Материнский инстинкт и сыновняя любовь.

Посвящается всем матерям.

— Мам, я готов. — Андрей вышел из своей комнаты, держа в руке футляр с саксофоном.

Наташа на мгновение подняла голову. Перед ней стоял высокий темноволосый парень в чёрном костюме и белой рубашке на спортивной фигуре. Она невольно залюбовалась сыном. Покоритель девичьих сердец, круглый отличник по всем школьным предметам, сегодня участвовал в последнем выпускном академ-концерте своей музыкальной школы.

Андрей обладал жёстким упрямым характером. По натуре, он был добрым, вполне воспитанным парнем, не умеющим отказать старушке, если нужно помочь донести тяжёлую сумку домой, или перевести через дорогу. Но тяжёлый и упрямый характер, доставшийся от покойного отца, склонности к саморазвитию и перфекционизму, вели его по жизненному пути, не допуская минуты свободного времени на компьютерные игры, которые его раздражали и другие развлечения молодёжи нашего времени, от которых он уставал.

Поэтому Андрей всерьёз увлёкся музыкой и боксом. С раннего детства у него проявился музыкальный талант. Сначала он признавал только музыкальные игрушки. Но потом, когда он уже учился в третьем классе музыкальной школы по специальности кларнет-саксофон, Наташа решила, что сыну нужно уметь постоять за себя. Её покойный супруг, отец Андрея, очень любил смотреть по телевизору бокс. Решив, что это истинно мужской вид спорта, Наташа отвела сына в секцию бокса при спортивной школе.

Тренер быстро привил парню любовь к спорту и боксу. Вскоре Андрей стал захватывать первые места на всех соревнованиях в лёгком весе, стал кандидатом в мастера спорта и получил второй юношеский разряд.

Ни одно занятие он никогда не пропускал, быстро и качественно выполнял домашние задания по школьной программе, потом долго занимался на инструменте, выдувая красивые мелодии, шёл в спортзал, откуда возвращался через час очень усталый, но довольный.

Тренер прочил ему спортивную карьеру, в музыкальной школе советовали поступать в музыкальное училище и консерваторию, школьные учителя хвалили его в унисон.

В общем, ей было, чем гордиться.

— Да я, в принципе, тоже. Только не могу понять, куда ключи от машины запропастились! — Наталья судорожно рылась то в сумочке, то в ящике туалетного столика.

— Да вот они, могла бы спросить. — Андрей взял ключи, висевшие на крючке возле звонка.

— Ну да, совсем из головы вылетело! Ты же ключницу сделал! Умничка мой! Наташа взяла из руки сына ключи и открыла дверь. — Ну что, пойдём?

— Мам, как здорово ты выглядишь, так и замуж позовут! — Не удержался сын в лифте.

Наташа невольно взглянула в зеркало, висевшее в кабинке. Да, судьба над ней сильно поиздевалась! Но немного морщинок вокруг глаз скорее символ мудрости, а не старости. Она всё та же Наташка Комарова, весёлая и озорная девчонка. В душе. А на самом деле, ей уже тридцать шесть, уже немного меняется лицо в пользу старости. Скоро и природные светлые волосы украсит седина. Да и косметикой приходится теперь пользоваться всё больше. Фигура осталась стройной и красивой, с этим вряд ли поспоришь.

— Да брось ты! Не собираюсь я замуж. У меня только один муж в жизни был. Это твой отец. Больше не нужно. — Сказала она и лёгкая тучка грусти проскочила в синих глазах.

На академе Андрей блеснул. Готовясь к выпускному экзамену, он сам выбрал тяжелейшую джазовую пьесу. Но сыграл её ничуть не хуже профессионалов.

После концерта, едва войдя в квартиру, Андрей быстро переоделся и отправился в спортзал. Скоро соревнования в другом городе, нужно готовиться и быть в форме.

Наташа провела его взглядом, и напевая, стала готовить ужин. Андрей придёт через пару часов, усталый, довольный и голодный. Как всегда, примет душ, потом поужинает и сядет за уроки. Скоро ЕГЭ. В его успехе мать не сомневалась. Но в её хорошем настроении была какая-то тревога. Как ложка дёгтя в бочке мёда. Откуда тревога, Наташа понять не могла. Но предчувствие чего-то нехорошего слегка портило ей настроение. В отличие от сына, Наташа обладала очень лёгким и весёлым характером, поэтому гнала к чёрту все плохие мысли, едва они успевали посещать её голову.

Андрей пришёл через час. В таком дурном расположении духа она его никогда не видела. Он вошёл, повесил ключи на крючок, снял кроссовки, прошел в комнату и молча сел в компьютерное кресло в углу, отвернувшись к стенке. Его явно что-то угнетало. Наташа пошла за ним в комнату и застала его в этой позе.

— Что случилось? — Спросила Наташа.

Андрей повернул к ней голову. В его глазах стояли слёзы.

— Это правда, скажи мне? Правда? — Громко спросил он.

Как бы Наташа хорошо не относилась к сыну, как бы ни гордилась им, но подросток в шестнадцать остаётся подростком.

— Ты можешь пояснить, что случилось? — Наташа присела на кровать сына. Ответ на свой вопрос она уже знала. Сбылось предчувствие. Случилось то, чего она боялась все эти годы. ОН УЗНАЛ! КТО-ТО РАСТРЕПАЛ ЕМУ ПРАВДУ! И что теперь делать? — Билась птицей мысль в её голове. Но надежда, что это не так, немного утешала. Но это было именно так.

— Я узнал… Мне сказали… В общем, ты мне не родная мать! Это правда? Правда, мам? Ну, что ты молчишь?!

— Правда. — Прошептала женщина. Но потом её голос стал увереннее. — Допустим. И что это меняет?

— Да всё это меняет! Всё! — Андрей вскочил. — Почему ты мне не рассказала правду сразу, почему мне незнакомый человек говорит, что он мой дед?

— Твой дед? — Наташа поняла, кто ему всё рассказал. Ну, конечно, иначе и быть не могло. Только Евгений Васильевич мог.

— Я расскажу тебе. — Сказала женщина. — Сейчас. Всё расскажу. Погоди.

Казалось, он немного успокоился и проникся вниманием.

— Мы познакомились с твоим отцом, когда ты был совсем маленьким. — Начала Наташа. — Тебе было всего полтора года. Твоя мама умерла при родах, я не была с ней знакома. Но кроме твоего отца и тебя у неё никого не было. Отец твой мне понравился сразу. Он был очень упрямым и жёстким как и ты. Но очень заботливым. За его упрямством скрывалась тоска. Он был отцом-одиночкой. Мы встречались, но он ни разу не рассказал о тебе. В это время его мама, Полина Аркадьевна, сидела с тобой.

Когда я узнала о твоём существовании, я упрекнула его, что он ничего не сказал мне раньше. Но он сказал, что присматривался ко мне, потому что ему нужна была не только жена, но и мать для тебя, Андрюша. Так он мне сделал предложение. Как ни крути, а ребёнку нужна полноценная любовь родителей. И отца, и матери. Я согласилась выйти за него, но очень хотела увидеть тебя. Мы пришли сюда, домой. Ты плакал, я взяла тебя на руки и поняла, что не смогу отпустить. Ты мгновенно так успокоился, посмотрел на меня, улыбнулся и сказал своё первое слово. Мама. Ты его сказал мне и я почувствовала как забилось моё сердце. Я поняла, что это самый радостный момент в моей жизни. С тех пор мы не расставались. Я официально вышла замуж за твоего отца и усыновила тебя. У нас была дружная и крепкая семья. Твой отец очень тебя любил и меня. Но через пять лет у Серёжи обнаружилась саркома. Развивалась он очень быстро и ничего не помогло. Он сгорел за три месяца. И мы остались с тобой одни.

Потом как-то пришли Полина Аркадьевна и Евгений Васильевич. Они предложили мне отдать тебя им, мотивируя это тем, что родной матерью я тебе не прихожусь. Дескать, я ещё молодая, мне тогда двадцать семь было, привлекательная, мне ещё замуж надо. А тебе чтобы не расти в чужой семье, нужно жить у родных дедушки и бабушки.

У меня стал выбор — либо думать о себе, о своей дальнейшей жизни, либо посвятить её тебе, мальчику, которого я уже считала своим родным сыном. И я сделала выбор в твою пользу. Я им отказала. Сказала, что муж у меня был один и останется только их сын. Навсегда. Я очень любила Серёжу, твоего папу. Тогда был серьезный скандал, ты был в детсаду, поэтому не знаешь. Был суд, приходили из органов опеки, но я была официальной твоей матерью. Они посмотрели, что условия твоего быта отличные, средств у меня хватало, ведь я тогда работала бухгалтером на три фирмы, пока не достигла успеха в своём бизнесе. Бывало и по ночам сидела с учётами. Ты был обеспечен всем — одеждой, игрушками, книгами, питанием. А родители твоего отца перестали приходить к нам сразу после нашей свадьбы. Они меня почему-то сразу невзлюбили. Сначала думали, что мне квартира нужна. Но у моих родителей была квартира куда больше этой. Ни на что я не претендовала. Потом я поругалась со своими родителями. Они меня уговаривали отдать тебя родителям твоего отца. И они тоже не стали к нам ходить. В общем,твои дедушка и бабушка проиграли суд. Тебя оставили у меня и во всем мире мы остались с тобой одни, без помощи и поддержки родных. И вот, ты вырос. Тебе уже шестнадцать. Многого ты уже добился сам. Но я всегда тебя во всём поддерживала; твои успехи и моя заслуга тоже. Да, я тебе не кровная мать, не рожала я тебя, но я дала тебе самое дорогое, что у меня было, я посвятила тебе свою жизнь и дала материнскую любовь. А теперь, Андрей, решай сам. Парень ты уже взрослый.

Наташа встала и вышла. Парень, ошарашенный рассказом, ещё посидел немного, потом пошёл в душ…

Ужинал он молча и через силу. Кусок не лез в горло. Наташа накрыла стол и ушла к себе. Андрей через стенку услышал сдавленные всхлипывания, как будто женщина пыталась скрыть рыдание. Он отодвинул тарелку и задумался. Да, Наташа от него скрыла, что он неродной её ребёнок. Но разве он это чувствовал? Всё самое лучшее всегда было у него. Не дай Бог, в садике или в школе кто-то притащит крутую игрушку, или новый айфон, у него сразу появлялось ещё лучше. Ни в чём он не знал отказа. Наташа разрывалась на нескольких работах, обеспечивая его всем необходимым. Только недавно она открыла свою фирму по оказанию бухгалтерских услуг предприятиям. Конечно, поначалу пришлось нелегко, но потом бизнес пошел вверх и доход значительно вырос. Наташа купила машину, сделала ремонт в квартире, для кого она старалась?

Он неправ. Зачем он так наскочил на неё? И как ему теперь её называть, по имени или как прежде, мама? А ведь она так и не вышла замуж после смерти отца, переругалась со своими родителями и с родителями отца. И всё ради кого? Ради Андрея, конечно. А он, неблагодарный. Нет, она не виновата. И, если он немедленно не попросит прощения, то будет последней свиньёй.

Андрей встал из-за стола и пошёл в комнату Наташи. Осторожно постучав, он вошёл. Наташа лежала, уткнувшись лицом в подушку и плакала. Он аккуратно присел на кровать. Взял за плечи.

— Мам, ну правда, не плачь. Я всё понимаю, мам. Просто могла бы рассказать мне раньше. Мам…

Его виноватый тихий голос заставил Наташу повернуться к нему лицом. Оно было красным от слёз.

— Я не могла тебе рассказать это раньше. Не хотела, боялась травмировать. Ведь это могло привести к плохим последствиям. У детей ведь такая тонкая психика, понимаешь?

Андрей крепко обнял её.

— Я читал… Есть такое выражение: «не та мать, что родила, а та, что воспитала.» Ты- моя мать! И пусть мы хоть тысячу раз не родные по крови, но ты мне дала всё. Мам, прости, я твой сын…

Тяжёлая слеза скатилась по его лицу. Он поцеловал мокрое от слёз лицо Наташи.

— Мам, но у меня оказывается есть и родные дедушка и бабушка. Ты не будешь против, если…

— Конечно! — Наташа отстранилась и села в кровати, утирая тыльной стороной ладони слёзы. — Конечно, я не против. Да и могу, имею ли я право быть против? Ты можешь проведывать их. И не только можешь, но и обязан, раз ты уже всё знаешь. Это твои родные люди и мои с ними разногласия не должны касаться ваших отношений.

— Мам, тогда я завтра схожу к ним? Завтра воскресенье, выходной…

— Сходи конечно. Прямо с утра. Посмотри, как живут, может, им помощь нужна…

— Спасибо, мама. Знаешь, я видел много разных людей в своей жизни, много читал о разных людях, но ты, по-моему, самая достойная и благородная из всех. Респект тебе. Я люблю тебя, мама.

Андрей встал и вышел из комнаты, вытирая лицо руками. Наташа умылась в ванной и убрала со стола на кухне недоеденный ужин. Потом она легла. Слёзы — это проявление высоких чувств человека, выплакавшись, человеку, особенно женщине, становится легче. Но слёзы и утомляют, забирают немного сил. Поэтому сон к Наташе пришёл быстро…

Утром после завтрака, Андрей отправился к родным. Наташа решила провести весь день в постели, но через пару часов раздался звонок в квартиру. Накинув халат, женщина открыла дверь и в квартиру вошли Андрей, Евгений Васильевич и Полина Аркадьевна.

— Добрый день. — Поздоровался свёкр. Свекровь молча кивнула.

— Здравствуйте. — Ответила Наташа. — Проходите пожалуйста.

— Мам, мы решили прийти к тебе! — Сказал Андрей. — Дедушка очень хотел поговорить.

— Да, я поняла. — Ответила Наташа и подумала, что встреча несколько суховата. — Давайте попьём чаю. Правда, к чаю ничего нет, Андрюша, будь добр, сбегай в магазин, купи печенье там, торт можешь приобрести.

— Погоди, внук. — Евгений Васильевич остановил парня, готового ринуться из квартиры. — Я бы хотел, чтобы ты присутствовал.

— Дедуль, я быстро. Вы пока на кухню проходите. Мам, я мигом, чайник поставь.

Он вернулся с покупками так быстро, что чайник не успел закипеть. Благо, магазин находился на первом этаже их дома. Полина Аркадьевна только прошлась по квартире, осмотрела её и удовлетворённо хмыкнула.

Они пили чай и мирно разговаривали, как будто между ними никогда не пробегала чёрная кошка.

Неожиданно свёкр встал и начал свою речь.

— Вот что я хочу сказать. Наташа, мы были неправы. Все эти годы ты была прекрасной матерью нашему внуку, его опорой, вырастила талантливого, умного, крепкого парня. Ты прости нас, пожалуйста. Мы виноваты.

— Просто мы боялись, что ты сильно молода, чтобы воспитывать Андрюшу. Я боялась, что ты выйдешь замуж, своих родишь, и наш внук станет лишним в чужой семье. — Добавила Полина Аркадьевна. — Уж прости нас, стариков.

— Ну что вы! — Наташа покраснела. — Разве я могу вас осуждать? Вы же об Андрее беспокоились, хотели как лучше.

— Андрей, я хотел, чтобы ты присутствовал при этом разговоре, потому что мне есть в чём ещё повиниться перед твоей…- Евгений Васильевич запнулся. — … Матерью. Наташа, я поступил подло и некрасиво, рассказав ему всю правду. Но это было от чистого сердца. Видишь, внук, благими делами вымощена дорога в ад.

Мы тоже скучали за внучком, тот суд и тот скандал оттолкнули нас друг от друга. И многому нас с Полиной научили. Гордость это плохо, очень плохо. Несмотря ни на что, мы должны были приходить и помогать. Да и ты, Наталья, могла бы приводить к нам парня. Однако, случилось то, что случилось.

— Я не могла. Я тогда работала на трёх работах.- Вставила Наташа.

— Прости, дочка, что так вышло. Не помогали тебе ничем. — Сказал её свёкр.

— Гордость это плохо. — Вздохнула свекровь.

— Не перебивай. — Попросил её муж. — В общем, наверное, ты правильно сделала, что ничего Андрюше не рассказала тогда. Маленький он был. Да и я зря влез. Надо было дать возможность тебе самой поговорить с ним.

— Да ничего, всё нормально. — Сказал Андрей.

Дед посмотрел на него, потом сказал:

— И ты, внук, прости.

— Да ну, дед? — Андрей вскочил и обнял деда. — Знаешь, как я хотел, чтобы у меня, как и у всех были дедушка и бабушка! Я так рад, что вы есть!

— Наташа, а как твои родители? — Спросила свекровь.

— Да не знаю. — Наташа почувствовала, что краснеет. — После того скандала и суда они уговаривали меня отдать вам Андрюшу и переехать к ним, но я не согласилась. Тогда и они обиделись. Я их давно не видела.

— Ну разве так можно, дочка? — Укорил её Евгений Васильевич.- Родители же наверняка тоже страдают. Ты обязательно позвони им.

— Позвоню. — Кивнула Наташа.

— Нет, сейчас позвони, при нас! — Потребовал свёкр.

Наташа достала сотовый и набрала домашний родителей. Но трубку никто не брал.

— Видишь, ничего не знаешь! — Снова упрекнул свёкр. — Смотри!

Он достал свой телефон и набрал номер. Подождал немного. Трубку никто не брал.

— Странно. — Сказал он. — И правда, не берут. Ладно, перезвонят.

— С домашнего? — Оторопела Наташа.

— Почему с домашнего? С сотового. — Пояснил Евгений Васильевич.

— Откуда у вас номер их сотового? — Удивилась женщина.

— Так это только ты не общалась ни с нами, ни с ними. А мы между собой славно дружим. — Улыбнулся свёкр.

Наташа не успела удивиться, как в квартиру раздался звонок.

Андрей хотел встать, но Евгений Васильевич удержал его, положив руку ему на плечо.

— Пусть мама откроет. — Сказал он.

Наташа шла к двери с громко бьющимся сердцем. Она уже знала, кто стоит за дверью. Открыв дверь, она увидела отца и мать.

Слёзы, объятия, поцелуи…

— А где наш внук? — Громогласно спросил Валентин Николаевич, отец Натальи.

Народу в квартире поприбавилось. Пришлось пригласить всех в гостиную, где Валентин Николаевич сразу выставил на стол коньяк, лимоны, апельсины и конфеты.

Андрей радостно смотрел на дедушек и бабушек. Они непринуждённо болтали между собой, смеялись, спорили, договаривались поехать на дачу родителей отца на шашлыки.

— Не пойму, откуда у Наташи такой материнский инстинкт? — Удивлялась захмелевшая Полина Аркадьевна. — Молодая девушка вырастила парня лучше родной матери. Даже с нами всеми общаться из-за него перестала, жизнь ему свою отдала. Душу вложила. Ох, молодец, дочка!

— Это у нас от моей бабушки. — Сказала Анна Павловна, мать Наташи. — Та в войну пятерых чужих детей приютила, всех вырастила как родных. Это у неё ещё свои были, дочь, моя мать, и сын, дядя мой. Все как родные. Я уже взрослая узнала, что только дядя Вася мне родной.

Захмелевшие мужчины решили раскупорить ещё одну бутылку.

— Хватит! — Одернула мужа Полина Аркадьевна. — Давление подскочит!

— Валик, прекращай и правда. — Сказала Анна Павловна.

Мужчины обиженно отставили бутылку в сторону.

— Ну, как ты, дочка? Восемь лет ни слуху ни духу. — Спросил Валентин Николаевич.

— Ну, хоть спросить догадался! — Ухмыльнулась Анна Павловна.

— Да нормально. — Пожала плечами Наташа. — Живём потихоньку. Вот, фирму открыла по оказанию бухгалтерских услуг.

— Да Наташка молодец! — Сказал Евгений Васильевич. — Вот такая девчонка!

Он поднял вверх большой палец.

— А у тебя, герой какие планы? — Спросил Валентин Николаевич.- Что после школы делать будешь?

— Да не знаю пока. — Пожал плечами парень. — Думаю. Мне и в музучилище советуют. И в большой спорт…

— Спорт? — Удивился Валентин Николаевич.

— Ну, я это… Боксом занимаюсь.

— Скромняга он у меня! — Сказала Наташа. — Второй разряд по боксу в юношеской лиге.

— Да не лиге, мам, а в юношеской категории. — Поправил Андрей.

— А если я тебя в военный институт определю? — Предложил Валентин Николаевич. — Есть там друг.

Глаза у парня мечтательно загорелись. Военный институт. Это так здорово!

— А почему бы нет? — Сказал он.

— Вот и чудно. Закончишь школу, готовь документы.

— Как его дед, я против! — Вмешался Евгений Васильевич. — Пусть идёт, в это… музыкальное училище.

— Я тоже его дед! — Резко глянул Валентин Николаевич.

— Эй, вы оба мои дедушки! — Вмешался Андрей. — Так что, не ссорьтесь!

— Истинно наша черта! — Захохотал Евгений Васильевич. — Вечно мирили всех.

Когда все разошлись, твердо обещая звонить друг другу и в субботу поехать на дачу на шашлыки, Андрей обнял мать.

— До чего всё славно сошлось! — Сказал он.

Наташа молча кивнула. Теперь во всём мире они были не одни.

Так закончилась эта история. Как ты думаешь, дорогой друг, правильно ли поступила женщина, утаив вначале правду от парня?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.72MB | MySQL:75 | 0,430sec