Мезальянс. А если это любовь?

В семье Муратовых не было детей. Супруги жили счастливо и в достатке, долгое время надеялись на чудо, но его так и не произошло. Николай Андреевич был военным, его карьера складывалась удачно. Его жена преподавала в ВУЗе и заведовала кафедрой.

Оба уже решили, что в их возрасте, хоть далеко и не пожилом, мечтать о детях смысла нет. Как вдруг случилось то, о чем в народе говорят: не было бы счастья, да несчастье помогло. У них в семье появилась девочка! Двоюродный брат Николая Андреевича, совершенно никчёмный и разгильдяй с юности, потерял жену. Остался с маленькой дочерью на руках.

Сам не выходил из запоев, практически нигде не работал, и девочке неминуемо грозил детдом. Тетка Николая Андреевича, то есть мать этого горе-отца, хотела оформить опекунство над внучкой, но сама была больна и одинока. Тогда и обратилась со слезной просьбой к своему племяннику, с которым лет двадцать не общалась, забрать девочку в семью.

 

 

Так у Муратовых появилась дочь. Пятилетняя Настя была маленькой пугливой девочкой с веснушчатым носиком. Ее долго водили по врачам, определили к психологу и логопеду. И до школы восстановили и психику, и здоровье, и самочувствие ребенка.

Девочка стала веселой, забавной. Привыкла к своим новым родителям, год перед школой отходила в детский сад, где была довольно общительной и послушной. С родителями Настя была ласковой, покладистой. С ней не было никаких проблем, и с учебой она справлялась, очень старалась.

Вопрос, куда пойти учиться после школы решился сам собой: конечно, к маме в институт. Настя поступила, и все шло неплохо. Родители были счастливы. Воспитали дочь, вырастили, одели-обули по последней моде. Настя и училась, и по дому помогала, ну не дочь, а золото!

Пока не влюбилась. И с этого момента все пошло кувырком.

Дело в том, что у Муратовых были давние друзья, с которыми они часто общались семьями. Их сын Дмитрий, чуть постарше Насти, стал ее хорошим другом. Парень учился в медицинском, интересный внешне, но не избалованный, часто приглашал Настю на различные концерты, в кино или театр, она всегда общалась с ним с удовольствием.

Родители с обеих сторон уже обговаривали вариант женитьбы. По их мнению, пара была прекрасная, а уж они-то помогут! Еще год-два, закончат учебу, и можно свадьбу сыграть! Но тут на горизонте появился он, Настин жених. Как снег на голову свалился.

Мужчина двадцати семи лет, после службы в армии сразу пошел работать на стройку, об учебе даже не мечтал, нужно было помогать семье, которая бедствовала. Так и помогает до сих пор. Правда от предприятия ему выделили жилье, что-то типа малосемейного общежития: небольшая комната с санузлом и душевой и общей кухней на три таких же комнаты. Так и жил этот Виталий. Дослужился до бригадира, метил в прорабы.

С Настей они познакомились случайно. У нее спустило колесо на дороге, Виталий помог. Разговорились, обменялись телефонами. Стали встречаться. Родители заметили перемену в поведении дочери. Задумчивая, улыбчивая, загадочная. Возвращаться стала поздно, но было ясно, что причиной ее радужного настроения является не Дмитрий.

Сначала они не приставали к дочери с расспросами. Ждали, когда сама поделится. Но когда однажды она не пришла ночевать, правда, предупредив, родители забили тревогу и вызвали дочь на откровенный разговор. Настя хотела было отмолчаться, а потом вдруг призналась:

— Мамочка, папочка! Я полюбила человека, а точнее, мы с ним любим друг друга. Зовут Виталий, работает прорабом (тут она немного поспешила). Он замечательный человек!

У мамы непроизвольно потекли по щекам слезы. Отец обнял ее и сказал строго:

— Девушку, которая не приходит домой ночевать, не оправдывает никакая любовь! Ты ведешь себя безнравственно, Анастасия!

Они оба хотели сказать намного больше и по поводу ее поведения, и тем более, по поводу ее выбора, но слов не нашлось. Только мама спросила сквозь слезы:

— А как же Димочка? Вы так долго дружили, мы думали…

Но тут она заплакала навзрыд, и отец увел ее из комнаты. Не могли они смириться с таким резким переходом в судьбе дочери. Но перечить не стали. Может быть, одумается еще. Правда в спальне Насти на прикроватной тумбочке появилась книга Томаса Кэри «Мезальянс». Настя поняла намек, и тем не менее, попросила разрешения пригласить Виталия на обед.

И опять мама никак не могла понять, что Настя в нем нашла?! Дешевый костюм, слегка помятая рубашка, плохая стрижка и грубые руки. Как и почему она умудрилась влюбиться в такого мужчину?! А манеры? Сразу видно, что ножом пользоваться не умеет, вину предпочел конечно же коньяк, кто бы сомневался! На вопросы отвечал односложно, а о себе рассказал так:

— Да нечего мне вам сказать. Я простой рабочий мужчина, и семья у меня такая же. Но Настю я люблю и квартиру скоро получу, от стройкомбината обещали. А пока у меня в общаге поживем.

— Ну уж нет! – вдруг заявила мама, поднявшись из-за стола. – Наша дочь будет жить в нашем доме, пока не закончит учебу!

— Мама! – сказала Настя, но та не слушала ее:

— Вы, Виталий, плохо себе представляете, в каких условиях росла и воспитывалась наша дочь, — при этом мама многозначительно обвела глазами их просторную гостиную. — Вы хотите лишить ее комфорта и благополучной жизни потому, что любите ее?! Это абсурд!

В разговор вмешался отец, Настя расстроилась, чуть не до слез, а Виталий, выслушав речь отца о том, что рано принимать какие бы то ни было решения, нужно все взвесить и обдумать, вышел к порогу и со словами «Ну вот и обдумывайте» удалился, добавив на прощание: «Позвони мне, Анастасия».

После этого визита родители не спали всю ночь, они слышали, как плакала в своей комнате Настя и никак не могли понять – как, как она может любить этого неотесанного, невоспитанного чурбана? Разве сравнить его с Димой, красивым, интеллигентным юношей?!

И все же, закончив институт, Настя вышла замуж за своего Виталия, который только что переехал в новую, светлую квартиру. Свадьбу сыграли в кафе при строительном общежитии в то время, когда родители Насти были на курорте.

«От осинки не родятся апельсинки», — скорбно сказала своей подруге мама Димы, и они с мужем стали реже появляться в семье Муратовых.

 

 

А Настя с Виталием зажили своей обычной семейной жизнью, ждали первенца. Только вот она очень скучала по дому, по той атмосфере, которая ее окружала с детства, по маминой заботе и отцовскому надежному плечу. Этого всего она лишилась. А муж, хоть и любил ее по-своему, был не такой заботливый, не такой обходительный. Хотя никогда не обижал, но и не лелеял.

А за что или почему Настя любила его — она и сама не могла ответить на этот вопрос. Любила и все. Хотя где-то, в глубине души она понимала, почему. Виталий внешне чем-то напоминал ей своего родного отца, правда только внешне. И тогда ей, маленькой девочке, казалось, что она очень любит своего папу…

Прошел год. Семья пока счастлива. Растят сына. А мама Насти, все никак не может смириться с тем, что все их с отцом труды по воспитанию дочери «пошли насмарку». Не может она понять ни этой любви, ни этого счастья. И по сей день ждет, когда дочь вернется в родные пенаты. Пусть даже и с внуком.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.77MB | MySQL:75 | 0,321sec