Друг детства

Кто-то настойчиво постучал в дверь. Я резко проснулась от звука, так к нам в квартиру давно никто не стучал, и посмотрела на часы. На часах высвечивалось пол третьего ночи.

Муж был в ночную смену, старшая дочь осталась с ночёвкой у бабушки, в квартире были только я, трёхлетняя дочь и старый кот Барсик.

Не обычный стук повторился. Я встала и накинула халат, прошла в детскую и посмотрела не проснулась ли дочь. Лунный свет падал на её маленькое личико, положив ладошку под щёчку, она сладко спала. Барсик лежал у неё в ногах и вопросительно смотрел на меня.

 

 

— Слышал, стук? Ты помнишь, кто так к нам раньше стучался? — Шёпотом спросила я. Он спрыгнул с кровати и прошёл мимо меня. Я прикрыла дверь и направилась за ним по коридору, Барсик подошёл к двери и сел.

Я приложила ухо к двери, было тихо. Посмотрела в глазок, но в подъезде было темно.

Села на пуфик возле двери, сердце почему-то стало ускорять свой ритм. Барсик запрыгнул и сел рядом. Я чувствовала, что по ту сторону двери кто-то стоит и так же вслушивается в тишину, но я не могла поверить, что это может быть он, мой друг детства. Этот шифр мы придумали в детстве, чтобы узнавать друг друга по стуку.

Мы с Барсиком посмотрели друг на друга, и я снова подошла к двери.

— Кто там? — Спросила я.

— Света, открой пожалуйста, это Павел. — Ответили мне и меня вдруг будто ударило током.

Павел был моим соседом по лестничной клетке, мы выросли вместе, ходили в один сад, потом в школу. А потом он поступил в военное училище, затем он оказался в горячей точке по своей инициативе и с тех пор мы о нём ничего не слышали. Его мама, тётя Зоя, каждый день жила в ожидании его приезда, хотя прошло пятнадцать лет, после его исчезновения и были слухи, что он тогда погиб.

Я быстро открыла дверь, передо мной стоял Павлик, ничуть не изменившийся с нашей последней встречи.

— Привет, можно войти, — тихо спросил он. Я посторонилась, пропуская его в квартиру, но в моей голове вся эта ситуация никак не укладывалась.

Мы прошли на кухню и сели друг напротив друга, свет почему-то включать не стали, вся кухня и без того хорошо освещалась лунным светом, небо было ясным и звёздным.

Павел сидел спиной к окну и мне плохо было видно его лицо.

— Свет, передай, пожалуйста, маме, что у меня всё хорошо и пусть она меня больше не ждёт, тяжело мне от этого. Мы с ней встретимся позже, когда придёт время. — Сказал Паша.

Я смотрела на него, но в душе было тихо и спокойно. От Паши исходило такое умиротворение, что хотелось сидеть так очень долго и просто молчать.

— Передашь? — Спросил он.

Я кивнула. Хотела что-то спросить, но все вопросы где-то застревали и до меня доходило, что в них нет никакой необходимости. Я подпёрла подбородок рукой и посмотрела за его спину, в окно. Когда я перевела взгляд на стул, напротив себя, то никого там не обнаружила, но продолжила неподвижно сидеть, всё прибывая в каком-то необъяснимом спокойствии и умиротворении.

Меня разбудил настойчивый голос Барсика. Он запрыгнул ко мне на кровать и топтался на моём животе, урча свою утреннюю песенку, и поочерёдно впивал свои коготки в одеяло.

На часах было шесть утра. Я села и вдруг резко вспомнила о ночном визите. Быстро встала с кровати и прошла в коридор, проверила замок, всё было закрыто. Барсик хвостом ходил за мной.

— Помнишь, ночью приходил Павлик? — Спросила я его, в ответ он неуверенно мяукнул. — Ты хочешь сказать, что мне это приснилось?

Но я чётко помнила стук, потом как я зашла к дочке, потом открыла дверь и мы сидели на кухне, разговаривали. Я вспомнила наш разговор и поёжилась. Надо зайти к тёте Зое, может Павлик у неё.

 

Дождавшись, когда муж приедет с работы, я взяла кусочек пирога и постучала к соседке. Она быстро открыла дверь, будто стояла возле неё в ожидании стука. На тонкие плечи была накинута старенькая пуховая шаль.

— Холодно у вас тёть Зоя? — Спросила я, проходя в квартиру. Ещё в коридоре я не обнаружила никаких следов присутствия Павлика.

— Да что-то знобит с утра, никак не могу согреться, и чая уж две кружки выпила. — Ответила она.

Я отдала пирог, и мы прошли на кухню. Хозяйка поставила греться чайник и стала доставать чашки.

— Тётя Зоя, мне сегодня приснился странный сон, — начала я.

Её плечи напряглись, она поставила вторую чашку на стол, села и тихо заплакала, будто сразу всё поняла.

Я пробыла у неё больше двух часов, мы долго разговаривали, смотрели детские фото Пашки, разобрали его шкаф с вещами и сложили всё в мешки, которые решили отвезти нуждающимся.

Спустя какое-то время, тётя Зоя уехала от нас к себе на родину, в небольшую деревеньку, где стоял её родительский дом. Теперь здесь её ничего не держало. Общение мы сохранили и писали друг другу письма, она увлеклась вязанием крючком и создавала вещи удивительной красоты, которые с лёгкостью находили своих хозяев.

А с Павликом они встретились несколько лет назад, тёплым осенним вечером.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.67MB | MySQL:75 | 0,438sec