Единственное условие

Николай и Марианна познакомились, когда обоим уже было за 30. Они оба уже были ранее в браке. А у Мари была восьмилетняя дочка от первого мужа. У Коли детей не было. И его это вполне устраивало.

Молодая женщина на самом деле была бы очень рада родить еще одного ребенка от любимого мужчины, но Коля всегда говорил, что детей он не хочет в принципе.

Он вроде бы не был чайлдфри, как модно сейчас называть таких. Он был не против детей. И уж точно не против ее дочки Алёны. Но своих не хотел.

У супругов было в распоряжении две квартиры. У каждого своя. В одной они решили жить, а другую сдавать для дополнительного дохода. Как и во многих семьях, Николай отдавал жене почти всю зарплату, чтобы она сама вела быт и распоряжалась семейным бюджетом, как считает нужным. Себе оставлял часть денег на собственные расходы.

 

 

Нет, никто из них не отчитывался за каждую копейку. Все было полюбовно.

Они жили вполне хорошо по современным меркам. Денег хватало. Ссориться не было причин. И они их не искали. Лишь иногда Коля проявлял недовольство, если Алёнка разбрасывала свои игрушки или альбомы там, где не положено. Но обычно в такие моменты он приходил с работы особенно уставшим.

Весомые покупки Марианна всегда обсуждала с мужем. Будь то новый смартфон для кого-то из членов их семьи, новый телевизор или что-то еще. Обычно его не приходилось уговаривать. Он либо соглашался, либо предлагал отложить до лучших времен. И все были согласны.

В конце концов, он мужчина и главный добытчик в доме. Ведь Мари работала в обычной больнице медсестрой и зарабатывала раза в два меньше мужа.

Николай неплохо относился к Алёнке. Точнее он просто жил с ней. Они не играли вместе. Не проводили время. Не ходили гулять в парк или что-то в этом роде. Все это делала лишь Мари. Ей всегда хотелось, чтобы он чуть больше участия проявлял по отношению к ее дочери. Все же она росла без отца, который умер три года назад.

Пару раз она пыталась ему на это намекнуть, но в ответ лишь слышала:

— Дорогая, я делаю все, что могу. Я просто не создан для отцовства.

На самом деле он действительно так думал. Сколько он себя помнил, его всегда раздражали чужие дети. Как и его собственные братья и сестры. В его семье было 5 детей разного возраста. И он был самым старшим.

В свое время он успел хлебнуть родительского равнодушия с лихвой. Ему часто приходилось играть роль отца для младших детей. И это порядком надоело. Поэтому в определенный момент своей жизни он принял решение – я никогда не буду отцом.

Собственно из-за этого он и развелся с первой женой. Несколько лет она уговаривала его завести ребенка. Но он отказывался. Той ничего не оставалось, кроме как уйти. Сейчас она уже снова была замужем и наконец-то стала мамой.

Свою позицию Николай обозначил Марианне сразу. Никаких детей я не хочу. Против Алёны ничего не имею, буду любить вас обеих. Но свои нам не нужны. Она согласилась.

Правда, особой любви к своей дочери так и не увидела. Но Коля прекрасно справлялся со всеми остальными обязанностями мужа, в том числе с обеспечением их семьи. Поэтому у нее просто не возникало поводов для обид.

Они всегда очень тщательно предохранялись. Точнее Марианна принимала таблетки, не пропуская ни одного вечера. И все было замечательно до того дня, когда их пригласили на свадьбу его друга.

Алёнка тогда осталась с бабушкой. А они так сильно напробовались шампанского, а потом чего покрепче, что забыли обо всем. В тот вечер Марианна в первый раз за два года забыла принять таблетку. Голова была занята другими вещами. После торжества они страстно занялись любовью, а потом заснули в объятьях друг друга.

Утром, проснувшись от какой-то тревоги, Мари даже не вспомнила про таблетки. Хотя ей и казалось, что она о чем-то забыла. Осознала свою ошибку она только вечером, когда взяла их в руки.

Марианна была уверена, что всего один пропуск никак не скажется на ней. Но она ошиблась. И узнала об этом уже через несколько дней, когда гости из Краснодара неожиданно задержались, а раньше приезжали чуть ли не по часам.

 

Прошел еще день, а их все не было. Потом еще один. И еще один. Марианна купила тест. Результат был отрицательным, но гостей так и не было. Она дождалась понедельника и пошла к врачу.

— Поздравляю, вы беременны, — со счастливой улыбкой ей сообщил гинеколог, — правда, срок еще очень маленький.

Что делать? Что я теперь скажу мужу? Он меня возненавидит или даже бросит? А если я сделаю аборт и ничего не скажу? Что будет тогда?

Мысли в ее голове путались. Она еще несколько дней не могла принять решения. Только ходила грустная целыми днями, сбивая с толку Николая, который не понимал, что происходит.

Марианна всегда была противницей абортов. Нет, она не была религиозной или что-то в этом роде. Но от мысли, что в ее животе уже живет маленький человечек, плод любви и страсти, ей становилось тошно. Она просто не могла его убить. Она помнила, какой прекрасной была ее маленькая Алёна. И уже представляла, каким чудным будет этот малыш.

Перед ней стоял выбор – потерять ребенка или мужа. Это был очень сложный выбор. Но решение она смогла принять достаточно быстро.

Когда вечером Коля вернулся с работы, она ему все рассказала. Она призналась, что пропустила всего одну таблетку, ведь они тогда были оба навеселе. Плюс еще занимались сексом в тот день. Он ее внимательно выслушал, а потом сказал, что ему нужно подумать. И ушел из дома.

Вернулся Коля ближе к утру. Он признался, что долго бродил по улицам и не знал, что делать. Он понимал, что просить жену сделать аборт бессмысленно, ведь ее уже захлестнули гормоны.

— Хорошо, рожай, но я не знаю, что из этого выйдет. Я не могу обещать, что останусь. Но я готов попробовать, — сухо сказал он.

Николай любил Марианну. Он уже успел к ней сильно привязаться. К тому же она была хорошей женой. Всегда заботилась о нем. Почти никогда не ругала. Зато хвалила каждый день. Он не хотел терять именно ее. Хотя ребенка все равно не хотел.

Он думал, что возможно, со временем, сможет полюбить малыша. Но на самом деле не был в этом уверен.

Беременность Марианны протекала на удивление спокойно. Ее не тошнило, как часто бывает с женщинами. Она не капризничала. Лишь иногда жаловалась на боли в спине на последних сроках. Когда пришло время рожать, Николай сам повез ее в больницу.

Он боялся того, что может произойти. Точнее он боялся, что с женой может что-то случиться. Дело в том, что в его семье уже была подобная ситуация. Его сестра, которая была младше его на 5 лет, умерла при родах. И случилось это буквально пару лет назад.

Мысли об этом не давали мужчине покоя все те часы, пока он ждал вестей. Он сидел на ступеньках роддома в ожидании чуда. Он знал, что сейчас его Мари, скорее всего, корчится от боли, но не мог заставить себя войти в родильный зал, чтобы хоть немного ее поддержать.

Спустя несколько часов, к нему вышла молоденькая медсестра.

— Ну что, родила? – спросил озадаченный муж, который уже устал ждать новостей.

— Еще нет, но она попросила проверить, как вы здесь, — призналась девушка.

— Чего так долго? Я думал, что вторые роды должны проходить быстрее, — спросил Коля.

— Да, обычно так и есть. Но там небольшая проблема. Врач предлагает делать кесарево, но ваша жена отказывается. Хочет родить сама. Только не выходит пока, — сказала девушка и потупила глаза, а потом спросила, — Вы точно не хотите быть рядом? Может, вам удастся ее переубедить?

Марианне в тот момент было очень страшно. Ей казалось, что как только она родит ребенка, то сразу потеряет мужа.

 

Может, именно эти мысли в ее голове заставляли тело вести себя не так, как задумала природа. Как вдруг в родильный зал вошел Николай в халате и бахилах.

— Кто здесь у нас упрямится? Мама или ребенок? – весело спросил он.

— Оба, — недовольно ответила акушерка, которая уже устала битый час убеждать роженицу тужиться.

— Так милая, давай уже родим этого ребенка! Сколько можно мучать вас обоих, — твердо сказал он подошел к ней поближе.

В тот момент Николай играл роль. Ему казалось, что таким образом он поможет жене поскорее родить. И он готов был на эту маленькую ложь во благо.

Увидев доброжелательно настроенного мужа, Мари будто взорвалась изнутри. Все эмоции нахлынули одним махом. Она наконец-то начала правильно дышать и тужиться. И уже через 15 минут родила.

— Хотите подержать сына? – спросила уставшая медсестра, протягивая Коле ребенка.

В такой момент смог бы отказаться разве что бесчувственный чурбан. Малыша уже сполоснули и укутали в пеленку, нацепили на голову какую-то смешную шапочку, но ручки были свободны.

Коля взял его на руки и не мог поверить своим глазам. Это был его ребенок. Его собственный. Ни брат. Ни сестра. Ни племянник. Это был его собственный ребенок. Такой маленький. На вид такой хрупкий. И Николай первый раз в жизни ощутил это прекрасное чувство, которое несравнимо ни с одним другим на всем белом свете.

Эта безграничная любовь. Эта ответственность. Это всепоглощающая нежность. Раньше он ничего подобного не испытывал. И он пропал.

Пропал в мягких ладошках этого маленького существа, которые крепко сжимали его палец. Пропал в его синих бездонных глазах, лишенных понимания окружающего мира. В его маленьком теплом и таком легком тельце, которое лежало на сильных мужских руках.

Николай сам не отдавал себе отчета, что стоял в нескольких метрах от жены, влюбленно смотрел на ребенка. И плакал. Слезы текли по его щекам. Но он их не чувствовал.

 

 

Марианна наблюдала за ним со стороны и тоже плакала. Она так боялась, что муж ее возненавидит, ведь она нарушила его главное правило. Его единственное условие. Но сейчас она понимала, что это не так.

Очнувшись от забытья, Николай подошел к жене, положил ей малыша на грудь, поцеловал и сказал лишь:

— Спасибо тебе за это чудо и за это невероятно прекрасное чувство. Спасибо.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.68MB | MySQL:75 | 0,577sec