Мужчина приютил голодную, едва живую школьницу. Соседка не поняла и создала проблем

Игорь, как обычно, ехал на работу в лютый мороз. Снегопад значительно снижал видимость, бензин заканчивался, мужчина направился в сторону автостоянки. Рядом располагалась автобусная остановка, на которой плакала замерзающая девочка-подросток лет 14. Худенькие ручонки сжимали огромный сладкий апельсин, на ресницах дрожали слезинки. Хрупкая блондинка, кутаясь в огромный старый тулуп дрожала от холода. В глаза бросались босые ножки в тапочках, которые малышка пыталась хоть как-то согреть под тёплой одеждой. Малышка тихо плакала, до глубины души растрогав сердце Игоря. Отправив машину на заправку, он подошёл к плачущей девушке:

— Что у тебя случилось, где твоя мама?

— Пьёт со своим очередным отчимом, я не пойду к ней. Они меня опять выставят на мороз и заставят заниматься проституцией.

— Пойдём, — ответил мужчина, — а то ты совсем заболеешь. Завтра решим, что с тобой делать.

— А вы не будете ко мне приставать? – недоверчиво спросила девочка.

— Не буду. У тебя есть с собой какие-то документы?

Малышка кивнула. Она совсем недавно получила паспорт и, чтобы его не стащили собутыльники, всегда носила этот документ с собой.

Заправив машину, мужчина забрал себе девчонку. По дороге заехал в бутик, купил ей обувь, колготки, носки, джинсы и свитер, затем отвёл домой и постелил малышке постель на большом диване. Вика – так звали девочку, сначала недоверчиво смотрела на Игоря Алексеевича, но, убедившись, что он не нанесёт ей никакого вреда, прилегла на диване, положив на колени огромного пушистого кота. Так началась её первая спокойная ночь, без постоянных пьянок и перебранок родителей, хотя, по привычке, девушка вздрагивала, просыпаясь, а, затем, снова успокаивалась и засыпала.

Так прошла ночь. Наутро мужчина уже знал, что делать. Он навёл необходимые справки, начал собирать документы, чтобы удочерить девочку. Её родители действительно оказались пьяницами, которые рады были избавиться от дочери, поэтому против действий органов опеки не возражали. Сначала Вика побаивалась Игоря, но, не увидев в его действиях ничего подозрительного, обжилась и стала более мягкой, открытой, ласковой. Он внушал ей доверие, с ним она могла вместе с ним играть в шахматы, рассматривать журналы, делиться новостями.

Игорь ни в чём не отказывал своей подопечной. Наконец-то девушка получила всё то, о чём и мечтать раньше не смела. Игорь искренне привязался к ней, ведь она, по сути, заменила ему дочь, о которой он всегда мечтал. С женщинами Игорю не везло – первая жена пила, вторую он сам застукал в постели с лучшим другом, поэтому вся его энергия была сконцентрировала на Вике, которая отвечала ему благодарностью и привязалась больше, чем к родному отцу. Не стесняясь, вешалась опекуну на шею, но сказка продолжалась недолго.

Однажды, вернувшись с работы, Игорь застал в квартире двух незнакомых женщин в очках, расположивших на столе какие-то бумаги. Сначала мужчина ничего не понял, но ему всё быстро объяснили:

— Нам поступило заявление о том, что вы совращаете несовершеннолетнюю девочку. Мы вынуждены будем передать дело полиции, так как вас считают виновным в педофилии.

Вика стояла у батареи и плакала, затем крикнула:

— Это не правда. Я не хочу в детский дом, мне хорошо у дяди Игоря.

— А ваша соседка утверждает, что слышала, как вы насиловали девочку. И, наверное, настолько запугали её, что она теперь вас защищает.

— Я лучше вообще уйду из дома, чем отправлюсь непонятно куда.

Игорь ответил:

— Вику никто не насиловал, мы докажем это. А сплетни соседей нас не волнует.

Самоуверенные женщины вышли. На следующий день органам опеки предъявили справку гинеколога об отсутствии признаков насилия, хотя Вика и не хотела туда идти, а виновницу скандала отыскали довольно быстро. Ею оказалась пенсионерка Наталья, которая когда-то воспитывала Игоря. Когда Игорь с Викой пришли к ней за объяснениями, пожилая женщина едва ли не набросилась на них с кулаками:

— Зачем же малолетке ломать жизнь? Что, женщин постарше не нашлось, с кем можно было бы закрутить роман?

— А вам какое дело? Я всегда мечтал о дочери и она теперь у меня появилась. Мне больше никто и не нужен, и, если у Вики появится мачеха, то только с её согласия. Пока она со мной, я отвечаю за её благополучие.

Вика прижалась к мужчине, как будто боялась его потерять.

— Ты развратитель! За малолетками всегда приятнее ухаживать, чем за женщинами в возрасте. Вот моя Карина в её 35 никак не может выйти замуж, а я уже дождаться не могу внуков. Сколько раз я ей говорила, чтобы на тебя посмотрела, вышла бы за состоятельного, настоящего мужика.

— Да Карина мне никогда и не нравилась!

— Вы же с детства играли и дружили, — ответила соседка.

— Ну и что? – спросила Вика.

— Ну вас, всю жизнь моей дочери испортили! – ответила бабка, громко чертыхаясь, захлопнула дверь.

Вике с Игорем теперь уже ничто не угрожало. На следующий день мужчина написал заявление о клевете, после чего ни одна соседка больше не вмешивалась в их проживание.

Вскоре Вика выросла, быстро нашла себе жениха и вышла замуж, причём довольно удачно, правда, не так давно стала прикладываться к вину. Они с супругом часто стали навещать Игоря, который к этому времени подружился с высокой шатенкой Наташей. Вскоре они поженились, а теперь супружеская пара ждёт своего малыша. И, хотя пути Вики и Игоря стали пересекаться всё реже, он не жалел, что спас эту несчастную девочку. И ему ещё долго снилось, как малышка с огромным апельсином в руках замерзала на морозе, а он возил её на машине по лучшим ресторанам города, купил хорошую, тёплую одежду и обогрел от холода. И в эти сладкие моменты он чувствовал себя важным и нужным, самым счастливым, вглядываясь в серые, благодарные глаза.

Потому что только реализовывая свои добрые дела мы ощущаем собственную значимость, нужность, не важно, ответят ли нам за это благодарностью или нет.

 

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.7MB | MySQL:75 | 0,298sec