Чуточку больше, чем ничего!

— Люсь, ты вернулась? Я так рад тебя видеть! – с надеждой в голосе сказал Сергей, когда его сожительница пришла домой.

— Нет, я пришла забрать оставшиеся вещи! Я тебе уже сказала, что между нами все кончено!

— Но как же так? Я ведь люблю тебя! Я не хочу расставаться. Ты мне нужна. Я так скучал все эти дни!

 

 

За неделю до этого между ними случилось то, чего не должно случаться между супругами или даже сожителями. В порыве злости Сергей залепил Люсе пощечину.

Конфликт начался с того, что он вернулся домой и обнаружил в кухне полный бардак, как ему казалось.

Людмила закрывала лечо. Повсюду были расставлены разные миски, тарелки, банки. На плите стояла десятилитровая кастрюля с пятнами о непослушного томата, который вырвался наружу и начал пригорать. В разных частях кухни стояли блюдца с чесноком, острым перцем и другими продуктами.

Люся стояла и нарезала болгарский перец, будто все нормально.

Они съехались четыре месяца назад. До этого Сергей долго жил один. Ради нее он согласился покинуть свое комфортное одиночество и снова попытаться завести семью, только не учел всех деталей.

Им обоих было за сорок, когда они познакомились. У Люси была взрослая дочка, которая уже работала. У Сергея десятилетний сын от первого брака, с которым он почти не виделся, ведь его мать жила в другом городе.

Казалось, что может быть лучше, чем найти в этом мире человека, с которым рядом будет так же уютно, как и одному.

Первое время Люсе казалось, что Сережа именно тот человек. Она отказалась от своей съемной квартиры и переехала к нему, когда он предложил.

Люся старалась быть хорошей «женой». Она надеялась, что встретила мужчину, с которым сможет быть счастлива, а возможно даже встретить вместе старость, хотя до этого еще было далеко.

Первые месяцы она летала на крыльях счастья. Радовала любимого разными вкусностями, которые готовила порой буквально из последних сил. Даже сама иногда удивлялась, откуда у нее столько энергии.

Это точно любовь! Никак иначе.

Прошло пару месяцев и Сергей начал меняться. Он приходил с работы злой и раздражительный, порой весь вечер бубнил из-за какой-то ерунды. То чашку не сразу помыла после чая. То полы не протерла. То кровать не так заправила.

Казалось бы, какая разница? Чашка, пол, кровать? Разве это имеет значение, когда в доме практически идеальный порядок, на столе свежеприготовленный ужин, а рядом любимый человек?

Люся и сама работала. Она возвращалась домой на час раньше «мужа», но успевала все сделать по дому. И приготовить любимому ужин.

Поначалу она не обращала внимание на его регулярный бубнёж, но со временем ее стало это раздражать.

Она молчала, не говорила об этом. Надеялась, что это временно, что скоро он успокоится, и все снова наладится. Ждала и ждала.

Она и до этого занималась заготовками на зиму, но старалась успевать, пока Сергея не было дома. Время от времени он с зятем чинил машину, поэтому порой все выходные проводил в гостях у сестры.

В тот день он тоже собирался туда, но неожиданно вернулся. И увидел весь тот хаос, который в будущем должен был превратиться в несколько аккуратно сложенных банок с лечо, укутанных одеялом.

Люся не понимала, почему Сергей так негодует, увидев бардак. Как можно заниматься закрутками в идеальной чистоте? Никак!

— Сереж, я скоро все уберу!

— Как же уберешь! А то я тебя не знаю! Сейчас закончишь, и все так и останется! – кричал он.

— Ты хоть раз видел, чтобы я бардак оставляла после себя, когда готовлю? Откуда столько негатива?

— Потому что дома жарко до жути, и воняет томатом пригорелым, а на кухню так зайти страшно!

— Так не заходи. Побудь в комнате, посмотри телевизор!

— Я жрать хочу! Что мне там есть?

— Я тебе сейчас подогрею и принесу. Только успокойся! – пытаясь сохранить терпение, попросила она.

— Что ты мне подогреешь? Макароны с котлетами, которые я уже третий день ем?

— Ничего страшного. Я же не могу все и сразу успеть. Лечо тоже само себя не сделает. Ты же сам просил, забыл? Я так замучилась сегодня. Пришлось два раза в магазин бегать и тяжелые пакеты таскать. Мне и самой тут жарко, еще и ты с ума решил сойти ни с того ни с сего!

— Ах, я теперь еще и сумасшедший? Я вернулся домой, хочу тишины и поесть! Это делает меня психом?

— Я не называла тебя психом! – громко сказала она.

— Не ори на меня! – возмутился Сергей.

— Это ты на меня орешь. Я просто пытаюсь тебя успокоить! Хватит уже! У меня банки повзрываются, если я буду злиться!

— Скорей у меня мозг взорвется! Как меня все это задолбало!

Тут уже и Люся разозлилась не на шутку.

— Что именно тебя задолбало? Что ты приходишь домой и ешь вкусный ужин? Задолбало спать в теплой постели на свеже постиранном белье? Надоело, что тебя с улыбкой встречают с работы? Надоело, что слова тебе поперек не говорю, даже когда ты не прав? Или может, тебя я сама задолбала и мое присутствие в твоем доме? Говори, что именно?

— Да, ты меня достала до чертиков! И ужины твои мне не нужны, и выстиранное белье, и это сраное лечо!

— Знаешь что? Ты меня тоже достал! Вечно ходишь и ноешь, что тебе все не нравится. Ты пессимист! Это жутко угнетает! Ты разбрасываешь свои вещи, а требуешь порядок. Ты не моешь за собой посуду, а на меня орешь, что я тут все разбросала, хотя я готовлю. Я попросила тебя свозить меня в овощной, но тебе важнее было Славику помочь! И ноги у тебя воняют до жути! Это ты меня задолбал! – закричала она.

Сергей, видимо, не очень любил критику в свой адрес. Или его взбесило ее выражение лица, когда она все это говорила на повышенных тонах, но он не удержался и влепил ей пощечину. Люся этого не ожидала.

Сначала она хотела врезать ему в ответ, но потом поняла, что силы у них не равны. Решила не рисковать собственным здоровьем.

— Между нами все кончено! — в порыве злости прошипела она и вышла из кухни.

Люся начала складывать свои вещи дрожащими от негодования и обиды руками. Что успела, покидала в два чемодана, быстро натянула джинсы и вышла из квартиры.

Сергей видел все это, но даже не попытался ни извиниться, ни остановить ее.

Ту ночь Люся переночевала у своей подруги, а на следующий день сняла себе квартиру и переехала туда.

Пришлось угрохать кучу денег – на аренду и на оплату услуг риелтора, плюс купить разные вещи, которых недоставало в новом доме.

У нее и мысли не возникало, чтобы вернуться к Сергею. По крайней мере, в первые три дня. Потом на душе стало грустно. Она вспоминала их ссору, все сказанные слова. Они оба были хороши.

Нет, она понимала, что такое прощать нельзя, но на душе все равно было тяжко.

Сергей не звонил и не искал ее. Лишь в тот вечер, когда она ушла, отправил сообщение:

— И что мне делать с лечи?

— С лечО можешь делать все, что захочешь. Мне плевать! – в сердцах ответила она.

Конечно же, ей было жалко свое лечо. Она потратила на него деньги. Еще полчаса или минут сорок и все было бы готово. Так все гадко вышло.

Люся старалась даже себе не признаваться, что надеялась и ждала, что Сергей все осознает и придет к ней, попросит прощения, хотя бы позвонит, но ничего этого не произошло.

Прошла неделя. Она немного свыклась с мыслью, что снова одна. Решила, что пришло время забрать оставшиеся вещи из квартиры Сергея и вернуть ему ключи.

Конечно, она могла сделать это, когда он был на работе, но ей казалось, что это так мелочно, будто она крыса какая-то, которая влезла в чужой дом.

Нет, так она не хотела. За полчаса до своего визита она отправила Сергею сообщение, что скоро приедет. Он встретил ее на пороге. Выглядел таким виноватым и расстроенным, но ее это почему-то не смягчило, хотя где-то глубоко внутри, словно в самой душе, больно укололо.

Он говорил, что любит, что не хочет расставаться, но дела не вязались со словами.

Если бы это было правдой, стал бы он играть в молчанку целую неделю? Неужели ему бы не хватило смелости ее разыскать и поговорить.

Нет, Люся смотрела на него и пыталась унять колющую боль в душе. Нельзя ему верить. Ударил раз, ударит и второй.

— Сережа, хватит врать себе и мне заодно! Если бы ты меня действительно любил, то сделал бы чуточку больше, чем ничего!

— Пожалуйста, прости! Я не знаю, что на меня нашло в тот день! Я так виноват!

— Вот и живи с этим! Я за вещами!

Люся прошла мимо него, достала из сумки приготовленные пакеты и начала собирать то, что не успела забрать в прошлый раз.

Это были разные мелочи, вроде шампуней и бальзамов в ванной, ее любимый чай, который Сергей все равно не пил, ее розовая кружка, которую подарила дочка два года назад, вязаный плед, который ей купила сестра на день рождения.

Людмила складывала свои вещи в пакеты и выносила их в коридор, чтобы потом отвезти в свой новый дом.

Сергей не мог молча за этим наблюдать, он бегал за ней, как провинившийся щенок и пытался просить прощения, но ей уже это было не нужно.

Неделя, целая неделя молчания – этого хватило, чтобы все понять. Если бы он любил, как говорит сейчас, то не молчал бы.

Когда все вещи были аккуратно уложены в пакеты, Люся вызывала такси. Сергей перегородил ей дверь и сказал:

— Прошу, не уходи, я без тебя пропаду!

— А я с тобой пропаду! – уверенно сказала она и аккуратно подвинула его, чтобы отпереть дверь.

Люся ушла, а он так и стоял, почти не моргая, пытаясь понять, что он сделал не так. Видимо, так и не понял, ведь больше они никогда не встречались, хотя раньше говорили друг другу нежные слова о любви.

Людмила ехала в такси и смотрела в окно. На улице была осень, да и на душе тоже. И вдруг она вспомнила, что осень — это ее любимое время года, что через две недели у нее день рождения.

— Все будет хорошо! — шепотом сказала она самой себе и улыбнулась. — Все будет хорошо!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.7MB | MySQL:75 | 0,382sec