Мой тебе пирог (в избушке Бабы-Яги)

— Водяной! — позвал Баюн, сидя перед болотом. — Водяно-о-о-й!

— А? — Водяной высунул голову из воды, — Чего тебе?

 

— Вчера одна из твоих подопечных напала на бабушку. Требую выдать её для несправедливого суда.

Водяной подавился водой.

— Из моих? — удивлённо забормотал он. — Из русалок, что ли? Алёнка это была, не иначе, все нервы мне уже…

— Не из русалок, — поморщился Баюн. — Из жаб.

— Из жаб? — булькнул Водяной. — Жаба напала на Ягу?

— Так она сказала. Принеси мне эту жабу, не то я скажу Богатырям, что ты за девицами в озере подглядываешь.

— Да не я это был!

— Знаю, — кивнул Баюн. — Это не ты, а Кощей — издалека не понять, чья лысина блестит, чем он и пользуется, подставляя тебя под удар. Но пока Богатыри разберутся! Жабу неси.

— Не понимаю, — Водяной задумчиво отхлебнул воды из болота. — Погоди, а что Яга-то сказала насчёт этой жабы?

— Что она её душит. Подумать только! Душить бабушку!

— Тьфу, дурень! Это выражение такое! Что Яга делала перед тем, как её жаба душить начала?

— С рынка вернулась, — подумав, ответил Баюн. — Говорит, платье там было красивое, но дорогое. Хотела купить, но жаба душит начала.

— Ну вот! — обрадовался Водяной. — Это всего лишь значит, что ей жалко столько платить. Никакой настоящей жабы там не было. Не будешь ничего Богатырям говорить?

— Скажу, как же иначе. Сам виноват, не надо было меня дурнем называть. Бывай, водоплавающий!

***

— Мать честная! — ахнула Баба-Яга, развернув свёрток. — Платье! Украл?

— Сам себе удивляюсь, но нет, — Баюн запрыгнул на печь и потянулся. — Купил.

— Ты? Купил?

— Представь себе. Но ты не подумай обо мне плохо, бабушка — сначала я действительно собирался его украсть.

— А чего передумал? — усмехнулась Яга.

— Что-то мне подсказало, что купец сразу пожалуется Богатырям, — Баюн зевнул. — А те очень быстро заявятся сюда и всё испортят.

— Ты зелье для ума выпил, что ли? Да не дуйся, шучу я. А деньги ты где взял?

— Заработал.

— Ты? — удивилась Яга.

— Я, — самодовольно кивнул Баюн. — Практически честным трудом.

— А фактически?

— Ложью, обманом и манипуляциями с человеческой жадностью.

Яга тяжело вздохнула:

— Рассказывай.

— Помнишь сказку, в которой некий юноша обменял корову на бобы?

— Почему сказку? — пожала плечами Яга. — Я того старика лично знаю, мне бы он врать не стал.

— Это не важно, — Баюн развалился на печи, свесив голову вниз. — Важно то, что я сел на пути к рынку и предлагал некоторым людям купить у меня волшебный горох.

— Горох?

— Да, на поле за селом собрал. Та сказка сыграла мне на лапу, ещё два раза пришлось на поле возвращаться.

— Ты ведь понимаешь, что люди скоро поймут, что ты их обманул и пожалуются Богатырям? — спросила Яга. — Платье вернуть придётся.

— Не раньше, чем в следующем году, — усмехнулся Баюн. — Горох хоть и волшебный, но сажать его надо, как и положено, сейчас уже поздно. А вот когда в следующем году поймут и пожалуются — тебе это платье уже десять раз надоесть успеет, можно будет и вернуть.

— Умно! — восхищённо протянула Яга. — Ладно, рассказывай, ради чего стараешься-то? Что хочешь? Сметаны?

— Сметаны я на оставшиеся деньги купил, — сказал Баюн. — Молочник мне ещё должен остался, до конца месяца бесплатно кормить будет.

— А ради чего тогда?

Баюн шлёпнулся с печи и тут же сел, вылизывая лапу, и делая вид, что так было задумано.

— Ну как, — Баюн замялся. — Ты же иногда делаешь пирог просто так, чтобы мне было радостно? Ну вот платье — это мой тебе пирог. Понимаешь?

— Понимаю, — улыбнулась Яга. — Хороший ты всё же кот, Баюн. Ладно, отвернись, буду платье мерять. А если с размером угадал — такой пирог тебе сделаю, неделю встать не сможешь.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.82MB | MySQL:75 | 0,327sec