Наделали вы делов

 

Для семье Нечаевых наступила чёрная полоса. А ведь все шло так неплохо. Олег работал на металлургическом комбинате, зарабатывал хорошие деньги. Жена, Полина, там же работала. Семья большая — трое детей. Старшей, Наташе уже шестнадцать, мальчишкам: одному — двенадцать, другому — восемь.

Два года назад сменили свою двухкомнатную на хорошую четырёхкомнатную. Правда, в ипотеку на пять лет, три года ещё осталось платить. Мать Олега к ним переехала. Когда муж её жив был они свою трёхкомнатную разменяли на двушку и однушку. А при новом размене Светлана Романовна продала свою однушку и к ним переехала. Она уже давно на пенсии и чувствует себя неважно. Они с мужем тоже на металлургическом комбинате работали. Муж — сталеваром и деньги хорошие зарабатывал и на пенсию рано пошёл. Вот только с м е р т ь к людям этой профессии раньше других приходит.

Всё бы ничего, но комбинат их банкротом признали. Понятно, что это очередные «игры» олигархов. Рабочих отправили отдыхать, посадив на две трети средней зарплаты, к тому же эта сумма с каждым месяцем уменьшалась, а ипотеку каждый месяц платить надо.

Денег в обрез, на питание едва хватает. Полина уже концы с концами свести не может, раздражённой стала и тут, словно к о н т р о л ь н ы й  в ы с т р е л прозвучал…

***

Дочь пришла домой поздно.

— Где ходишь? Двенадцатый час уже, — сердито спросила мать.

— Мама, я гуляла.

— Она все гуляет. Бабушка болеет, я кручусь, как заводная.

— Да ладно тебе, мама.

Тут Полина вдруг пристально посмотрела на дочь:

— Наташка, а что это с тобой?

— Что, мама?

— Ты, часом, не б е р е м е н н а?

 

 

Дочь как-то вся сьежила и затихла.

— Наташка, ты что вытворяешь? Тебе шестнадцать лет.

— Мама, ну так получилось…

— Кто он такой? — в голосе матери уже слышалась откровенная злость.

— Ты его не знаешь… Его Тимуром зовут… Ему восемнадцать лет… Мы любим друг друга, — затараторила дочь.

— Что за шум? — из комнаты вышел отец.

— А ты посмотри внимательно, — с сарказмом произнесла мать. — Ничего не видишь.

— Нет.

— Твоя дочь б е р е м е н н а.

Олег застыл на добрую минуту, осмысливая услышанное и вспоминая, сколько дочери лет.

— Наташа, это правда?

Дочь молчала, опустив голову. Тут разговор в свои руки взяла мать:

— Кто его родители?

— Отец — бизнесмен богатый.

— И думаешь ты нужна его сынку? Он п о и г р а л с я с тобой и бросил.

— Он не бросил, — со слабой надеждой в голосе произнесла дочь.

— Значит бросит в ближайшее время. Его родители об этом знают?

— Нет ещё, мы пока решили не говорить.

— Вот, что, дочь, — немного подумав, решительно произнесла мать. — Завтра идёшь в больницу и делаешь а б о р т.

— Мама…,- попыталась что-то возразить дочь.

— Я все сказала, — отрезала мать.

— Полина, может…, — попытался и отец что-то сказать.

— Что можете? — голос матери задрожал. — Она себе уже жизнь погубила. Куда она его принесёт? Сюда? Она сама только девятый класс оканчивает. Мы ипотеку не выплатили.

Отец и дочь молчали, опустив головы. Просто не знали, что возразить разумным доводам матери.

— Срок какой? Знаешь? — спросила Полина, немного успокоившись.

— Восемь недель.

— Полина, сейчас, вроде, несовершеннолетним а б о р т ы д е л а т ь з а п р е т и л и, — напомнил отец.

— Юлии Яковлевне позвоню. В их частной клинике сделают.

***

Мать, как и обещала договорилась. Дочь сдала какие-то анализы. Сегодня в пять вечера Наташе должны сделать операцию. А ведь она, как и любая нормальная девчонка, мечтала о ребенке и, чтобы любимый был рядом.

Три часа.

— Мама, я выйду, подышу свежим воздухом, — дочь надела туфли.

— Дочь, ты куда? — выбежала в прихожую Полина.

— Мама, я возле дома.

— Через полчаса выходим. Врач сказал пораньше прийти

— Я знаю, мама. Возле дома тебя подожду.

***

Тимур уже ждал ее. Нежно обнял:

— Наташа, а может не надо. Пойдем к моему отцу. Вдруг, он всё поймет.

— Нет, Тимур, нам надо самим все решать. Мама уже договорилась. Я пойду на эту операцию. А потом, если сможем, начнем всю сначала. Мы с тобой станем другими, более взрослыми.

— Наташа…,

И тут на его сотовом заиграла мелодия. Он провел пальцем к зелёному кружочку.

— Сын, — раздался строгий голос. — Немедленно домой!

Парень отключил телефон, вопросительно посмотрел в глаза любимой.

— Тимур, это голос судьбы. Иди! Вон и мама моя вышла. Всё будет хорошо!

— Наташа, чтобы не случилось, я всегда буду с тобой.

И он ушёл…

— Твой Тимур? — Спросила подошедшая мать.

— Да.

— Красивый мальчик, — Полина тяжело вздохнула. — Не пара он тебе, дочка.

***

Доктор встретил их у входа.

— Заходите! — одобрительно улыбнулся. — Проходите в мой кабинет. Переодеваемся, успокаивается и через минут сорок в операционную. Всё будет хорошо!

Когда женщины немного отошли, шепнул охраннику.

— Никого не пропускать!

***

Тимур вошёл в кабинет отца, в коттедже, где они жили. Отец сидел за столом вместе со своим братом. Дядя Володя работал начальником городского следственного отдела и обо всем ухитрялся узнавать первым.

И Тимур почувствовал, что очередная новость касается его. Но отец начал издалека, видно, чтобы сын понял. Тимур знал, что отец, и дядя, всегда старались поступать по справедливости, но когда кто-то вставал на их пути, жалости они не знали.

— Сын, ты знаешь, что мы с дядей Володей через три месяца собираемся начинать компанию по выдвижению мой кандидатуры в областную думу. Надо потихоньку и область завоёвывать.

Отец замолчал, дожидаясь ответа.

— Да, — кивнул головой сын, садясь рядом.

— Теперь скажи, кто такая Наташа Нечаева и в каких ты с ней отношениях?

— Папа, это моя девушка.

— И как далеко зашли ваши с ней отношения?

— Папа, она б е р е м е н н а, от меня.

— А лет ей сколько?

— Шестнадцать.

— Я не буду спрашивать у дяди Володи об ответственности за этот твой, мягко сказать, необдуманный поступок. Дядя тебя в обиду не даст. Спрошу другое: как это отразится на нашей избирательной кампании?

— Андрей, — дядя Володя повернулся к брату, словно они разговаривали между собой, — думаю это будет один из основных козырей у наших конкурентов.

— Наташа, как раз сейчас пошла делать а б о р т, — пояснил Тимур.

— Как я и предполагал, — продолжил дядя. — Девушка сделает а б о р т в частной клинике и, конечно же, конкуренты тут же раструбят об этом. И конечно, инициатором этого злодейства, по их мнению, будешь ты, Андрей.

Тимур уже понял, что отец с дядей этот вопрос обсудили. И уже имеются варианты выхода из создавшегося положения. Но ведь Наташа его любимая и, чтобы не случилось, виноват будет он.

— Володя, ну, и какой выход? — задал главный вопрос отец.

— Есть у меня один вариант, — дядя сделал вид, что всё ещё обдумывает. — Мой друг, военком, говорит, что нужно найти двух призывников, для службы в строительных войсках на крайнем Севере.

— А почему бы нет, — согласился отец. — Моему сыну давно пора остудить горячую голову.

— Но он говорит, что этот вопрос, желательно, решить сегодня до конца его смены.

— Так в чем дело? — отец глянул на часы. — Смена у твоего друга заканчивается в пять. Сейчас всего двадцать минут пятого. Успеете. И наш минус в выборной гонке превратится в плюс. Не каждый кандидат может похвастать, что его сын служит на Севере в строительных войсках.

Тимур хорошо знал отца и не сомневался, что его и отправят служить на Север или ещё, куда-нибудь подальше, не сегодня, так через месяц, когда аттестат получит. Но он и сам уже взрослый.

— Папа, а почему так резко?

— А у тебя тогда с той н е с о в е р ш е н н о л е т н е й все медленно происходило?

— Папа, мне уже восемнадцать и сам могу решить, как ответить за свои поступки.

— Прекрасно! — согласился отец. — Сейчас ты садишься с дядей Володей в машину. В твоём распоряжение полчаса. Решай!

***

Медсестра одела ее в какой-то халат. Зашёл доктор, достал телефон, кому-то позвонил и, отключив, опустил обратно.

Положил девушке руку на плечо и повел. Открыл дверь в операционный зал:

— Заходи!

Наташа остановилась словно перед пропастью. Ещё шаг и… Кто-то резко дёрнул ее за плечо:

— Никуда она с вами не пойдет.

— Ти-и-мур! — она уткнулась в плечо, не известно как очутившемуся здесь другу, и заплакала.

Но тут же раздался возмущённый голос доктора:

— Ты, как сюда попал?

Он быстро достал телефон, включил и закричал:

— Охрана, почему здесь посторонние?

— Мы вам звонили, у вас телефон отключен. Здесь сам начальник городского следственного отдела.

— О, ч е р т! — и побежал к выходу, забыв о пациентке.

— Где твоя одежда? — решительно спросил Тимур.

— У доктор в кабинете, — и робко добавила. — но там мама сидит.

— Пошли!

***

Полина привстала от удивления и застыла — её дочь не в операционном зале, а здесь стоит, прижавшись к своему парню.

— Полина Романовна, — подошёл тот к женщине. — Никакой операции не будет. Мы с Наташей любим друг друга. И теперь я буду отвечать за нее.

А девушка торопливо одевалась:

«Бежать, бежать отсюда! Куда угодно».

Мать ещё не успела опомниться, а они уже выскочили из кабинета, побежали по коридору, мимо разговаривающего с доктором дяди, мимо охранника.

Тимур усадил девушку в машину. Через минуту дядя Володя сел за руль:

— Ну, что племянник, куда теперь?

— К отцу.

— Ну, поехали!

***

Он решительно зашёл в кабинет отца вместе с ней:

— Папа, это Наташа, моя девушка. Она в любом случае станет моей женой.

— Ну, здравствуй, Наташа! Наделали вы с моим сыном делов, — будущий свёкор загадочно улыбнулся. — Будем считать, что ваше детство закончилось. Ближайшие три месяца будете делать то, что я скажу, а дальше живите, как хотите.

Мужчина посмотрел на сына.

— За эти три месяца ты должен окончить школу, поступить в институт на заочное отделение. А так, как ты мой наследник, то войти в совет директоров нашей компании. Как ты будешь успевать — меня не волнует. Захотел взрослой жизни — получишь в полной мере.

Глянул на свою будущую невестку, застывшую в ожидании.

— Ты, Наташа, должна закончить девятый класс. Впереди у тебя десятый и одиннадцатый. Родить ребенка. Уход за ним на тебе. Как ты это будешь совмещать — решай сама.

Вновь, улыбнулся, посмотрев на серьезные физиономии молодых.

— Завтра вы идёте подавать заявление в ЗАГС. Сейчас поедете к родителям Наташи и сообщаете о своем решении. В воскресенье в одиннадцать, Наташа, мы приходим знакомиться с твоими родителями. Предупреди их!

Вновь небольшая пауза, затем в руках появляется связка ключей:

— Ваша самостоятельная жизнь начинается с этого момента, — подаёт связку Наташе. — Вот ключи от новой трёхкомнатной квартиры. С этого дня к родителям ходите только в гости. Счёт в банке у Тимура есть. С завтрашнего дня ему будет идти зарплата члена совета директоров. Сын не забывай, что с завтрашнего дня ты работаешь!

Развёл руками:

— Все! Приступайте к самостоятельной жизни.

***

— Тимур, это что всё серьёзно? — спросила, едва пришедшая в себя Наташа, когда они вышли из коттеджа.

— У моего отца все серьезно… Поехали в новую жизнь.

***

И они поехали. Только сейчас до Наташи дошло, насколько трудна будет эта новая жизнь. Но ведь рядом любимый, и она справится со всеми трудностями.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.71MB | MySQL:75 | 0,394sec