Ищу хозяина! Часть 2

Часть первая здесь

К Ахмету их не пустили, но пойманный в коридоре доктор сказал, что у больного – двустороннее воспаление легких, и он сейчас находится в отделении пульмонологии. Расстроенные баба Капа и Ежевичкин вышли из больницы.

– Да уж, учудил Ахмет, – пробормотал моряк. – Всю неделю самолечением заниматься. На что надеялся только?

– На свой узбекский авось, – грустно предположила баба Капа. – Мантрой лечился.

– Мантрой?

Баба Капа втянула голову в плечи, сдвинула брови и принялась ходить взад-вперед, бормоча с восточным акцентом.

– Работа надо. Надо работа. Работа надо. Надо работа.

Остановилась и горестно махнула рукой. Вжикнула молнией пуховика, застегивая до горла, натянула шапку на самые брови.

– Пойдем, – она спустилась по ступеням. – Потом позвоним и узнаем, когда к нему можно будет.

– Пойдем, – со вздохом согласился моряк, спускаясь следом. Оба тихо переговариваясь и держась под руки, медленно пошли к автобусной остановке. Обычные российские пенсионеры: она – маленькая старушка с белом пуховике и вязаной шапке, он – высокий старик в черной, отороченной овчиной, куртке подводника.

***

Олег, мужчина пятидесяти лет с помятым лицом запойного алкоголика, с размаху прихлопнул гуляющего по заляпанной клеенке таракана. Вытер руку об линялые штаны, качнулся на шатком табурете и принялся размахивать пальцем перед носом собутыльницы – неопрятного вида женщины лет сорока пяти, с волосами-паклями и вываливающейся из затертого халата грудью.

– Я когда с женой развелся, думаешь, что-то забрал с собой? Нет, я гордо ушел. Даже зубную щетку не взял. Я забрал только Маркиза! Потому, что это мой кот! Слышишь, Натаха, мой!

Кулак с грохотом опустился на стол, видно, в подтверждение моральных и юридических прав на кота. Натаха ловко подхватила покатившийся стакан, придвинула к нему.

– Наливай!

Слезы заволокли пьяные глаза, Олег всхлипнул и жалобно проканючил.

– А потом его украли! Пришел домой после смены, а кота нет!

– Убежал, наверное, – равнодушно пожала плечами собутыльница. – Наливай давай!

Трясущейся рукой Олег взял ополовиненную литровую бутылку и наклонил над стаканами, заполняя на четверть водкой.

– Не мог он сбежать, – обиженно возразил он. – Его украли. Также как и Петюню.

– Оно и к лучшему, задолбалась я полы отмывать после него! – сказала Натаха и залпом осушила стакан. Со стуком поставила и подхватила пальцами квашеную капусту. Закинула между неровно накрашенными губами и захрустела.

Олег озверело уставился на нее.

– То есть, как это? – в его голосе отчетливо проступили визгливые нотки. – Ты чего это, радуешься, что ли?!

Он привстал и замахнулся кулаком. Натаха инстинктивно сжалась и закрылась руками.

– Да пошутила я! – заголосила она. – Очень жаль, что наш Петюня пропал!

– То-то же!

Кулак звучно опустился на стол, размазывая очередного таракана. Олег брезгливо вытер руку, вытащил из кармана объявление и кинул в нее.

– Вот, утром содрал со столба. Позвонил, а там какая-то хабалка меня чуть ли не матом послала, представляешь?! Со мной еще никто так не разговаривал и психом не называл! По любому, это они нашего кота украли, а сейчас ждут, кто побольше предложит.

– Они? – переспросила Натаха.

– А ты что, думаешь, она там одна? – усмехнулся Олег. – Да там целая мафия! Ну, ничего-ничего, я найду на них управу, а нет, так зятек поможет!

– Он мент?

– Не мент, но тоже какая-то серьезная организация. Хрен знает, чем занимается, но звучит внушительно – Росприроднадзор.

– Так он охраной окружающей среды занимается, вроде, – высказала свои сомнения Натаха. – Это тебе к ментам надо.

– Не-е-е, с ментами лучше дел не иметь, – помотал головой Олег. – Тогда сам справлюсь. Ты мне зубы не заговаривай, звони!

Натаха развернула смятое объявление и вгляделась в крупные, написанные от руки, буквы.

– Так тут же про кошку? – удивилась она. – А наш Петюня – кот! Может быть действительно ищет хозяина?

– Чушь мне не говори! – оборвал он. – Я в принципе не верю в эту доброту, обязательно какой-то интерес имеется. Может, у нее целый питомник дома! Наверняка Маркиз и Петюня тоже там! Мне адрес нужен, а дальше сам разберусь. Звони, я сказал!

Натаха вытащила из кармана халата телефон и, пьяно щурясь, кое-как набрала номер в объявлении. Приложила к уху.

– Добрый вечер! – Натаха старалась говорить максимально вежливо и трезво. – Я по объявлению. У меня пропала черная ангорская кошка. Как зовут кошку? Так это.. Маня. Глаза какого цвета? Ну, желтые. Да-да, сейчас запишу адрес.

Олег с грохотом отбросил табуретку и заметался по кухне в поисках ручки. Нашел огрызок карандаша на подоконнике, перевернул объявление и сунул карандаш ей в руку.

– Записываю!

Через полминуты Олег с ухмылкой смотрел на нацарапанный дрожащей рукой адрес. Ну, вот и все. Посмотрим теперь, кто из нас ненормальный.

***

– По-моему, ты ни разу не Маня, – почесала затылок баба Капа.

– Или ей это имя не нравится, – выдвинул свою версию Ежевичкин.

Как ни пытались они позвать кошку этим именем – в ответ получали полный игнор.

– Посмотрим, признаешь ли ты хозяйку, – поджала губы баба Капа. Ей уже начинала надоедать эта эпопея с поисками.

– А может и нет никакого хозяина, – предположил моряк. – И не было никогда.

– Может быть, может быть, – согласилась бабулька. – Но попытаться надо было. А вдруг?

В дверь позвонили. Она подошла к двери и посмотрела в глазок.

– Пришла, – объявила она и открыла дверь. В квартиру ворвался какой-то мужик, на лестнице послышался топот сбегающей женщины.

– Ага! Вот мы и встретились, – обрадовался мужик. Был он нетрезвым и, видно, очень воинственно настроенным. Даже присутствие Ежевичкина его не смутило.

– Целая банда тут!

Ежевичкин закрыл собой бабульку и толкнул непрошенного гостя в плечо – тот отлетел спиной на висящие куртки. Встал и с ревом бросился на моряка, размахивая кулаками. Ежевичкин вырубил его с одного удара, приподнял за шкирку и вышвырнул за дверь.

– Я еще вернусь! – прошипел мужик и загрохотал по лестнице, убегая. – Вы мне вернете моего кота!

– Конечно, вернем, болезный! – крикнула вдогонку баба Капа. – Когда на горе жареный петух три раза раком свистнет!

Ежевичкин захлопнул дверь, отряхнул руки и посмотрел на бабульку.

– Капа, давай оставим кошку, а? Мне кажется, она к нам привыкает. Не факт, что у нее вообще был хозяин!

– Согласна. Только ты, пожалуйста, прогуляйся по району и сними все объявления, иначе я скоро начну убивать.

***

Кошка вела себя очень странно. Она беспокойно кружила у телевизора, вставала на задние лапки и громко мяукала, словно пытаясь что-то сказать. На экране шел фильм «Самая обаятельная и привлекательная». Главная героиня, простоватая Надя Клюева, вертелась перед зеркалом, примеряя дефицитные для того советского времени зарубежные шмотки.

– … на работу – нескромно, в театр – вызывающе, – неуверенно говорила она, обращаясь к сидящим на широкой тахте импозантному мужчине и элегантной женщине.

– В общем-то неплохо, – уверенно ответила женщина, придирчиво оглядывая ее прикид. Мужчина в недоумении посмотрел на нее.

– Кого ты привела, Сусанна? – спросил он, показывая на Клюеву рукой. – Она что, с Урала?!

Он склонился к тумбочке, вытащил шелестящий сверток и бросил ей.

– Примерь вот это! – снисходительно сказал он и, повернувшись к Сусанне, многозначительно добавил. – Карден! …

В общем, всем известная сцена из фильма, смешная, никакого криминала или пошлятины, но кошка почему-то вела себя беспокойно.

Баба Капа и Ежевичкин переглянулись.

– Егор, тебе не кажется, что с кошкой что-то не то, – задумчиво сказала бабулька, глядя на обеспокоенную ангору, тянущую лапки к экрану и многозначительно вращающую желтыми глазами. – Будто сказать нам что-то хочет.

Ежевичкин озадаченно потер бровь.

– Может, она с Урала? – предположил он.

Кошка закатила глаза, возмущенно мяукнула и, хлопнув лапкой по лбу, упала на ковер, изображая обморок.

– Не, тут в другом дело, – с сомнением ответила баба Капа. – Давай-ка дальше наблюдать.

К середине фильма выяснилось, что кошке фильм был глубоко по барабану, но каждое упоминание имени Сусанна вызывало у нее волну бурных эмоций в виде подрагивающих кончиков ушей, громкого мяуканья и адресованного им возмущенного взгляда желтых глаз.

– Сусанна? – спросила баба Капа. Кошка воздела лапы к потолку и громко, с каким-то усталым удовлетворением, мяукнула.

Продолжение завтра

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.72MB | MySQL:75 | 0,327sec