Муся и Старик. Последнее счастье

В семью Муся попала еще маленьким котенком. Ее принес в дом Антон, старший сын. А предложил пушистый комочек счастья ему друг. У мамы которого случилась аллергия на кошачью шерсть. Родители были не против, отчего счастья у пацанов были полные штаны.

Они заботились о животном, кормили кошку, гуляли с ней, вычесывали шерсть.

 

И так она прожила долгих 15 лет. За это время ребята выросли, у старшего уже была своя семья, свой дом. А младший уехал учиться в другой город.

От старости Муся стала плохо видеть, много спала, силы все больше и больше покидали ее. Этим летом на даче она уже не справлялась со своими прямыми обязанностями, и совсем не ловила мышей. И поэтому, хозяева, когда уезжали, решили, что она бесполезна, и не стоит ее брать с собой в город. Они вывезли кошку в поле, и оставили ее там.

Муся долго сидела, глядя вслед уезжающему автомобилю. Ей было непонятно, почему она оказалась здесь, одна. В городе ее ждал теплый домик у батареи и сытная жизнь. А здесь уже прохладно по ночам. И хочется есть, у Муськи заурчало в животе.

Бежать за автомобилем у нее не было сил. И тогда она решила вернуться в деревенский дом и ждать их там. Ведь должны же они за ней приехать. Это какая-то ошибка, а может быть просто страшный сон.

Поле от деревни было недалеко. Но вернуться ей стоило большого труда. Нет в ней больше былой бодрости и прыти. Кошка передвигалась медленно, носом угадывая дорогу. Когда она приблизилась к родному забору, была уже глубокая ночь.

Забор стал серьезной преградой для нее. Но надо было как-то попасть во двор. Муся легла в сухую траву, свернувшись клубочком и замурчала, вспомнив, как раньше ее гладили и ласкали человеческие руки. Вот сейчас она проснется, и все будет как прежде.

Но когда кошка открыла глаза, она снова была одна. А перед ней высокий забор. Тогда она вспомнила, что с другой стороны дома есть небольшой лаз из соседнего двора. Через который приходил предложить ей дружбу большой черный кот. В этом году она его не видела, но раньше он частенько заглядывал в гости.

И кошка почти на ощупь пошла искать соседнюю улицу. Уже рассвело, когда она юркнула во двор соседей. У них было достаточно для этого места под воротами. С рассветом ей стало легче, хоть расплывчато, но она могла видеть дом и окружающие его предметы.

Вскоре она нашла лаз и оказалась у себя во дворе. Здесь она знала каждый сантиметр своего участка. Дом был наглухо закрыт, туда не попадешь. Но можно уютно расположиться на сон в дровнице. Есть там потайное место, защищающее от ветра и дождя. Оставался один вопрос, чем она будет питаться.

 

Муська попыталась поохотиться за кузнечиком, но у нее ничего не получилось, проворство уже не то. В лесу есть полевые мыши, но ей даже трудно дойти до леса, не то чтобы их поймать. Муся забилась в дровницу и уснула долгим, тяжелым сном. Кажется, она проспала целые сутки. Когда она проснулась, снова было светло и шел дождь. Муська почувствовала жажду.

Ей очень не хотелось мочить и без того облезлую шерсть, но надо выбираться из своего укрытия. Муся знала, что возле колодца стоит кастрюлька, в которую набирается дождевая вода.

Возвращалась в свой домик кошка мокрая, но с каким удовольствием утолила она жажду. И по привычке она стала вылизывать себя, выполняя ежедневные кошачьи процедуры и чтобы немного согреться.

Так прошло больше недели. Воды Муське было достаточно, а вот еды совсем не было. Она грызла старыми, сточенными уже зубами яблоко в саду, ела травку, а больше ничего не было. Совсем обессилев, она решила что ей пора. Но для этого ей надо добраться до леса. Так принято в ее кошачьем роду, подсказывали ей гены, уходить в последний путь вдали от людей, чтобы не расстраивать их.

И она, собрав все свои силы, пролезла через лаз, вышла на улицу через соседний двор и посмотрела в сторону леса. Горько и одиноко стало ей, но ничего не поделаешь, так бывает.

И Муся понуро побрела по улице в сторону леса. В деревне было тихо, начало сентября. Все уже разъехались по городским квартирам. Не слышно звонкого детского смеха, звуков косилок. Ничего, только ветер завывает в кронах деревьев там, где ее ждет последний приют.

И вдруг подул ветерок, и Муська почувствовала запах человека и запах еды. Она остановилась, запах шел слева. Забор был редкий, дощатый, Муся заглянула в него. Так и есть, дверь в доме открыта, и там кто-то шевелится. У мурки настолько скрутило живот от голода, что она даже не почувствовала страха, когда шагнула за чужой порог. «Будь что будет, — решила она, -все равно конец один».

Медленно, но верно, добралась она до веранды, заглянула. Сквозь слепоту она смогла различить привычные предметы: стол, стулья, а на столе круглая баночка, из которой пахнет консервами. Муська оценила свои силы. Прыжок на стул, а потом на стол дастся ей с трудом, если вообще дастся. Раньше она никогда так не делала, она четко знала, что стол принадлежит хозяевам. Это их святая святых, на которую нельзя забираться ни в коем случае, даже поиграть.

Но сейчас у нее не было другого выхода. И кошка собрала все свои последние силы и запрыгнула на стул. Банка с консервами оказалась близко к краю стола. И ей пришлось всего лишь опереться о него передними лапками, чтобы достать еду. Робко и аккуратно, с присущей ей деликатностью, она стала поглощать содержимое баночки.

И вдруг стукнула дверь, кто-то вышел из дома. Муся вся сжалась от ужаса, прижала уши и замерла. Она представила себе шлепок, и как она летит по двору. Но вдруг услышала ласковый голос: «Да у меня гостья, как хорошо. Давненько ко мне никто не заходил, Ну не бойся, не бойся, милая». И старичок стал гладить ее по спинке. Потом он бережно взял Муську, снял ее на пол и поставил перед ней банку консервов. «Ты ешь, ешь, вон какая худенькая, изголодалась, небось».

Когда Муська наелась, он взял ее на руки и понес в дом. Включил телевизор, сел в большое кресло, положил Муську на колени и стал гладить. Так они и задремали, под мерный звук, доносившийся из черного ящика.

И Муська стала жить со старичком. Он очень ласково обходился с ней, все время о чем-то разговаривал, гладил ее, кормил, поил молочком. И ничего не требовал взамен, просто любил. Муська поняла, что это самое счастливое время в ее жизни.

Ведь раньше всегда от нее что-то было надо. Чтобы она разучивала фокусы с ребятней, подчинялась их командам. Взрослые хвалили ее, когда она ловила мышей на даче. И корили в городской квартире за то, что она ничего не делает, только ест и спит.

И впервые в жизни она почувствовала, что ее любят не за что-то, а просто так.

Но прошел сентябрь, в доме уже надо было подтапливать печь. А старик был тоже немощный, такой же старый, как и Муська. И, кажется, совсем одинок. Никто не звонил ему, не приезжал в гости. Топить печь ему было невмоготу. И однажды он сказал Муське, что им пора возвращаться в город. Он выгнал из гаража свой старенький автомобиль и стал собирать вещи.

На переднем сиденье рядом он постелил для кошки мягкий плед. И вот они тронулись в путь. За окном выл ветер, зло срывался холодный дождь, а в машине было тепло и уютно, тихо играло радио. Старик погладил кошку по голове: «Ничего, через полтора часа мы будем дома. Ты потерпи немного, потерпи, миленькая».

И Муся счастливо закрыла глаза. Ей снилась большая, разноцветная радуга. А на ней ее все ее знакомые: мама, которая ласково облизывала ее в раннем детстве и выпаивала грудным молоком, ее братья и сестры, которые были рядом, черный кот, который захаживал в гости на даче. Так вот его почему не было этим летом. И даже городской пес Тишка, который весело бегал по их двору, когда она забиралась на подоконник и смотрела в окно.

Ей, конечно, жалко было оставлять дедушку одного, но вернуться она уже не смогла.

А тем временем старик решил рассказать Муське, как хорошо они будут зимовать на городской квартире. На светофоре он протянул к ней руку, и рука его застыла. «Ну как же так, милая, как же так» — растерянно, в недоумении произнес он.

Потом он развернулся и поехал назад, в деревню. Там он нашел красивый коробок, положил Мусю, взял лопату и пошел в лес. Слезы беззвучно текли по его щекам. Они стекали на его шею, за ворот рубахи, на руки и на лопату. Он снова почувствовал свое вселенное одиночество и горечь утраты. Но он понимал, что у каждого на земле есть свой срок.

 

 

Люди, не оставляйте своих стариков! И своих животных!

источник

 

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.65MB | MySQL:75 | 0,352sec