«Любимый» зять. Рассказ.

Тамара терпеть не могла своего зятя. Деревенский мужлан, который и не слышал о хороших манерах, работал водителем-экспедитором, а по вечерам сидел за своими компьютерными играми. Она сделала все возможное, чтобы уберечь Сашеньку от такого мужа, но тот использовал самый банальный, но действенный способ – сделал ее доченьке живот. Тут уж делать нечего – Тамара вдоволь насмотрелась сериалов и прекрасно знала, что отправь дочь сейчас на аборт, потом вообще останешься без внуков. Пришлось быстро играть свадьбу. Этот умник еще хотел на съемную квартиру Сашеньку увезти, ишь чего удумал! Поселила их Тамара с собой, даже комнату большую им выделила.

 

 

— Дочь, и что этот твой опять в свои танки играет? – недовольно ворчала Тамара. – Ты весь день с ребенком, дал бы тебе отдохнуть!

— Мама, он стресс так снимает. Сейчас поиграет и пойдет Юлю спать укладывать, — щебетала дочка. – Хватит к нему придираться.

Нет, не такой уж он и плохой был, этот Василий. Тамара уже десять лет как овдовела, и только что лампочки научилась сама в доме менять. А он и дверцы на кухне все починил, и смеситель новый установил, не говоря уже обо всей прочей мужской работе. Но лучше жить с шкафами, которые не закрываются, чем смириться с тем, что дочь будет жить с этим приезжим, который позарился на их трехкомнатную квартиру. Еще и карьеру Саше поломал – Тамара всегда мечтала быть балериной, но не вышло, а вот у дочери был бесспорный талант. А теперь, после декрета ей только и светит работать какой-нибудь преподавательницей танцев в местном Доме культуры. Нет, все же плохой этот Василий, очень плохой.

А зять, казалось, даже и не замечает ее недовольства. Ходит мамой ее называет, тоже еще – мама ему нашлась.

— Мама, как вы вкусно готовите! – хвалил он любую ее стряпню. Тамаре так и хотелось ему сказать, что в тарелке дочери котлета куда вкуснее – в ней отборное мясо, а его – куриный фарш и хлеб.

— Между прочим, другие за компьютером не просто так сидят, а деньги зарабатывают, — заявила как-то Тамара, наливая суп на ужин – дочери погуще, зятю пожиже. – Вон, у соседки Любы сын программистом работает.

— А я тоже на программиста поступал, — ответил Василий, откусывая от черствого ломтя хлеба, любезно подсунутого тещей, большой кусок – и кто только его учил с набитым ртом разговаривать!

— И что же, не поступил? — усмехнулась Тамара.

— Да почему же – поступил, — ответил зять. – А вот учиться не смог, отчислили меня.

— Прогуливал, — кивнула Тамара. – В танчики свои играл.

— Ну мама! – вмешалась Саша. – Вася по ночам работал, жить-то надо на что-то. Я ему говорю, чтобы он на заочное шел доучиваться, а он не хочет.

— Понятно – это же думать надо, а не баранку крутить, — заметила Тамара.

Дочь шикнула, и Тамара гордо удалилась в свою комнату.

Но больше, чем самого зятя, Тамара терпеть не могла его родню, которую видела всего раз, на свадьбе, но этого ей хватило сполна. Поэтому когда Василий, пряча глаза в пол, сказал Тамаре, что к ним на день приедут его родители, она чуть в обморок не упала – этого только ей не хватало!

— Пусть в гостинце заночуют, — бескомпромиссно заявила она.

— Да я им тоже сказал, — проговорил Василий. – Но на ужин они хотели зайти, познакомиться поближе.

Тамара только собралась сказать, что этому не бывать, как по обычаю вмешалась Саша:

— Ой, как хорошо, я пирог испеку и рулет куриный, а ты, мама, плов свой фирменный!

Тамара вздохнула – ну как она может расстроить дочь? Молоко еще пропадет…

— Ладно, — буркнула она. – Пусть заходят.

Как Тамара и боялась, гости оказались громкими и грубыми, с собой ничего не принесли, даже подарка внучке, и все намекали, что цены в гостинице конские, а квартира у них вон какая большая.

За ужином мать Василия, глядя, как Тамара накладывает ему плов, вдруг сказала:

— Сватья, ты этому дармоеду много не ложи! Он ест как не в себя. Мы его как из детского дома забрали, так он только и делал, что ел. И не думал, что сестер своих объедает!

Тамара растерялась и перевела взгляд с Василия на сватью, а потом на дочь. Судя по лицу последней, она тоже впервые такое слышала.

— Ты мне об этом не говорил, — удивилась Саша.

— Вот! – воскликнула сваха. – Неблагодарный он! Мы его растили, кусок хлеба от сердца отрывали, а он потом взял и сбег. Учиться, видишь ли, надумал. Ну, мы быстро из него эту дурь выбили. Напомнили, сколько денег в него вложили, а нам еще дочерей поднимать. Работать пошел, вот мы одну выучили, а теперь вторую приехали пристраивать.

Ночевать гостей Тамара не оставила. Дождалась, когда Саша Юлю пойдет укладывать, и подозвала зятя.

— Так ты что значит, учиться бросил из-за того, что, работать для этих пошел? – она небрежно махнула рукой в сторону двери.

— Мама, не думайте про них плохо, — попросил Василий. – Они меня усыновили, дом мне дали, кормили меня – я до этого никогда не ел так вкусно! – он помолчал и добавил. – Ну, если честно, у вас вкуснее, вы так хорошо для меня готовите!

— А учиться поди сам не хотел? – с подозрением спросила Тамара.

— Да хотел я, хотел, — сказал Василий. – Но сначала сестру надо было выучить, а теперь вот у меня Сашенька и Юля – их кормить надо.

— Понятно, — протянула Тамара и ушла в свою комнату.

С тех пор котлеты в тарелке зятя были такие же, как и Сашеньки. А через неделю Тамара с безразличным видом, как бы мимоходом обронила:

— Василий, я договорилась, тебя возьмут к нам администратором. Компьютеры умеешь настраивать?

— Умею, — растерялся Василий.

— Вот и отлично. Зарплата такая же будет, а времени больше. Поэтому у меня одно только условие…

— Я согласен, — перебил ее Василий. – На все согласен!

— Ты восстановишься и продолжишь учиться, — закончила Тамара.

Саша бросилась обнимать маму и с благодарностью произнесла:

— Мама, ты у меня самая лучшая!

— А готовить вы еще вкуснее стали, — признался Василий.

Тамара пожала плечами и сделала вид, что ничего особого не произошло. Нет, не такой уж он и плохой был, этот Василий.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.78MB | MySQL:75 | 0,365sec