Младшенькая

— Люда у нас первой замуж выйдет, чует мое сердце, — бабушка Глаша, глядя на внучек, неожиданно выдала свой прогноз по поводу замужества.

— Это почему же? – Светловолосая, голубоглазая, бойкая младшая сестра Наташа с удивлением посмотрела на бабулю.

— Ну, так старшая, двадцать один годок.

— А мне девятнадцать вчера исполнилось.

— Ну, так и жди своего часа, младшенькая ты у нас.

 

 

(художник Юрий Кротов)
— Да что ты, мама, кто их разберет, кто первая, кто вторая, про женихов не рассказывают, слова не вытянешь, — пожаловалась Валентина, вырастившая с мужем двух дочерей-красавиц.

Старшая Людмила, высокая, стройная, темноволосая, кареглазая, сдержанная, покладистая девушка. А младшая Наташа – бойкая, смешливая, на вид почти девчонка.

— Наверное, все-таки я первая, — сказала Людмила, смутившись, — вы все про парня моего расспрашиваете, увидеть хотели… ну так вот: в воскресенье познакомлю. Приедет с райцентра, придем на обед.

Валентина всплеснула руками. Вроде давно ждала этого события, и все равно – неожиданно.

— Надо отцу сказать, подготовиться надо.

— Веди, веди, внучка, пора уже, — подбодрила бабушка.

Наташа от любопытства закусила губу; давно она не дает покоя сестре, выспрашивая, к кому же она в райцентр ездит. Да и сюда он приезжал, только Наташа его не видела.

Едва закрылись двери спальни, Наталья запрыгнула на постель к Людмиле. – Ну-уу, говори, какой он, хоть немного расскажи.

— Приедет, увидишь, — спокойно и с улыбкой сказала девушка.

— Высокий?

— Да.

— А глаза какие?

— Карие.

— Как у тебя, Люся, — Наташа от любопытства стала тормошить сестру, — ну расскажи еще чего-нибудь. Целовались?

Люда со смехом стала сталкивать с постели Наташу: — Иди, спи, маленькая еще. – Девчонки тихо смеялись, шептались, пока не заглянула Валентина: — Вы чего как маленькие? Спите, а то сейчас полотенцем отхожу обеих, как в детстве, когда не слушались.

Наталья переметнулась на свою постель и обе накрылись одеялом с головой, продолжая хихикать. Валентина, счастливая за дочерей, улыбнулась и прикрыла дверь.

________________________

В воскресенье в назначенное время Наташа крутилась во дворе, находя причину, чтобы задержаться и первой увидеть жениха старшей сестры. Потом вернулась в дом и стала помогать матери, время от времени поглядывая в окно.

Людмила и высокий парень мелькнули за окном. – Идут! – Крикнула Наташа и прильнула к окну. Парень был ростом под стать Людмиле, густые темные волосы зачесаны назад, и выглядел он немного старше своих двадцати двух лет. Наталья вдруг рассмеялась: смешной показалась его важная походка.

— Отойди от окна, увидит, — окликнула мать.

— Вот, знакомьтесь, это Сережа, — Люда смущенно посмотрела на своего друга. Еще минута и все перезнакомились. Сергей показался всем симпатичным, разговорчивым, уважительным к родителям. Все сели за стол. И только одно место пустовало.

— А где Наташа? – Спросила старшая сестра.

— Да выйдет сейчас, — ответила Валентина.

Наташа, и правда, вышла через минуту. – А это наша младшенькая, — с любовью сказала Люда, — моя сестренка Наташа.

— Здравствуйте, — смущенно, с улыбкой и с любопытством сказала девушка.

Сергей поздоровался, задержав на девушке взгляд. Они были разные внешне: Наташа и Люда. Наташа больше на мать похожа, а Люда на отца.

Родителям Сергей понравился. И они говорили и говорили, радуясь, как все хорошо складывается. И никто не замечал, кроме Наташи, как кареглазый Сергей смотрит на голубоглазую девушку, миленькую, с ямочками на щеках, непохожую на его невесту.

Даже когда Наташа отводила взгляд, чувствовала, что Сергей, жених ее старшей сестры, смотрит на нее. Ей захотелось выйти из-за стола, спрятаться, потому как стало неловко непонятно из-за чего. Ведь она не виновата, что он на нее смотрит.

Наконец встали из-за стола, Сергей собрался уходить. – Давай на речку сходим, — предложила счастливая Люда, — до автобуса еще есть время.

— Давай сходим, — обрадовался Сергей, — освежимся, а то душно. – Он повернулся к Наташе, — а давай с нами, прогуляемся втроем.

— Нет, нет, я не хочу.

Люда, видевшая перед собой только счастливое будущее, поддержала Сергея: — Да и, правда, пойдем с нами!

Наташа продолжала отказываться.

— Да сходи, чего дома сидеть, — сказала Валентина, — мы же почти будущие родственники.

Наталья поплелась сзади, а Сергей оборачивался и просил не отставать, потом взял обеих сестер под руки и повел к реке.

Эту прогулку Наташа выдержала с трудом. Она так хотела увидеть жениха старшей сестры… и вот сейчас ощущала себя абсолютно лишней, ей очень хотелось оставить их наедине.

После отъезда Сергея старшая сестра считала оставшиеся три дня до их встречи. Она уехала в райцентр утренним автобусом.

После приезда Наташа впервые увидела сестру такой подавленной, неразговорчивой. Люда спряталась в спальню, сославшись на усталость, отвернулась к стене и лежала, не шевелясь. Наташа попыталась шепотом обратиться к ней, но получила резкий ответ, чтобы ее не трогали.

И мать заметила изменившееся настроение дочери, но так и не поняла, что стряслось. – Как у тебя с Сергеем? – Спрашивали родители.

— Все хорошо, — вот и весь ответ.

Наташа еще надеялась, что этот взгляд Сергея, что подавленность Люды – все это просто временно, и вскоре все наладится, и они поженятся.

Вовка Карпухин пытался проводить Наташу из клуба, но она отказалась: — Не смеши людей, здесь рядом, — и пошла знакомой тропинкой, тем более что еще не стемнело.

Он вырос, как из-под земли. Это было так неожиданно, что девушка невольно вскрикнула.

— Не бойся, меня друг привез, машина за огородами, никто не видел, отойдем, поговорим.

— Ну, так говори, зачем отходить.

Он улыбнулся, глядя в ее голубые глаза, подошел ближе. – Все это кажется странным. Знаю, удивлена. Я и сам все эти дни хожу удивленный, меня с той встречи как подменили. Я чуть не женился на Людмиле. Она хорошая девушка, думал, лучше жены не найду… пока тебя не увидел. Ни о чем думать не могу… я уже сказал Люде, что расстаюсь с ней.

— Как? Вы же хотели пожениться? Она же так верила тебе, так мечтала!

— Послушай, Наташенька, я понял, что не смогу жениться на одной, а любить другую. Не торопись с ответом, подумай хорошо. А лучше переезжай в райцентр, я помогу работу найти, там сможем встречаться… да чего там — встречаться? Поженимся, да и все.

— А как же Люда? Разве так можно? Она же моя сестра?

— А как же я? – Сергей стукнул себя в грудь? – Я о тебе думаю! — Он взял ее за плечи, как будто клещами.

— А я о тебе вовсе не думаю! Пусти, а то закричу! – Отошла, почти отскочила от него. – Не хочу, ничего не хочу,- и побежала домой, не замечая как колотится сердце.

— Глупенькая, я еще приеду, слово даю! В воскресенье приеду в это же время, ждать буду на этом же месте. – Услышала она вслед.

Как часто она секретничала с сестрой, делясь своими обидами, сомнениями, и только сейчас не было сил рассказать, что Сергей приезжал снова. Только теперь не к Людмиле, а к ней.

На другой день несколько раз мысленно начинала разговор, да так и не решилась, как сказать, чтобы еще больше не расстроить сестру.

Отец пришел из бани, довольно кряхтя после хорошего пара. – Девчата, идите, давайте.

— Сначала я, — строго ответила Людмила.

— Чего это? Всегда вместе ходили, а тут по одной. До ночи что ли мне вас ждать? Идите, давайте, не тяните время, — приказала Валентина.

Наташа, молча, собралась и пошла за сестрой. Также молча разделись, не сказав ни слова. Наташа на миг отвернулась к скамейке, услышала за спиной плеск воды, обернулась резко: Людмила, с распущенными волосами и ненавидящим взглядом, держа в руке ковш с кипятком, смотрела на младшую сестру.

Девушка сразу поняла этот взгляд – испепеляющий взгляд. Отшатнулась к скамейке, со страхом села на нее, испуганная, беззащитная, смотрела в глаза сестре.

— Змеюка подколодная, младшенькая называется, — в гневе сказала Людмила, — ты думала, никто не узнает… а вас видели. К тебе приезжал.

— Нет, нет, — бормотала Наташа, глядя на ковш с водой.

Рука у Людмилы тряслась. В это время, висевший на гвоздике тазик, вдруг упал с грохотом на пол вместе с гвоздиком. Людмила вздрогнула, кипяток слегка расплескался, несколько капель попало ей на руку. Она словно опомнилась, глядя на ковш в своей руке. Медленно поставила его на полок, посмотрела на трясущуюся Наташу и почти обессилено опустилась на пол, расплакавшись навзрыд.

— Люся, Люсечка, ты обожглась? – Наташа тоже опустилась на пол рядом с сестрой. – Люсечка, я не хотела, я не знала… я убежала от него, я боюсь его. Так хотела рассказать тебе, но думала, ты еще больше расстроишься.

Людмила тяжело вздохнула: — Наташка, ты ведь знаешь, я же с парнями еще ни с кем не встречалась, я же хотела единственного и на всю жизнь. Ну как же так? За что?

— Люсечка, он еще за столом на меня смотрел. И на речку я не хотела идти с вами.

— Наташка он мне сразу потом сказал, что в тебя влюбился, говорит, я все по-честному хочу. – Она взглянула заплаканными глазами на сестру. – Ох, прости, не в себе была, за ковш схватилась, самой страшно стало. Ты вот что, может, и правда, он тебе понравился, так я переживу. Уеду, чтобы вас не видеть и переживу.

Наташа обхватила сестру за плечи и разрыдалась: — Люсечка, я не хочу, я даже рассмеялась, когда его увидела, шел по двору гордый, как гусь, только тебе не сказала.

— Ну, все, не плачь, — Люда поднялась сама и помогла подняться сестре. – Я переживу. Только от родителей стыдно.

— Он обещал в воскресенье вечером приехать, — сказала Наташа, — сказал, что ждать будет на том же месте. Я не пойду, конечно, мне даже один приезд его неприятен.

В дверь постучали: — Вы скоро там? Уснули что ли? – Послышался голос матери.

— Скоро! – В голос ответили сестры.

— Наташка, давай скорей мыться, — Люда схватила тазик, спешно стали наливать воду, плескаться, смывая с себя все нахлынувшие огорчения.

На другой день сестры рассказали матери всю правду. – Ох, если бы я знала, я бы его коромыслом окаянного, — причитала Валентина. Это же еще отцу надо рассказать, ну да ладно, выкрутимся.

Сестры в голос заплакали.

– Доченьки мои, да вы красавицы мои, — Валентина обняла обеих и все трое дали волю слезам. И так же быстро, как начали плакать, так же и остановились.

— Людочка, красавица наша, умница-разумница, да и пусть он катится непутевый такой, глаза разбегующие, так и будет: то к одной, то к другой переметнется.

______________________________

Воскресным вечером так же тихо, как и в прошлый раз, подъехала машина, встав за деревенскими огородами. – Спасибо, Миха, я твой должник, через пару часов буду.

Он пришел на то же место, где тропинка обросла зарослями бурьяна. Наступив на камень, посмотрел под ноги. Вдруг услышал знакомый голос: — Я пришла.

Перед ним никого не было, посмотрел направо: за высокой травой стояла Наташа. Он не успел ответить, как девушка наклонилась и, подняв ведро с водой, окатила его. Он тряс головой от неожиданности, растеряв все слова. И тут с другой стороны голос: — Эй, жених!

Сергей обернулся и увидел Людмилу с ведром воды. Второе ведро колодезной воды окатило его с ног до головы. – Остынь, а то больно разогнался. И не появляйся тут, а то родители коромыслом тебя выходят.

Девчонки обошли бурьян и, взявшись за руки, пошли домой.

Парень вытирал мокрое лицо, ощутив, что рубашка полностью вымокла, да и брюки почти намокли. Он посмотрел вслед сестрам: — Дуры, дикое племя…

_______________________

Замуж Людмила все же вышла первой. Так подучилось. И парень оказался с соседнего села. Хороший и добрый. И всегда смотрит только на нее – на свою любимую Люсечку. Наташа отказала Вовке Карпухину, а через полгода вышла за одноклассника, который пришел из армии. И больше у сестер не было разногласий.

Татьяна Викторова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.71MB | MySQL:75 | 0,435sec