Наследство от лохматого любимца

Никита, обычный деревенский подросток, возвращался домой с речки, когда увидел мальчишек, хохочущих над кем-то. Он подошел ближе и понял, что они обижают маленького щенка.

– А ну брысь отсюда! – прикрикнул он на них и ребята бросились врассыпную, а черный визжащий от страха и боли комочек, крутился на месте, стараясь избавиться от прищепок на своем хвостике.

Никита присел и освободил его, а потом поднял на руки и понес к себе домой.

– Сынок, ну кого ты опять принес? – покачала головой мать. – Что ж ты всех подбираешь?

– Ну мам, он такой несчастный, жалко. А его еще пацаны мучили. Пусть остается, я уже и имя ему придумал: Бильбо. Посмотри, какой он забавный.

– Никита, ну ты ведь не сможешь спасти и защитить всех несчастных на этой земле.

– Всех не смогу. Только некоторых. Мама, ну он такой маленький…

– Ладно, пусть живет, – махнула рукой Татьяна и улыбнулась: – Хорошо хоть у нас в стране несчастные слоны не водятся.

Так Бильбо и остался в семье Никиты. Мальчик ухаживал за ним и щенок, подрастая, платил ему за это самой преданной любовью. Зимой он всегда спал в ногах у Никиты, а летом облюбовал себе местечко под старой грушей.

Забавного пса полюбили все и Лидка, соседская девчонка, с детства влюбленная в Никиту, звонко смеялась, когда Бильбо выполнял команды своего хозяина.

Прошло несколько лет. Однажды Никита, заканчивающий уже одиннадцатый класс, вернулся домой, чтобы переодеться перед секцией. Родителей не было, Татьяна ушла доить коров, она работала на ферме, а отец, как и собирался утром, отправился косить сено. Бильбо, видимо, увязался за ним. Никита не успел присесть, чтобы перекусить, как вдруг увидел черную лохматую голову своего любимца:

– Бильбо, ты где был, бродяга? Ах ты, морда, – парень ласково потрепал пса, но тот, неожиданно вырвался и бросился к порогу. – Ну куда ты? Иди сюда, вместе поедим!

 

 

Пес подбежал к хозяину, покрутился и снова метнулся к порогу.

– Что ты? – забеспокоился Никита, – что-то случилось? – он встал и поспешил за собакой, а Бильбо, словно обрадовавшись, что его поняли, со всех ног рванул со двора.

За деревней, на лугу, Никита увидел отцовскую старенькую Ниву, а рядом с ней, без сознания, лежал он сам.

– Папа! Папа! – с испугом кинулся к неподвижному Федору Никита и увидел, что он жив.

Никита хотел приподнять отца, но тот был необыкновенно тяжел. Тогда парень бросился к машине, завел ее и рванул в село за помощью, приказав Бильбо:

– Сиди здесь, охраняй! Вскоре над Федором склонились врачи.

– Ну, молодой человек, вовремя вы успели, еще немного и вашего отца не удалось бы спасти.

Бледный от волнения Никита присел перед собакой:

– Это все Бильбо, он догадался и позвал меня.

С тех пор лохматому псу позволяли все, но он по-прежнему ютился в ногах у Никиты или на своем любимом месте под грушей. Он вообще был доволен жизнью и только когда его молодой хозяин уехал учиться в город, Бильбо заскучал и сник.

Несколько раз в день он бегал к остановке встречать автобус, надеясь, что Никита вернется, но время шло и Бильбо понял, что теперь все будет по-другому. Он больше не заходил в дом, жил во дворе и вскакивал каждый раз, когда кто-нибудь подходил к калитке.

Тоску Бильбо разделяла и Лида. Она так и не смогла найти себе жениха, и после школы сразу пошла работать в колхоз, не желая оставлять больную мать. Другой судьбы у девушки не было, и она смирилась с этим.

И никто не знал, что творится в душе этой простой и доброй девушки. Лишь встречая на улице Татьяну, мать Никиты, Лида не могла удержаться и расспрашивала женщину, как теперь живет ее сын.

– Женился он, Лидочка, – вздыхая говорила Татьяна. – Да вот только сдается мне, что несчастлив он со своей Натальей. Заносчивая она такая, гордая. Хотя, чем гордится, не понятно. Семья хоть и городская, но бедная. Конечно она, красивая, Наталья-то, но такая пустая, ох, прости Господи, и откуда она взялась на его голову.

После таких разговоров Лида приходила домой, закрывалась у себя в комнате и долго, безнадежно плакала, жалея себя, Никиту и всю ту нелепую, несправедливую жизнь, которую им уготовила судьба.

Прошло два года. Лида теперь жила одна. Она похоронила мать и единственной хозяйкой в своем доме. Несколько раз приходили к ней свататься, но Лида, никого не обижая, вежливо отказывала всем.

– Слышала тебя опять замуж звали, что ж не соглашаешься? – спрашивала молодую соседку Татьяна.

– Да что вы, тетя Таня! Разве им я нужна? Работницу в дом хотят. Или сына непутевого женой повязать. А оно мне надо? Нет уж, лучше я сама, чем с кем попало.

– Все о любви мечтаешь?

– Мечтаю, – обе женщины вздыхали.

Татьяна знала, о чьей любви мечтает девушка, а Лида просто грустила, зная, что никогда не сможет забыть горячо любимого Никиту.

Как-то среди ночи под окном Лиды раздался стук, она выглянула и увидела бледную плачущую Татьяну:

– Что? Тетя Таня, что случилось?

– Ой, Лидочка, Федор, мой Федор умер! Девушка всплеснула руками и кинулась к соседскому дому.

На похороны Никита приехал один, без жены.

– Беременная она, рожать скоро, – объяснил он матери. – Не надо ее тревожить. А я пробуду у тебя пару недель, одну не оставлю. Ох, мама, мама, ну как же так…

Через два дня после похорон Никита зашел к Лиде, чтобы поблагодарить ее за все, что она сделала для матери.

– Не знаю, что бы без тебя и делали, – он подошел к девушке и вдруг обнял, крепко прижал к себе, а потом, зарывшись лицом в ее мягкие пахучие волосы, зарыдал, не выдержав напряжения последних дней.

Дни шли за днями, и Лиде начало казаться, что последних лет будто и не было: теперь она каждый день виделась с Никитой, готовила обеды и ужины, приглашая к себе Татьяну и ее сына, сама приходила к ним вечерами, помогла организовать и провести девять дней Федору.

Как-то Никита пригласил Лиду прогуляться за деревню. Бильбо бежал рядом, прислушиваясь к их словам, иногда нырял в кусты, пугая птиц, потом, довольный, возвращался на дорогу. Никита и Лида смеялись над его затеями и вели неспешный разговор:

– Ну как живешь, Никита?

– Как все, – пожимал он плечами. – Вот ждем ребенка…

– Что ж ни разу с молодой женой сюда не приехал?

– Наташка не любит деревню, ей море подавай, – усмехался Никита. – Избаловал я ее, капризная стала, а может и была… А ты почему до сих пор не замужем? Лида остановилась и губы ее дрогнули:

– А ты не знаешь?

– Лидка… – ахнул Никита, – так нельзя, ты же понимаешь…я женат…не жди…Через пару дней я уеду и…

Он заглянул в ее глаза и увидел столько боли, что растерялся, а она резко повернулась и бросилась бежать. Она ворвалась к себе домой и рухнула на постель, заливаясь слезами обиды, стыда, разочарования и любви, которую так и не смогла побороть в своем сердце.

Вдруг чьи-то руки развернули ее, и она оказалась в объятиях Никиты, который стал покрывать поцелуями ее заплаканное лицо. В ту ночь они не спали совсем. Лида была неистова в своей украденной любви, а Никита не мог и не хотел отрываться от нее. Лишь на рассвете похорошевшая от счастья Лида проводила Никиту до калитки.

– Лида, родная, хорошая моя, – тихо сказал ей Никита, – я никогда не забуду этой ночи…

– Я знаю, все знаю, ничего не говори. Ты больше не придешь, я понимаю… Иди, я не буду плакать, иди и …спасибо тебе за все…

Никита ушел, но поздним вечером вернулся к ней снова. И еще две ночи Лида провела со своим любимым, а потом он уехал, даже не простившись с ней.

Через месяц счастливая девушка поняла, что беременна. Вскоре по деревне пошли пересуды и только Татьяна улыбалась Лиде, зная, где ночевал последние дни ее сын. А Никита вернулся к себе и сразу же, в первый день после своего приезда, поссорился с женой.

– Ты оставил меня здесь одну! – кричала Наталья. – А я, между прочим, на шестом месяце!!! и мне постоянно нужна помощь! А если бы мне стало плохо?

– Наташа, я ездил на похороны своего отца, неужели ты не понимаешь, что мне тяжело?

– И что, я тоже теперь должна умереть?!

– Ну что ты такое говоришь? Успокойся, тебе нельзя волноваться! Я дома, я приехал и больше тебя не оставлю.

– Зато я оставлю тебя!!! Я ухожу к маме, понял???

– Ну и иди! Достала со своими криками! Я с тобой часа спокойно не жил! Посмотри, какой бардак в квартире! Сколько дней ты посуду не мыла? Она уже в раковину не помещается!

– А если мне было плохо??? Я что, должна падать, но мыть эту чертову посуду???

Наталья ушла, хлопнув дверью.

Раньше, до Лиды, Никита бросился бы за ней, постарался уговорить и вернуть, а теперь не стал этого делать. Он уже знал, что бывают и другие женщины, мягкие, теплые и любящие.

Наталья вернулась сама уже на следующий день и мучительные дни потянулись нескончаемо длинной чередой. Никита запутался. Весь он был там, в родной деревне, с Лидой и матерью, а жить приходилось здесь, с Натальей, ведь она ждала его ребенка.

Сын родился в срок, но был таким слабеньким, что первое время врачи вообще не давали никаких прогнозов. Наталья выписалась из роддома, а малыш все еще оставался там, под наблюдением врачей. Никита рвался к сыну, пытался хоть чем-нибудь ему помочь, и однажды седой доктор сказал, что ему требуется интенсивная терапия, которая даст толчок к улучшению. Без этого положительный исход был под большим вопросом. А потом Никите назвали сумму.

– Наташа, нам срочно нужно продать квартиру, мы должны спасти нашего малыша. Я только что говорил с доктором…

– Интересный ты, а где мы будем жить? По квартирам ютиться? Я не хочу! И вообще, такие суммы баснословные, они что там, с ума посходили???

– Наташка!!! Это наш сын! И я готов для него все отдать, все, что у меня есть!!! Понимаешь?

– Не понимаю! Если у него такая судьба? Что можно сделать??? Ты дурак! Нищий дурак!

– Пошла вон! Убирайся отсюда! Убирайся!

Вечером Никите позвонила мать и он, не сдержавшись, обо всем ей рассказал, а утром бросился в банки, к друзьям и знакомым с просьбой о помощи, но везде получал отказ. Через три дня на карточку Никиты пришла нужная сумма. Это был перевод от матери…

– Мама, мамочка, откуда? Как ты смогла найти такую сумму? Родная, спасибо! Я отдам, отработаю, – кричал в трубку Никита.

– Это Лида продала свой дом. Ради тебя. Теперь она живет со мной.

Никита безвольно опустил руки…

Следующие месяцы Никита видел Наталью всего несколько раз – она жила у матери и не хотела возвращаться домой. Однажды, забрав сына, Никита приехал к ней, чтобы помириться.

Смущенная Наталья встретила его в легком пеньюаре, и он подумал, что она одна, но ошибся: вслед за ней вышел незнакомый мужчина. Теперь все встало на свои места.

Уже через несколько часов Никита с сыном подъезжал к дому матери. Дверь ему открыла Лида с младенцем на руках. Рядом вертелся неугомонный Бильбо.

Прошло много лет. Никита и Лида давно были женаты и воспитывали старших сыновей и младшую дочку. Жили они хоть и бедно, но очень дружно. И старый пес – любимец детворы, был их верным товарищем во всех затеях. Вот только последнее время он все чаще отлеживался на любимом месте под грушей, а как-то вечером пришел в дом, позволил всем погладить его, приласкать, угостить вкусненьким. А потом ушел к себе.

Рано утром Никита вышел проведать старого друга и увидел, что тот с трудом поднимается. Тогда он сел рядом, положил голову пса к себе на колени, стал гладить его и тихо разговаривать с ним. Пес тяжело изогнулся, взглянул в глаза хозяина, в последний раз лизнул его ладонь и затих.

Попрощаться с Бильбо вышла вся семья. Дети плакали. Потом, посоветовавшись, решили похоронить его на любимом месте, под грушей. Никита принес лопату.

Копалось с трудом, крупные корни не давали вырыть яму, и Никита провозился с ней долго. Вдруг лопата зазвенела, ткнувшись во что-то железное. Мужчина удивился, а спустя пять минут достал из земли старинный чугунок, завернутый в истлевшую ткань.

В чугунке было золото: монеты, украшения и несколько пачек бумажных ассигнаций. Это было наследство, полученное Никитой от его лохматого любимца…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.68MB | MySQL:75 | 0,468sec