Матвей – отец отца, тётя Варя, тётя Аня. Голова закружилась, потемнело в глазах. Падает в обморок. Очнулась. Лежит. Над ней склонились родные.

— Я умерла, да? – со слезами спрашивает она, — А как же… «Приехали! Боже! Вот это съездила на море!» — думает про себя и злится, — «Как всё это некстати, не вовремя… Не теперь! Пожалуйста!»

— А что с мамой, ей плохо? – спрашивает малыш и дёргает за рукав деда Архипа, — Деда, а деда?

— Нет, нет, — успокаивает он, — Сейчас она встанет и возьмёт тебя на руки.

Галина лежит и смотрит на мальчика. Он так похож на Кирилла. Два года назад она потеряла ребёнка. Тяжёлая беременность, врачи не смогли её сохранить.

Она поднялась на локтях и жадно впилась глазами в ребёнка. «Вот какой ты?!» — улыбается она. Малыш подошёл и обнял маму за шею. Она села и взяла его на руки. Качает. Поднялась. Все вокруг них улыбаются.

— Доченька! – голос со спины, — Галочка!

Галина оборачивается. К ней бежит, запыхавшись, мать в домашнем халате. Подбегает, и они втроём стоят обнявшись.

— Мам, как ты так быстро сюда добралась? – спрашивает дочь, — Мы только недавно попали в аварию. С час не больше…

— Два месяца! – поясняет мать и улыбается внуку на руках у Галины, — Прошло два месяца.

— Как? – ошарашена Галина. Она смирилась с тем, что умерла, но не привыкла к таким резким переменам здесь.

— Авария случилась два месяца тому назад, — спокойно поясняет мать, — А ты всё ещё в реанимации… Ты жива… И мы все ждём только тебя.

— Я жива? – радуется дочь, — Слава богу, что я жива!

— Ты не хочешь остаться с нами? – удивлённо и грустно спрашивает мать, — Ведь там у тебя ни кого не осталось… кто тебя любил…

— Прости, мамочка! – оправдывается она, — Я хочу обратно…

*************************************************************************

— Галочка, доченька, проспишь поезд! – будит мать, теребя за плечо, — Кирилл вернулся из магазина. Вам пора ехать на вокзал. Вставай, вставай!

— Я уснула? Я жива? – озирается она по сторонам. Обнимает мать.

— Да что с тобой, доченька? – перекрестила её и вздохнула, — Благословляю…

В комнату вошёл Кирилл.

— Ну, что поторопимся? – обращается к жене, — А то, на поезд опоздаем…

— Кирилл, а давай никуда не поедем? – вдруг спрашивает, улыбаясь, Галина, — Останемся дома… Я вас так всех люблю!

Вспомнила, что шепнул ей сын – «Мамочка, я так рад, что у меня будет братик!»

Сходила в аптеку, сделала тест. Нервно ожидает результата. Смотрит.

— А-а-а! – радуется Галина и бежит из ванной к мужу, — Кирилл, у нас будет ребёнок!

Сон это был у Галины или не сон, решайте сами…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.67MB | MySQL:75 | 0,349sec