Курортный роман (часть 1)

Лида никогда не жаловалась на судьбину. А вот её Иринка, с которой они дружили с самого садика, с досадой вздыхала глядя на то, как подруга в пятьдесят восемь лет махнула на себя рукой и влачила безрадостное существование.

Понять можно. Жизнь не заладилась с молодости. Выскочила замуж по большой любви за красавчика Юрку. Где были её глаза? Любовь затмила все его недостатки. Попивал он уже тогда, а после женитьбы начал прикладываться к бутылочке ещё серьёзнее. А где выпивка, там и измены. Лида надеялась, что сможет образумить супруга.

Сколько раз Ирина пыталась объяснить, что если воспитать его в детстве родители не смогли, то теперь уже точно поздно. К тому времени у них родился сынок Коленька, а оставить ребёнка без отца Лидушка не решалась.

У подруги хорошая семья, замечательный муж, увлечение здоровое — купили землю в деревне под строительство дома, разбили сад, огород, дети на свежем воздухе растут…

— Лидка, уходи ты от него. Уже руки распускать начал… Что ты ещё ждёшь? Когда прибьёт тебя? — сокрушалась Ирина, когда подруга в очередной раз сидела у неё на кухне, плакала и прикладывала лёд на ушибленные места.

— Он так-то добрый человек, просто выпил лишнего… — оправдывала Юрку Лида.

— Конечно добрый, не убил же сразу. Он у тебя в последнее время всегда лишку пьёт. Не надоело тебе смотреть на его пьяную рожу.

— Пропадёт он без меня, сопьётся совсем, да и ребёнок как без отца расти будет?

— Странная, ты подруга, на кой чёрт твоему сыну алкоголик отец? Пройдёт ещё года два и начнёт Коленька стесняться такого папаши. А ваши скандалы зачем ребёнку видеть?

Так за много лет не смогла Ирина переубедить подругу. Сидело в ней, скорее всего, привитое матерью, что нужно терпеть, что семью рушить нельзя. Сын вырос и совсем отдалился от матери.

Долго Боженька наблюдал за тем беспределом, что вытворял Лидкин муженёк, да шарахнул Юрку инсультом так, что выползти из этого состояния он уже не смог. Лидушка к тому времени вышла на пенсию и по-честному ухаживала за супругом. Лежал он у неё всегда чистенький, кормила его с ложечки, ставила уколы, поила таблетками. Но видимо гнев божий был слишком велик, потому как пролежал муженёк около трёх месяцев овощем, да помер.

После похорон посмотрела Ирина на подругу и ужаснулась.

— Лидка, нужно с этим что-то делать?

— С чем с этим? — не понимает Лидушка.

— Посмотри на кого ты похожа. Раньше была первой красавицей во дворе, а теперь совсем превратилась в старуху.

Лида посмотрела на себя в зеркало. Ну да, волосы седые, морщины на лице, фигура поплыла…

— Ну так и лет мне уже не мало. — сказала в своё оправдание она.

— У нас между прочим, с уходом на пенсию вторая молодость начинается. Тем более, что теперь ты дама на выданье. — не унималась Иринка.

— Ой, нет. Замуж больше не пойду. В таком возрасте любви нет и быть не может.

— Кто тебе сказал? Любви все возрасты покорны. Слышала про такое?

— Слышала, да что толку. Сказать можно всё, а на деле, у меня таких примеров нет, чтобы под струю з@ницу женихаться люди начали.

— Лидка, тебе нужно для начала полюбить себя. Поскольку, если ты себя не любишь, то и тебя никто не полюбит. В таком виде, как сейчас, тебе сложно будет даже самой в себя влюбиться, поэтому поедем мы с тобой в парикмахерскую и приведём тебя в порядок.

На удивление Лида противиться не стала и покорно отдалась в руки подруги. Весь день ушёл на покраску волос, стрижку, затем поправили брови, нарастили реснички и к вечеру, глядя на себя в зеркало, Лидушка заплакала.

— Ну, это что ещё такое? Чего ревёшь? Ослепла от красоты такой? — заулыбалась Иринка и обняла подругу.

 

— Спасибо тебе, дорогая! Не узнаю себя. Даже забыла, что могу быть ухоженной. — промокнув носовым платочком глаза, поблагодарила Лида.

— Теперь веришь, что в такую красавицу можно влюбиться?

— Да, ладно тебе. Траур у меня.

— Долой траур! У тебя, наконец-то, настоящая жизнь начнётся.

— Брось, Ирка, не нужен мне никто и замуж я больше никогда не пойду.

— Никогда не говори никогда… — уверенно ответила Ирина. — Считаю, что такая красота не должна пропадать и плюс тебе не мешало бы подлечиться. Поедешь в санаторий. А то взгляд у тебя больно измученный.

— Никуда я не поеду. Да и денег у меня нет. С похоронами пришлось заначку опустошить.

— Я оплачу, а ты, как сможешь, так и отдашь. Друзья для того и нужны, чтобы протянуть руку помощи в трудную минуту. Не смей мне ничего говорить против. Я и так всю твою семейную жизнь сдерживала себя, но теперь молчать не буду. Поедешь и точка. Подлечишься. Когда ты в последний раз занималась своим здоровьем?

Лидушка пыталась вспомнить, но на память ничего не приходило.

— Не помню. Да и не болело вроде ничего.

— Не болело. Даже машинам техосмотр раз в год делают, а тебе шестой десяток, а ты забросила себя совсем.

— Хорошо. Я согласна. — сдалась Лидия.

— Вот это другое дело. — победным голосом произнесла Ирина. — Завтра свяжусь со своей знакомой. Она прошарена в этих вопросах и сможет помочь нам выбрать стоящий санаторий или курорт. Главное запомни, что с выходом на пенсию, жизнь только начинается.

Лидушка не поверила тогда словам подруги, но спустя время у ней случился повод изменить мнение.

***

Иринка влетела в квартиру словно фурия. Глаза её блестели, а улыбка не сходила с лица.

— Лидка, пляши! — скомандовала подруга и помахала голубым конвертиком.

— Письмо что-ли какое? — не поняла Лидушка.

— Какое письмо? Бери больше. Это твоя путёвка в новую жизнь. Ты едешь в Кисловодск на воды. Санаторная карта уже готова?

— Да, а что там лечат?

— Там, моя дорогая, лечат душу, но попутно всё остальное, если успеешь.

— Что значит, если успеешь? Как можно не успеть пройти курс лечения, если ты приехала лечиться? — удивлённо спросила Лида.

— Какая ты смешная, Лидка! Туда едут лечиться процентов двадцать, а остальные восемьдесят едут за новыми эмоциями, чтобы вдохнуть жизнь в заплесневелые супружеские отношения, так сказать, на курорте лечение и любовь можно получить в одном флаконе. Между прочим очень удобно. Три недели бурного романа, чувства, фейерверк гормонов, а потом возвращаешься обновлённой в домашнюю тихую гавань и весь год вспоминаешь о своих страстных приключениях. У меня коллега каждый год ездит в один и тот же санаторий, чтобы встретиться со своим ухажёром. Он человек женатый, примерный семьянин, но которому семейная жизнь давно наскучила, а тут такая возможность встряхнуться.

— Мне казалось, что в санатории люди ездят оздоравливаться. — засомневалась Лидушка.

— Сразу видно, что ты никогда не ездила туда. Между прочим, одинокие женщины едут на курорт в надежде найти там свою любовь. Ты читала Лермонтова «Герой нашего времени»?

— В школе проходили.

— Так вот действие романа происходит на водах в Пятигорске. Вряд ли Печорин сумел бы так растревожить сердце княжны, встреть он ее в более чинной обстановке, а не на курорте. Понимаешь я к чему веду? — «залезла на пенёк» Ирина и заразительно презентовала будущую поездку.

— Не очень.

— Ну ты даёшь. Для блондинок объясняю. Ты теперь дама свободная от отношений, а там будет много мужчин, которые вдали от дома, все как один, холостые, поэтому я рекомендую тебе не отгонять от себя кавалеров, а с головой окунуться не только в ванну с минеральной водой, а и в любовные отношения.

— Я только овдовела. Ещё даже год не прошёл… Как можно?

— Ещё как можно. Тебе и так при жизни можно памятник поставить за терпение. Я бы такого мужа давно прибила, а ты ещё до последнего ходила за ним. Он и так за всё тебе благодарен. Так что освободись от условностей и отправляйся отдыхать на воды. Правда красиво звучит?

— Да ну тебя, Ирка. Не прилично так вести себя на отдыхе, а тем более на лечении. Поеду восстанавливать здоровье и точка. Не верю, что можно в такой короткий срок построить отношения, а заниматься любовью с незнакомым мужчиной, вообще, не прилично.

— Так рассуждать, то секса у тебя никогда больше никогда не случится. По твоим нравственным устоям мужику нужно будет за тобой ухаживать три года: театр, цветы, мороженое… , а времени то остаётся всё меньше. Постарайся сделать монтаж — вырежи эти три года, склей плёнку так, чтобы познакомились, понравился, поцеловались на втором свидании, а там уже… сама понимаешь. Короче, я надеюсь, что этот ликбез я не зря тебе провела. Да, кстати, у тебя завтра вылет. Путёвка-то горящая под кодовым названием «Играй гормон».

— Как завтра?

— Так, не переживай, я помогу тебе собраться. Заодно посмотрю, что ты собой брать будешь.

Так, в очень короткое время, жизнь Лидушки начала преображаться, но пока об этом она ещё даже не догадывается.

На следующий день Ирина проводила подругу в аэропорт, и через пару часов белоснежный лайнер нёс Лиду на своих крыльях в аэропорт Кавказских Минеральных вод. Лида сидела возле иллюминатора и наблюдала за лилипутских размером городами, озерами, которые могли поместиться в ладони, за лентами рек и плывущими под ногами белыми и пушистыми облаками.

Летать — занятие вполне естественное, но от этого ничуть не менее волшебное. Каким-то магическим образом оно меняет наше отношение к жизни, и возвращает нам способность мечтать.

И Лидушка мечтала. Мечтала о том, как теперь должна будет сложиться её жизнь: нужно подлечиться, устраиваться на работу, дома пора ремонт сделать, мебель обновить, бытовую технику поменять… одним словом, нужно серьёзно готовиться к старости. Незаметно пролетело время полёта. В аэропорту встречающий трансферный гид пригласил пересесть в микроавтобус, который повёз гостей в санаторий. Попутчиками оказалось ещё три человека: Пожилой мужчина, по возрасту ближе к восьмидесяти, а может и за, и две женщины, по всему видно, что подруги или хорошие знакомые. Они устроились на одном сиденье и начали что-то бурно обсуждать. Мужчина подсел к Лидушке и пробормотал что-то невнятное.

— Вам плохо? — заботливо спросила она.

Дедок понял, что дама откликнулась на его бурчания и более уверено произнёс:

— Отчего же? Мне очень хорошо. Я бы сказал, что давно так хорошо не было. Вас как звать величать?

— Лидия, а вас как?

— Михаил Юрьевич, можно просто Миша.

— Поди ещё и Лермонтов? — улыбнулась Лида.

— Нет, но мне приятны ваши познания в русской литературе. А чем вы сегодня планируете вечером заниматься? Может прогуляемся по терренкуру. Знаете ли в конце маршрута есть чайная. Там подают чудесный травяной чай и очень вкусные булочки. Вы непременно должны их отведать.

— Спасибо за предложение! Вы, по всей видимости, не первый раз уже сюда приезжаете?

— Этот заезд у меня юбилейный — двадцать пятый, поэтому я здесь всё знаю и смогу вам быть полезен.

Он одобрительно похлопал Лиду по коленке, чем немного напряг её.

— Это что было? — удивлённо подумала про себя Лида и сбросила руку старика со своей ноги.

***

— Я подумаю, Михаил Юрьевич. — ответила Лидушка.

— Ишь, какая! Подумает она. Тут от желающих отбоя не будет, а она подумает.

Михаил Юрьевич обижено отвернулся и руки сложил на груди.

 

Лида подумала про себя:

— Уступлю с удовольствием. С началом лечения! Докатилась уже дедушки в женихи набиваются… Я что так плохо выгляжу?

Ей захотелось пересесть на другое сиденье, но глыба Михаила Юрьевича закрывала своим большим телом весь проход. Голос трансферного гида прозвучал, как избавление от неудобного попутчика:

— Ну вот мы и приехали. Сейчас дружно проходим в главный корпус к администратору. Вас расселят, запишут на приём к терапевту, а затем после обеда жду на беседу, где познакомлю с правилами внутреннего распорядка, планом лечебных и увеселительных мероприятий.

Закинув вещи в свой одноместный номер, Лидушка решила немного прогуляться и осмотреться. То, что она успела увидеть из окна автобуса и открывшиеся красивые виды на прилегающие к лечебному заведению территории, родили у Лидии мысль, что Кисловодск имело смысл посетить. Огромная карта возле главного корпуса была исчерчена бесконечными маршрутами для прогулок, которые Лида решила обязательно пройти.

Подошло время обеда. Девушка-администратор сопроводила Лидию на закреплённое за ней место. За обеденным столом, её ожидали две красивые соседки глубоко пенсионного возраста с маникюром, макияжем, украшениями и переодеваниями в наряды к трапезе. Увидев новую соседку и оценив её более молодой и перспективный возраст, каждая из них в душе сказала Лидушке своё: «Фи! Одна из них, которая была с замысловатыми залакированными гидроперитовыми буклями, яркой розовой помадой и голубями тенями, сухо произнесла:

— Добрый день!

Лидия приветливо улыбнулась и произнесла:

— Здравствуйте!

Вторая дама была полной противоположностью своей спутницы — чёрные длинные волосы с зелёными тенями и красной помадой, этот ансамбль завершала большая брошь-цветок, которая расположилась на её пышной груди. В один миг её глаза заблестели и она кокетливо произнесла:

— Добрый день, Тимофей Ильич!

Её приветствие было адресовано мужчине, которому на вид было лет шестьдесят пять. Симпатичный для своего возраста, с посеребрёнными годами волосами, красивыми голубыми глазами, окаймлёнными пушистыми ресницами. Выглядел он весьма бодро. Заметив Лиду, Тимофей Ильич просканировал облик новой отдыхающей и радостно заметил:

— О, да у нас пополнение… и весьма удачное, если вспомнить старого брюзгу Кирилла Петровича, который сегодня, наконец-то, отбыл домой. Как вас зовут прелестная дама?

Лида немного смутилась от услышанного и произнесла:

— Лидия.

— Какое у вас чудесное имя! Меня зовут Тимофей, а это Наталья Михайловна и Елена Геннадьевна.

Соседки по столу недовольны зыркали глазами в сторону Лидушки, потому как внимание Тимофея Ильича полностью переключилось на новую соседку.

— Лида, я приглашаю вас после обеда на ознакомительную прогулку. Здесь без провожатого сложно сразу разобраться.

— Что сложного? Карта на входе есть. Там все маршруты по терренкурам обозначены. Скорее сложно не разобраться. — желчно вставила свои пять копеек гидроперитовая Наталья Михайловна.

— Тимофей, вы сегодня обещали нам прогулку или забыли? — напомнила Елена Геннадьевна.

— Девочки, мы должны быть более гостеприимными. Лидочка только приехала и нуждается в опеке.

Оценив ситуацию и ощутив на себе гнев соседок по столу, Лида ответила:

— Спасибо Тимофей. Думаю, что я сама смогу разобраться.

Визит к врачу состоялся ближе к вечеру. Тонометр показал повышенное давление, но как ни странно, самочувствие было прекрасным. Заметив лёгкое сомнение в глазах пациентки, врач заметила:

— А что вы хотите, здесь у прединфарктников сердце не болит — климатический курорт понимаете. Здесь даже воздух лечит.

Получив направление на нарзанные ванны и рекомендации из какой скважины следует пить минеральную воду в галереях, Лида наконец-то начала понимать, что теперь у неё совсем другие заботы, и что чертовски приятно, они посвящены себе любимой.

Неожиданно на выходе из поликлиники Лиду встретил Тимофей.

— Долго вас принимал доктор. — сообщил он.

— Вы что за мной следили? — удивилась Лидия.

— Случайно заметил как вы зашли сюда и решил дождаться. Может пойдём прогуляемся?

Он сверкнул своими голубыми, как небо глазами и улыбнулся:

— Пойдёмте. Вдвоём гулять веселее. Поверьте, что лучше пойти со мной, чем с каким-нибудь дедушкой с вставными челюстями и дикцией а-ля Леонид Брежнев.

У Лиды в памяти сразу всплыли наставления Ирины про кавалеров, которых не нужно гнать и вспомнился образ самовлюблённого попутчика Михаила Юрьевича … Она, немного подумала и согласилась:

— А пойдёмте…

продолжение завтра, в это же время.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.7MB | MySQL:75 | 0,457sec