На привязи у взлетной полосы или как собака два года хозяина ждала

В московском аэропорту «Внуково» шла посадка на самолет «Ил-18», который отлетал на Север. Пассажиры пытались первыми занять тихие хорошие места в хвосте, и только один человек никуда не торопился и спокойно стоял перед самолетом. Он всех пропускал, потому что должен был лететь с собакой. У него был билет на питомца, но в самолет животное все равно не пропустили. Не было справки от ветеринара. Хозяин уговаривал, пытался убедить стюардессу, но на все просьбы получал отказ.

Он принял решение – улететь и оставить собаку в аэропорту. Пассажир обнял пса, снял ошейник, пустил на бетон, а сам поднялся по трапу. Овчарка подумала, что ее просто пустили немного побегать, обежала железную птицу, но, вернувшись, поняла, что трап убран. Она долго стояла и смотрела на закрытую дверь, а потом побежала за взлетающим «Илом». Догнать хозяина она уже не смогла, поэтому осталась одна на взлетной полосе.                                                                                                                                                                                            

Но овчарка никуда не ушла, потому что верила, что пассажир вернется за ней. Каждый раз, видя взлетающий «Ильюшин», она подрывалась и бежала в надежде увидеть хозяина. На взлетной полосе ее встретил командир корабля «Ил-18» Вячеслав Александрович Валентэй. Он передал аэродромным службам, чтобы те передали собаку хозяину, так как боялся, что ее задавят. Но после этого он еще много раз видел эту овчарку, но думал, что это пес кого-то из портовых служащих и что собака живет рядом с аэродромом.

Валентэй не знал, что, на самом деле, брошенный пес жил под открытым небом рядом со взлетной полосой. Когда собака поняла, что взлетающие машины не помогут ей найти хозяина, она перебралась к стоянке. Но едва она видела трап, она приближалась к нему и останавливалась ждать. Так Валэнтей снова заметил собаку.

Командир увидел в глазах исхудавшей овчарки ужасную грусть. «Послушай, друг, — обратился командир к заправщику, — ты не видел здесь собаку?» — «Нашу? Сейчас, наверное, на посадку придет». — «У кого она живет?» — «Ни у кого. Она в руки никому не дается. А иначе ей бы и не выжить. Ее и ловили здесь. И другие собаки рвали, ухо у нее, знаете, помято. Но она с аэродрома никуда. Ни в снег, ни в дождь. Все ждет». — «А кто кормит?» — «Теперь все мы ее подкармливаем. Но она из рук не берет и близко никого не подпускает. Кроме Володина, техника. С ним вроде дружба, но и к нему идти не хочет. Боится, наверное, самолет пропустить».

Техник Николай Васильевич Володин сначала не хотел говорить, где прячется собака, но когда понял, что Валэнтея нет дурных намерений, сказал: «Вон рулит 18-й, значит, сейчас придет». «Как вы ее зовете?» — «Зовем Пальма. А так, кто на аэродроме знает ее кличку?» Тут диалог прервался, так как командир заметил, как с другой стороны от взлетной полосы бежала восточноевропейская овчарка с черной спиной и умной мордой. Она стояла у трапа и смотрела, как люди выходили из самолета. Взглядом она искала своего хозяина, но, в очередной раз разочаровавшись, отошла в сторону и легла на бетон. Через какое-то время подошла снова и стояла, пока дверь не захлопнулась. «Если б нашелся хозяин, за свои деньги бы отправил ее к нему, — сказал Валентэй. — И каждый командир в порту взял бы ее на борт…»

В газете «Комсомолка» опубликовали статью «Два года ждет» с историей Пальмы. Хозяин так и не прилетел за собакой, зато нашелся тот, кто действительно собаку полюбил. В Норильске Валэнтей получил листок бумаги, который был исписан печатными буквами без подписи. В записке рассказывалось, что автор год и восемь месяцев назад летел из Москвы на Енисей через Норильск. Он описал все приметы собаки, даже те, о которых не говорилось в газетах. Также он упомянул о левом больном глазе, из-за которого ему и не дали справку в самолет. Сейчас он уже боялся возвращаться за овчаркой, так как боялся осуждения друзей и близких.

Люди со всей страны порывались забрать собаку себе, но Пальма верно ждала своего хозяина. Однако же доцент киевского пединститута Вера Котляревская смогла-таки завоевать любовь овчарки. Она проводила с Пальмой дни от зари до зари. Когда наступил день эвакуации, овчарке дали снотворное и внесли ее в самолет. Веру и Пальму сопровождал добровольный помощник, врач-ветеринар Андрей Андриевский.

Сначала Пальме было неуютно в новом доме. Однако большая семья смогла подготовиться к приезду собаки. Все говорили очень тихо, чтобы не спугнуть песика, и не закрывали дверей комнат, чтобы новый член семьи не чувствовал себя пойманным. Почувствовав любовь и заботу, Пальма стала приживаться. Вера Арсеньевна записала в своем дневнике: «Дома подошла к спящей дочке, полизала щеку и осторожно взяла зубами за ушко».

В 1988 году про собаку сняли фильм «На привязи у взлетной полосы», а в 2021 в прокат вышла кинокартина «Пальма».                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.76MB | MySQL:75 | 0,361sec