Дачная история

─ Ну что, пора ехать за матерью, ─ с тоской в голосе произнес Виктор, ─ может как-нибудь без меня?

─Ладно, не напрягайся, сама заберу, ─ ответила Ирина, а сама подумала: «Как быстро пролетело лето…»

На следующий день с утра она наготовила мужу и сыну еды на два дня и поехала в деревню. Туда, каждую весну Ирина отвозила свою маму на весь дачный сезон. Ольга Петровна все лето занималась огородом, закатывала банки, встречала семью дочери каждые выходные и по мере сил обеспечивала им отдых.

─ Дача функционирует нормально и под неусыпной круглосуточной охраной, ─ шутил зять.

 

Целое лето он наслаждался отсутствием тещи в своей четырехкомнатной квартире. Его всегда раздражали ее замечания, советы и даже обычные высказывания. В идеале ─ теща должна была молчать и быть благодарной, что живет на всем готовом. Но Ольга Петровна считала иначе, поэтому нет-нет, а конфликты в семье случались.

До крупных скандалов дело не доходило, но напряжение постоянно витало в воздухе. Поэтому все с нетерпением ждали начала весны, чтобы отвезти «возмутительницу спокойствия» на дачу. Когда Ольга Петровна покидала семейное гнездышко, там сразу становилось легче дышать, домочадцы чувствовали себя свободнее. Во всяком случае так им казалось.

И вот снова…

Осень подкралась незаметно и пришло время возвращать маму в ее комнату, в их квартиру, в свою жизнь. Настроение было соответствующим.

Ирина вела машину спокойно, не прибавляя скорости. Она, как и Виктор, не очень радовалась, что мама снова объявится в их квартире. Почему так? Она никогда не была особо вредной, злой или назойливой. Ухаживать за ней не приходится пока. Наоборот: и обед приготовит, и сына со школы встретит, накормит, проследит, чтобы уроки делал. И в семейную жизнь не вмешивается. А все равно мешает. Своей неугомонностью, взглядом на жизнь, реакцией на всякие события. И все время удивляется:

─ Как вы так можете?

А это порядком раздражает. Вот если бы молчала… Наставления свои отбросила… Мнение попридержала… Но нет! Не может терпеть наш образ жизни, критикует привычки… И когда это кончится? Придется терпеть до апреля. Никуда не денешься. Не выбрасывать же мать на улицу!

***

Ольга Петровна заметила машину дочери издалека. Вышла навстречу:

─ Здравствуй, доченька! А я как чувствовала, что ты сегодня приедешь, пирогов напекла.

─ Привет, мам. Какие пироги? Времени совсем нет. Ты все собрала?

─ Ничего не собирала…

─ Ну ты даешь, мам. Я думала: загрузимся и поедем, а ты…

─ Я никуда не поеду, Ира. Решила на зиму здесь остаться. Не хочу больше вам мешать.

─ Ну, во-первых, ты никому не мешаешь, а во-вторых, как это ─ зимовать? А дрова? Да и печка никудышняя. За водой ─ по морозу. Нет, это невозможно. Поедем домой.

─ Нет, не поеду. Хватит мучить вас и себя. Или ты думаешь, что я не вижу, как вы весны ждете, чтобы от меня избавиться? Очень непросто чувствовать себя обузой, понимаешь?

─ Да как ты здесь жить собираешься? До магазина далеко, одни старики кругом, больница за тридцать километров. Это все нам назло? Собирайся, говорю. Я помогу.

─ Я остаюсь и точка. Не уговаривай. А заставлять меня ─ дело безнадежное, ты же знаешь…

─ Мама, ну одумайся! Хочешь еще здесь побыть, так я за тобой в конце октября приеду.

─ Не надо. Не приезжай. И за меня не волнуйся. Мы тут все вместе решили зиму зимовать. Так что не пропаду.

 

─ В смысле? Кто это ─ «мы»?

─ Нас тут восемь стариков. Трое местных, а остальных, как меня, на лето завозят. А потом, скрипя сердцем, везут обратно. Так вот. Решили мы с ноября вместе жить. Выберем самый теплый дом. Дров с восьми дворов вполне хватит. Женщины ─ по дому справляться будут, а мужики ─ их у нас четверо, за водой, в магазин сходят. Выживем, нам не впервой трудности преодолевать. Еще и веселее вместе.

Так что, дочка, оставь уговоры. Никуда я не поеду. Ведь зимний план я сама и предложила. А теперь что ─ в кусты? Нет! Сделаем, как задумали. Надеюсь, никто не сбежит. Устоят под натиском любящих деток.

Ирина поняла, что настаивать бесполезно. Посидев недолго с матерью за чаем с пирогами, она нагрузила машину овощами и поехала восвояси.

─ Вот додумались старые, ─ думала она, ─ ну-ну, посмотрим, что из этого выйдет. Вряд ли до Нового года выдержат. Прям, как дети…

Всю дорогу Ирина гоняла в голове подобные мысли, строила самые разные варианты развития событий, но в глубине души почти радовалась, что мама не едет домой на соседнем сидении…

***

Несколько раз Ирина пыталась образумить маму. Но Ольга Петровна ни в какую не соглашалась возвращаться в город. Так пролетел сентябрь.

Сын Ирины ходил в седьмой класс. Раньше мать была спокойна: мальчик придет из школы, бабушка его покормит, проследит, чем он занимается. Теперь сын был предоставлен сам себе.

Все заботы по дому тоже легли на плечи Ирины. И она сразу прочувствовала, что это такое, когда тебе никто не помогает.

Летом это было не так заметно, а вот когда сын вернулся из лагеря и началась школа, Ирина еле успевала справляться со всеми домашними делами. Она постоянно нервничала, злилась, срывалась на мужа и сына.

 

Виктор даже сказал однажды:

─ Лучше бы теща была дома. Было как-то поспокойнее.

А у Ольги Петровны все складывалось замечательно. Все восемь стариков поселились в большом коттедже. Бытовые проблемы практически отсутствовали. Женщины по очереди дежурили на кухне. Готовили просто и вкусно. Мужчины поддерживали порядок во дворе, подтапливали дом, если было прохладно. Основной обогрев шел благодаря паровому котлу.

В магазин ходили вместе, предварительно составив список. Покупать много не было нужды, потому что всем старикам дети навезли кучу необходимых продуктов.

Вечерами пожилые люди усаживались за самовар и начинались воспоминания. Каждому было что рассказать, чем поделиться. А когда темы для разговоров исчерпались, Галина Ивановна ─ самая продвинутая пенсионерка, предложила открыть общий аккаунт в инстаграм и рассказывать там, как они живут в деревне. Благо, фоток хватало, ведь у каждого из членов импровизированной коммуны был телефон.

 

Иногда в гости к старикам приезжали родственники. Получалось, что один визитер навещал сразу всех.

Вот и сейчас приехал сын одной женщины, рассказал, что у них с женой родилась двойня. Правда детки появились на свет раньше времени и пока находятся в больнице вместе с мамой.

─ Был у них вчера. В палате холодновато. Малышам даже шерстяные носочки пришлось купить ─ ножки мерзнут, ─ делился гость со стариками.

Все слушали, сопереживали.

─ А еще там есть дети отказники. Оказывается, очень многие оставляют детей сразу после родов, ─ продолжал мужчина, ─ им носочки никто не принесет. Жаль их. Хочу купить несколько пар, завезти.

─ Зачем покупать? Я свяжу носочки до твоего отъезда. Они же крохотные совсем.

─ И я помогу, и я…, ─ отозвались другие женщины.

Так и появилось у старушек общее занятие: вязать детские носочки. Причем те, кто не умели этого делать, довольно быстро научились.

 

Словом, навязали носочков для детской больницы про запас. Занятие увлекло и тогда женщины решили, что для детей сирот в соседнем поселке носки тоже будут кстати. Связались с детским домом, договорились и за работу.

А мужчины взялись игрушки мастерить. Кто деревянные, кто металлические головоломки, а кто ─ смешных человечков из капельниц (их набрали в больнице). Так за домашними заботами, рукоделием и вечерними посиделкам, старики не заметили, как прошла осень. Все чаще падал на землю мягкий снежок, все чаще накатывали морозные деньки. Приближался Новый год.

Страничка в Инстаграм стариков становилась популярной. Люди поддерживали их начинания, лайкали фотки, часто писали комментарии. Спрашивали о житье-бытье, интересовались, как эта дружная великовозрастная семья собирается встречать Новый год.

─ А правда, давайте что-нибудь придумаем! Необыкновенное! ─ предложила Ольга Петровна. Она, как всегда, выступала в роли массовика-затейника.

В итоге решили украсить елку, которая росла рядом с домом. Развести костер. Устроить хороводы, как когда-то в детстве. Благо, «в лесу родилась ёлочка» и «раз морозною зимой» все прекрасно помнили.

***

А в это время почти во всех семьях, куда не вернулись престарелые родители, зрел один и тот же план: поехать на Новый год в деревню, порадовать стариков.

И ребята вместе с воспитателями из детского дома, который находился в соседнем поселке тоже решили сделать старикам сюрприз.

31 декабря пожилые хозяюшки готовили праздничный стол. Мужчины сооружали костер, «пионерско-пенсионерский», как они его назвали. Потом те, кто закончил свои дела, стали украшать елку. Игрушек, понятно, не было. Вместо них вешали конфеты, бумажные снежинки и фонарики. Оказалось, что все помнили, как их правильно сделать.

А ближе к вечеру начались чудеса. Во двор одна за другой заезжали машины. Потом подъехал школьный автобус. Появление каждого гостя встречали овациями, счастливыми возгласами. Радость буквально плескалась в воздухе. Лица стариков сияли от счастья! И его было так много, что все испытывали невообразимый внутренний подъем.

 

А потом были хороводы у елки, шикарный костер, согревающий всех и каждого.

И дети, и взрослые были в восторге. Многие из них никогда раньше не испытывали таких эмоций. Эмоций, подаренных любовью…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.72MB | MySQL:75 | 0,449sec