Большая разница

Данька полюбил Ольгу, когда ему было пять лет. Он даже не осознавал, что любит, просто хотел, чтобы она всегда была рядом. Не важно, чем бы она занималась, о чём говорила или молчала, только бы рядом, только бы видеть её лицо, глаза, улыбку.

Он готов был подарить ей все свои игрушки, даже любимый танчик. Он бы спал на полу, уступив ей свою кроватку.

— Она же маленькая, — смеялась Ольга, — я на ней не помещусь.

— А мы стулья подставим.

Даже имя Ольга мальчик произносил по-особенному, звеня мягким «эль» на кончике языка.

Конечно, девочке было приятно такое нежно-трепетное отношение, но не могла же она в свои пятнадцать лет серьезно воспринимать эту детскую любовь.

В юном возрасте десять лет разницы — непреодолимая пропасть, только в середине жизни это становится несущественным, а в старости вообще не имеет никакого значения.

Данька считал, что возраст не самое главное. Ведь скоро он вырастет, тогда они поженятся и больше никогда не будут расставаться.

— Оля, надо просто немного подождать.

— Данечка, ты такой смешной! Расти поскорее!

*****

Через пять лет Ольга вышла замуж. Потому что время пришло. Данька тяжело переживал эту трагедию.

— Я тебя никогда не прощу!

— Данечка, маленький, неужели ты всё ещё…

*****

Ольгина семейная жизнь как-то не заладилась. Не было в ней того восхищения, той нежности, той волшебной нотки, которую вносит в отношения истинная любовь. Супруги ссорились, разъезжались, съезжались, снова ссорились, и в конце концов после десяти лет мытарств разошлись окончательно.

Но Даня не узнал об этом. Годом ранее он погиб в горах во время схода лавины.

*****

Герман ехал на зелёный, как вдруг какая-то безбашенная блондинка, как чёртик из коробочки, возникла перед машиной. Резко по тормозам!

— Дура! Куда ты прёшь под колёса? Что, жить надоело?

-Я, вообще-то, по пешеходному переходу иду!

-Ты, вообще-то, витаешь где-то в облаках! Светофор для кого поставили?

— Ну извините, задумалась.

Женщина резко повернулась и быстро пошла прочь, сердито цокая каблучками по асфальту. А Герман поехал дальше, возмущаясь, как кипящий чайник:

— Вот же дура бестолковая! Но хороша чертовка: высокая, стройная, «ноги от ушей», а глаза — небо весеннее. И всё это такой дуре досталось! Идёт, по сторонам не смотрит, ни о чём не думает. Хотя я тоже не совсем прав. Погорячился… слегка.

К вечеру «чайник» остыл, возмущение угасло, а образ женщины почему-то остался в памяти.

Теперь Герман, проезжая злосчастный перекрёсток, притормаживал и внимательно смотрел по сторонам в надежде увидеть её ещё раз. Зачем? Он и сам не знал. Но когда это случилось, быстро припарковал машину и кинулся следом:

— Девушка! Девушка, да остановитесь же вы!

— Это вы мне? — обернулась незнакомка, и Герман утонул в её небесно-голубых глазах.

 

 

— Вы меня помните?

— А что, должна?

— Ну, вон там, на перекрёстке, я вас чуть не сбил.

— ???

— Хочу извиниться, э-э-э, как-то загладить, компенсировать. Можно пригласить вас в кафе?

— Я не могу пойти в кафе с незнакомцем.

Мужчина, чуть смутившись, протянул руку:

— Герман Иванович Борисов, подполковник в отставке, вдовец.

— Ольга, — прозвучало в ответ, и Герман вдруг понял, что это самое лучшее имя на свете, и что счастье не зависит от возраста. А разница в двадцать лет не имеет абсолютно никакого значения.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.72MB | MySQL:73 | 0,376sec